Лента
28 января 08:03
Все новости
Десятки тысяч собак держат в страхе жителей Самарской области — что делать? Расследование ФАН
pxfuel.com  / 

Ситуация с бродячими собаками в Самарской области близка к катастрофической. В 2021 году жертвой стаи бездомных собак стала пожилая женщина в микрорайоне Южный город. На тендеры по отлову бродячих животных не находится желающих. Прокуратура проводит проверки, но ничего пока не меняется. Почему это происходит и есть ли решение проблемы? Подробности — в расследовании ФАН.

Кто ответит за гибель женщины?

Проблема с бродячими собаками в самарском регионе — это не только о контрактах, об исполнении законодательства, освоении бюджетных средств. И даже не просто о неудобстве граждан, страхах детей и взрослых и риске быть покусанными. Речь идет об опасности для жизни в самом буквальном смысле. Опасности, увы, не теоретической.

В мае 2021 года в микрорайоне Южный город стая собак загрызла насмерть пенсионерку Зинаиду Никандровну Смехнову. С тех пор ее дочь Ирина Полякова пытается привлечь к ответственности тех, кто виноват в этом жутком происшествии.

Дело, впрочем, не столько в поиске и наказании виновных, сколько в том, что нужно предпринять, чтобы подобная трагедия не повторилась. Писем в различные инстанции направлено множество. Но, похоже, в рамках существующей правоприменительной практики обезопасить граждан просто не удастся.

Сразу после трагического инцидента с одной из фирм, осуществляющей отлов собак, был заключен разовый договор. Выловили четырех особей из той самой стаи. Вроде бы среди них был и вожак — огромный алабай. Что с ними произошло дальше — неизвестно. Чтобы усыпить животное, нужны веские основания, подкрепленные документацией. В данном случае акт агрессии был неоспорим и общеизвестен, так что, вероятно, в тот момент сложностей не возникло. Но решило ли эту проблему?

«В стае было больше двух десятков собак. И от того, что выловили четырех, мало что изменилось. Я живу неподалеку от того места, где произошла трагедия с мамой, и по-прежнему регулярно вижу там собак. Та же самая это стая или другая, не знаю, но она есть», — рассказала ФАН Ирина Полякова.

И теперь уже речь, похоже, не о бездействии чиновников и не о халатности, а о существующих законодательных нормативах.

Россию приравняли к слаборазвитым странам?

В процессе расследования корреспондент ФАН узнал о существовании аббревиатуры ОСВВ. Так как она наверняка неизвестна абсолютному большинству наших сограждан, самое время о ней рассказать.

Расшифровка аббревиатуры: «Отлов — Стерилизация — Вакцинация — Возврат». Именно по этой схеме обращаются сейчас с бродячими животными во многих регионах России. Именно на эти действия выделяются бюджетные деньги, и фирмы, выигравшие подобные тендеры, обязаны поступать с животными (в основном с собаками) именно по такому алгоритму.

Если вы видели бродячую собаку с цветной пластиковой клипсой, прикрученной к уху, значит, с ней как раз «поработали» по ОСВВ. Выловили, стерилизовали, привили от бешенства, чипировали (прикрутили ту самую пластмасску на ухо) и… снова выпустили бродяжничать. Не всегда на ту же самую территорию, где выловили.

Десятки тысяч собак держат в страхе жителей Самарской области. Что делать? Расследование ФАН
signal.rkomi.ru /

И вот тут возникает двоякая ситуация. При возвращении собак на незнакомую территорию животные нередко калечатся и гибнут, и тогда смысл «гуманной» схемы ОСВВ напрочь теряется. Если же собаки возвращены на «свои» улицы, дворы и пустыри — они могут продолжить терроризировать все живое в округе. Есть ведь еще те, кто печется о кошках, страдающих от собачьей агрессии. Но не будем сейчас о кошках, учитывая, что сохраняется реальная опасность для людей.

Программа ОСВВ возникла из гуманных соображений — как альтернатива отстрелу и усыплению бродячих животных. Вроде бы логично, но есть нюансы. Оказывается, Всемирная организация здравоохранения рекомендовала возвратную стерилизацию как метод борьбы с бешенством в слаборазвитых азиатских странах. На этих территориях теплый климат, собаки исторически живут на улицах, а убивать их — даже зараженных бешенством — не позволяют религиозные верования местного населения.

В Москве подобная схема применялась чуть больше десяти лет — с 1998 по 2009 год. Затем от нее отказались, убедившись, что популяция бродячих животных от этого не снижается, зато страдают городские экосистемы. В частности, в парках собаки уничтожают диких животных и птиц, в том числе краснокнижных. Это если даже не упоминать сохраняющейся опасности для людей.

Плюс велики коррупционные риски. Ведь отследить стопроцентное исполнение подрядчиками условий контракта в этой сфере весьма затруднительно.

Месяц назад в Госдуме прошел круглый стол на эту тему. По его итогам депутат от самарского региона Александр Хинштейн делился в своем Telegram-канале полученной информацией.

«Почти ежедневно я получаю жалобы от жителей самарского (и не только) региона на стаи бродячих собак, терроризирующие людей. При этом с удивлением услышал об опыте Нижнего Новгорода, где из бюджета тратится меньше, чем в Самаре (30 млн против 45 млн), однако результаты — несоизмеримы. Возможно, причина в том, что в Нижнем — контракты на отлов бездомных животных получают социально ответственные НКО, а в Самаре — сомнительные коммерсанты. Первые — заинтересованы в результате, вторые — в собственной прибыли», — написал парламентарий.

По инициативе Хинштейна генпрокуратура проведет проверку в регионах на предмет исполнения законодательства об обращении с безнадзорными животными. Самарскую область проверили первой. Выводы пока не озвучены.

Тем временем мэр Самары Елена Лапушкина убеждает население в том, что увеличение численности бродячих собак — чуть ли не иллюзия. По ее словам, просто нужно немного подождать, когда уже стерилизованные животные с клипсами на ушах исчезнут естественным способом.

«Повторного отлова стерилизованных и вакцинированных животных не производится. Вероятно, поэтому может сложиться впечатление, что в городе много бродячих собак. Но это работа на перспективу: за счет стерилизации с течением времени их станет меньше. Таким образом, соблюдается гуманное отношение к животным и сокращается численность безнадзорных особей», — заявила градоначальница.

Особенность ситуации в том, что в городском округе Самара уже несколько месяцев не могут найти подрядчика на отлов и стерилизацию бродячих животных. 11,5 миллиона рублей, предложенные горадминистрацией минувшей осенью на эти цели, никого не прельстили. На новые торги выделена уже сумма в 27 миллионов рублей. О том, нашлись ли желающие освоить средства, тоже пока ничего не слышно.

Меж тем при правительстве Самарской области была создана межведомственная комиссия, призванная решать проблему безнадзорных животных. Губернатор Дмитрий Азаров пригрозил руководителям муниципалитетов персональной ответственностью за бездействие.

«Некоторые недопонимают уровень угрозы — редко ходят пешком», — высказался глава региона.

Но, похоже, комплексно проблема может решиться только на федеральном уровне. И в первую очередь, по мнению специалистов, нужно отказаться от порочной схемы ОСВВ.

Решение есть!

Разработанная для экономически отсталых тропических стран программа ОСВВ отбросила регионы России в решении проблем с бродячими животными на много лет назад и поставила ситуацию на грань катастрофы. Такое мнение в беседе с корреспондентом ФАН высказала Инна Тарасенко, директор ветеринарного центра «ФлагманВет».

Десятки тысяч собак держат в страхе жителей Самарской области. Что делать? Расследование ФАН
vk.com / Личный аккаунт Инны Тарасенко

По ее словам, количество безнадзорных животных на улицах городов и сел региона сейчас составляет порядка 22-26 тысяч особей.

У ветцентра есть собственный стационар для тяжелобольных бездомных животных и центр реабилитации для собак в селе Лопатино. По иронии судьбы, именно частью этого сельского поселения административно является Южный город, где разъяренная стая растерзала женщину.

В ветцентр привозят животных, в том числе «отработанных» по схеме ОСВВ и выпущенных куда попало. Везут и покалеченных теми, кто решает обеспечить безопасность собственную и своих близких агрессивными способами.

Это еще одна проблема — социальная. Общество делится на тех, кто отстаивает гуманное обращение с животными, и тех, кто считает, что «гуманное обращение» создает опасность для людей. Идет не консолидация ради решения проблемы, а война.

Яркой иллюстрацией были «битвы» прошлой зимой в соцсетях райцентра Красный Яр, свидетелем которых был корреспондент ФАН. Кто-то разбросал по селу отраву от бродячих животных, и от нее погибло немало домашних собак — например, ожидавших хозяев возле магазинов. Страдали и кошки, гулявшие сами по себе. Кто-то из жителей удовлетворенно молчал, кто-то проклинал отравителей за жестокость и за потерю питомцев. Кто-то, не одобряя методов, все же обращал внимание, что стаи бродячих собак создают опасность, что страшно отпускать детей в школу одних.

Очевидно, что отстрел или отравление и даже «цивилизованная» эвтаназия — не метод решения проблемы. Но и схема ОСВВ только усугубляет ситуацию.

«У нас административные решения часто принимаются в угоду тем, кто опасается животных или даже ненавидит их. При этом считается, что бездомные собаки «упали с неба». Хотя их нашествие — это результат халатного отношения человека. У истоков проблемы стоит именно эта причина», — считает Инна Тарасенко.

Выход, по ее мнению, может быть в создании единого ветеринарного центра, который будет курировать дополнительно созданные приюты для длительного содержания бездомных животных. Также необходима патрульная служба, задачей которой будет мониторинг ситуации с бродячими животными в регионе, прием заявок от жителей, помощь в отлове животных, а также постановка их на учет с помощью реальной базы чипирования.

Кроме того, потребуется мобильная операционная для проведения стерилизации и вакцинации в отдаленных районах области.

Да, на это нужны средства, причем регулярные и немалые. И есть мнение, что такие расходы потянет только федеральный бюджет. Но сейчас же нашлись откуда-то 27 миллионов из бюджета Самары на контракт по отлову, стерилизации и последующему возврату бродячих животных?

К тому же при государственно-частном партнерстве не потребуется оплачивать из бюджета полностью все расходы. Тот же «ФлагманВет» готов покрывать большую часть текущих затрат оказанием ветеринарных услуг.

Подвижки в этом направлении уже есть. После встречи с губернатором Дмитрием Азаровым началась работа по подбору земельного участка, на котором может быть построен первый в России проект такого масштаба. В случае успешной реализации опыт может быть распространен и на другие регионы.

«Мы сейчас пытаемся спасти весь регион на 300 квадратных метрах. Это непосильная задача, работаем на износ. Необходимо построить для оказания помощи и реабилитации центр намного более серьезный по площади и функционалу», — убеждена директор ветцентра Инна Тарасенко.

Десятки тысяч собак держат в страхе жителей Самарской области. Что делать? Расследование ФАН
vk.com / Ветцентр ФлагманВет

Возможно, те средства, которые сейчас выделяются на сомнительной эффективности программу ОСВВ, имело бы смысл тратить на создание подобных стационаров на основе государственно-частного партнерства. Или в виде субсидий. Но для этого нужны соответствующие изменения в законодательстве.

Вернуться назад
Комментировать