История 1ADAT: как Запад создал новый проект по дискредитации Чечни и России

Общество
Читать на сайте riafan.ru

Расследование о всемирной сети чеченских инфлюэнсеров и правозащитников, действующих на американские деньги.

С периодичностью раз в несколько месяцев в международную повестку врываются новости об очередном задержании или аресте угнетенных чеченцев. То Рамзан Кадыров чуть ли не лично отдает приказ о линчевании неугодных в катакомбах Грозного. То пропадают родственники и члены семей правозащитников.

Каждую такую новость - неважно, насколько правдоподобную - смакуют мировые СМИ, благодаря стараниям которых российская Чечня превратилась в республику-концлагерь и пыточную. Вторят им отечественные либеральные таблоиды и СМИ-иноагенты.

15 декабря 2021 года суд г.Грозный признал экстремистскими материалы одного из «центральных узлов» сети распространения контента - Telegram-канала 1ADAT*. Спустя десять дней мировые СМИ со ссылкой на чеченских блогеров в унисон начали рассказывать о похищении родственников оппозиционных активистов.

А 28 декабря правоохранительные органы пришли с обысками к сотруднику «Комитета против пыток» (признан иноагентом) - Абубакару Янгулбаеву. Именно он является ключевым координатором деятельности 1ADAT в России, тогда как самим ресурсом владеет его родной брат, проживающий в Норвегии.

Редакция Telegram-канала «Рыбарь» рассказывает, как американская НПО Freedom House при поддержке российской либеральной прессы построила всемирную античеченскую сеть влияния в информационном пространстве.

Содержание:

1. «Волчье кредо»

2. «Народное движение»

3. Обитель совести

4. Брат за брата

5. Кандидат на Нобелевскую премию

6. Античеченские диаспоры

7. Чечня в эмиграции

«Волчье кредо»

В мае 2017 года в УМВД Грозного привезли Ибрагима Янгулбаева - администратора сообщества Wolves Creed в социальной сети VK. Согласно версии правоохранителей, в тематическом паблике системно разжигалась ненависть к русским, поддерживались сепаратистские настроения в Чечне, а также происходила популяризация и героизация террористов. Против Янгулбаева возбудили уголовное дело по ч.2 ст.282 УК РФ.

По версии самого Янгулбаева и правозащитников, настоящая причина - это то, что его отец некогда занимал пост судьи Верховного суда Чечни. В СИЗО он провел полтора года и 9 января 2019 года вышел на свободу. В качестве одного из аргументов сторонники блогера используют историю с несвоевременным оказанием Янгулбаеву медицинской помощи при остром аппендиците, пока он был в СИЗО. Автор «Новой газеты» Елена Милашина еще в 2018 году писала, что Янгулбаева отправили под стражу «за критику Рамзана Кадырова».

Однако это не так - и это подтверждает его собственное признание из дела, хранящегося в архивах суда г.Грозный.

Если обратиться к архивным записям ныне удаленной группы в VK, то версия о преследуемом по политическим мотивам сыне экс-судьи кажется уже не такой состоятельной. «Бесполезный и ироничный обстрел Грозного в первые месяцы 1995 года», который бомбили, «убивая русских бабушек и дедов», единственной защитой которых была «горстка чеченских ополченцев». Напоминания про «геноцид над чеченским народом, который сделала Россия». Слова о «русских фашистах», которые «пытают до смерти мирного жителя».

Помимо выполнения «просветительской» функции паблик Wolves Creed позволял собирать деньги и выпускать тематическую продукцию, последовательно продвигая идею о «русских фашистов» и «угнетенном чеченском народе».

А вскоре после освобождения Ибрагима Янгулбаева из-под стражи была найдена замена Wolves Creed. Речь идет об общественном движении 1ADAT.

«Народное движение»

В 2019 году Ибрагим Янгулбаев организовал общественное движение 1ADAT против «кадыровской диктатуры». Основной платформой проекта стал интернет-сайт и многочисленные страницы в социальных сетях. Наибольшую популярность приобрел одноименный Telegram-канал, запущенный 12 апреля 2020 года.

Позиционировался 1ADAT как объединение неравнодушных граждан, которые «собирают информацию о потерпевших от кадыровского режима и передает надежным правозащитникам и журналистам, чтобы они могли помочь». Все это - под соусом «распространения правды» и «сплочения чеченского общества».

На самом деле, 1ADAT продолжил дело Wolves Creed, продвигая русофобию и раскачивая обстановку как в чеченских диаспорах, так и на территории самой Чечни.

Действовало объединение в связке с «Комитетом против пыток» (признан иноагентом) и целым пулом СМИ, начиная от «Новой газеты» с «Эхом Москвы» и заканчивая «Кавказским узлом» (признан иноагентом) и Riddle.

Связь с «Комитетом против пыток» объясняется просто: брат Ибрагима Абубакар Янгулбаев является сотрудником организации и одним из ключевых координаторов 1ADAT. В число администраторов входит также и младший Янгулбаев, Байсангур. Об этом свидетельствуют личные переписки братьев Янгулбаевых, обнаруженные на мобильнике Абубакара в ходе прошедших в Пятигорске 28 декабря обысках.

За два года существования движение обзавелось офисами в Турции, Германии и Норвегии. Сам Ибрагим Янгулбаев вместе с младшим братом Байсангуром в 2021 году покинул территорию Российской Федерации. Поочередно сменяя места пребывания, они, наконец, осели в Норвегии, куда сегодня пытаются вывести родственников.

В прошлом году Ибрагим Янгулбаев навещал родителей в Нижнем Новгороде. В январе 2020 года он записал видеопризнание на фоне Нижегородского кремля, заявив, что является создателем движения 1ADAT и находится в России, а не за рубежом. Само видеообращение так и не было опубликовано по настоянию Абубакара. Опубликовать он его хотел 24 февраля.

А сам Ибрагим вскоре покинул пределы РФ: 15 февраля он попытался выехать на автомобиле на территорию Украины (в выезде ему было отказано), а уже 16 февраля 2021 года успешно вылетел в Турцию вместе с братом Байсангуром.

Обитель совести

В феврале 2021 года года Ибрагим Янгулбаев запрашивал политическое убежище в Евросоюзе по программе Democracy Shelter Program. В случае одобрения Янгулбаеву предложили бы осесть в Литве на специальных льготных условиях.

Если верить заблокированному в России сайту соросовского «Национального фонда в поддержку демократии» (признан нежелательной организацией), то защита по программе Democracy Shelter Program централизованно предоставляется в Вильнюсе. В рамках программы предоставляется «экстренная помощь российским демократам, которых вынудили бежать». Организована такая помощь по линии Freedom House и литовского правительства.

Организация Freedom House функционирует с 40-х годов XX века, системно продвигая демократические свободы в понимании Соединенных Штатов.

Freedom House сотрудничает с целыми «сетками» организаций. В Молдавии, например, это СМИ Ziarul de Garda, входящее в сеть распространения контента проекта «Обмен».

Финансируются программы Freedom House как напрямую по линии американского правительства, так и через различные фонды и компании-гиганты Amazon, Facebook**, Google и YAHOO.

А еще по линии Freedom House некое время финансировалась деятельность 1ADAT. Об этом свидетельствует переписка между Абубакаром Янгулбаевым и координатором «Европейского суда по правам человека» по правозащитной деятельности в России Ольгой Садовской.

6 августа пользователь с ником Mansour (аккаунт Абубакара Янгулбаева) обратился к своему контакту «Оля Садовская».

Mansour: Оль, привет. А что по Норвегии? Есть новости? Ибрагиму и Байсангуру уже прекратили финансирование от Freedom House. А на самостоятельную европейскую жизнь денег не хватает. Но пока норм, держатся.
Оля Садовская: Привет! Я знаю. Но я знаю, что у них есть доход. В Норвегии все до конца августа на каникулах, и я жду возвращение Оге, который этим занимается.
Mansour: Окей, спасибо.

Сотрудник «Комитета против пыток» утверждает, что «Ибрагиму и Байсангуру уже прекратили финансирование от Freedom House». По его словам, «на самостоятельную европейскую жизнь» борцам с «кадыровским режимом» денег не хватает.

Ольга Садовская утверждает, что ей нужно переговорить с неким «Оге». С высокой долей вероятности, речь идет об Оге Борхгревинке, члене «Хельсинского комитета по правам человека». Правозащитник начал интересоваться Россией еще со времен Второй Чеченской войны, а сегодня числится полноценным экспертом по России, Грузии и Чечне (судя по всему, с точки зрения «Хельсинского комитета» республика не является субъектом РФ). В одном из докладов Оге по Южной Осетии упоминается Ольга Садовская (запечатлена на фото с принцем Норвегии).

Через ту же Ольгу Садовскую решается вопрос о вывозе родственников Янгулбаевых в Норвегию. Братья полагают, что получение статуса политических беженцев и гуманитарных виз с последующей релокацией семьи в Евросоюз существенно облегчит их деятельность.

Брат за брата

Абубакар Янгулбаев выступает ключевым координатором проекта 1ADAT. Если на Ибрагиме и Байсангуре стоит задача по наполнению контентом соцсетей проекта и освещению инфоповодов, то на Абубакаре - контакты со СМИ и юридическая поддержка.

В одной из переписок со своим братом Абубакар прямо настаивает, чтобы вся юридическая работа, юридическая информация и вопросы безопасности должны фильтроваться через него. Он же запрашивает через Ибрагима финансирование на различные проекты в рамках «рекламы, узнаваемости и стеба над КРА (Кадырова Рамзана Ахматовича - прим.ред.)»- например, на продукцию «Ах мёд - сила» (по аналогии с «Ахмат - сила»).

В своей деятельности семейство Янгулбаевых полагается на финансовую и правовую защиту «Комитета против пыток».

Абубакар признается брату, что с 2017 года (когда Ибрагима посадили в СИЗО) «разводит КПП на траты в пользу семьи». По его словам, на «адвокатов, квартиры, переезды, заграницу, сопровождение и ЕСПЫ» заложены миллионные расходы, несопоставимые с тратами других лиц, которых сопровождает комитет.

Конечная цель всех этих трат - «высосать соки и go to abroad to learn and go on improve abilities (англ. отправиться за границу и заняться улучшением возможностей)». И это несмотря на то, «Комитет по против пыток» занимается безопасностью всего семейства Янгулбаевых.

Однако стоит начаться проблемам с законом, как братья обращаются к покровителям из Евросоюза через другой свой контакт - журналистку «Новой газеты» Елену Милашину.

Кандидат на Нобелевскую премию

Три года назад «Комитет против пыток» выдвигал на Нобелевскую премию и координатора ЕСПЧ по России Ольгу Садовскую, и журналистку «Новой газеты» Елену Милашину. Личности в Евросоюзе они известные: годом ранее, в 2017 году, обе получили Премию свободы имени Сахарова в Осло по решению норвежского Хельсинского комитета - того самого, где состоит Оге Борхгревинк, который должен помочь с финансированием Ибрагима и Байсангура Янгулбаева по линии Freedom House.

Журналистка Елена Милашина занимается системным оппозиционным освещением событий в Чечне и выступает в качестве колумниста и эксперта по связанным с Чечней процессам.

Она же в интервью Юрию Дудю про трагические события в Беслане фактически переврала собственные показания про обстрел школы из гранатомета..

Поддержкой «Комитета против пыток» Елена Милашина занимается давно. Она же описывала историю Ибрагима Янгулбаева, когда его задержали в СИЗО. И к ней же братья обращаются, когда у них случаются проблемы.

10 февраля 2021 года Ибрагим Янгулбаев (ник Imbrahim Kelo) в переписке с Абубакаров (Mansour) рассказал, что обратился к «Лене Милашиной» за помощью и что та «не отвечает шалава».

Полный скрипт переписки между «Леной Милашиной» и Imbrahim Kelo ниже:

10 февраля.

Imbrahim Kelo: Уже 2,8к подписчиков у них, нагнали бюджетников. Это нам наш информатор скинул. Нагоняют туда бюджетников. Канал они создали 7 февраля. И сейчас активно раскручивают.
Imbrahim Kelo: Обещаю, что в этом месяце покажу лицо и полные паспортные данные админа TADAT и то, чем его отец занимается, пока его не выкинули из страны.
Imbrahim Kelo: Мне срочно надо сваливать отсюда.

22 февраля.

Imbrahim Kelo: Лен. *ссылка на видео*.
Лена Милашина: Привет. Не реагируй. Я потом посмотрю.
Imbrahim Kelo: Брат спрашивает сможешь ли ты загранник семье сделать?
Лена Милашина: А КПП? У Сети есть все ходы для загранов. Нужно чтобы КПП с ними связалось.
Лена Милашина: Они вывозят вас уже?
Imbrahim Kelo: Щас спрошу.
Лена Милашина: Ибр? Вообще они должны. Совместно с фридомом.
Imbrahim Kelo: В общем у КПП легальные пути. А если легально все делать, то надо 3 месяца ждать.
Лена Милашина: Ну легальный это значит запрос в Чечню. Этот не прокатит. Тем более, что они думают, что вы уже там. Я поговорю с бертом.
Imbrahim Kelo: Вот поэтому спрашивал, сможешь ли ты сделать.
Лена Милашина: Я нет, у меня таких денег нет. Но я с КПП обсужу и с витисом. А так то это не проблема. За три недели без запроса в чр спокойно сделать можно.

Ибрагим Янгулбаев жалуется на канал «Альтернатива 95», о котором ему «сообщил информатор». Авторы обещают «показать лицо и полные паспортные данные админа 1ADAT». Ибрагим говорит, что ему «срочно надо сваливать отсюда».

В другой переписке Милашина обещает переговорить с главой литовского отделения Freedom House Витисом Юрконисом по поводу помощи с получением загранпаспорта. Они знакомы, как минимум, с октября 2018 года: журналистка присутствовала с Витисом на мероприятии «Диссиденты XXI века». Милашина выступала в поддержку чеченских геев, а Юрконис был модератором.

Ибрагим решил обратиться за помощью к Милашиной, потому что срок действия его загранпаспорта истекает в марте 2022 года. Поэтому сейчас он ищет способы себе этот паспорт оформить. 15 октября 2021 года он даже обращался в российское консульство в литовском городе Клайпеда с официальным заявлением о выдаче нового загранпаспорта.

По словам Милашиной, у «Комитета против пыток» заложен бюджет и ресурс для ускоренного оформления заграничных паспортов, которое стоит тридцать тысяч.

Витис Юрконис сопровождал братьев Ибрагима и Байсангура во время их первого приезда в Вильнюс в феврале 2021 года, когда Ибрагим подавал заявку на предоставление политического убежища по программе Democracy Shelter. В переписке с Абубакаром Ибрагим говорит, что будут делаться все, как скажет «Витис из фридом хаус».

В собственной анкете для получения политического убежища в Литве Ибрагим в качестве поручителей указал Елену Милашину и Ольгу Садовскую. Все расходы по релокации - по дополнительной договоренности - должна была на себя взять Freedom House.

Судя по переписке, Милашина играет гораздо большую роль, чем просто какой-то контакт из СМИ. Она разговаривает с представителями Freedom House и организует полноценную медийную поддержку деятельности 1ADAT.

Поскольку сейчас братьев интересует вывоз за рубеж собственных родственников, они активно обсуждают возможные варианты. Ибрагим предлагает после того, как все вопросы с гуманитарной визой будут урегулированы, рассказать историю 1ADAT через дружественные СМИ и правозащитников. Должен получиться «мощный пиар ход», а историю будет выпускать «Лена через новую».

По словам Абубакара, сперва «Новая газета» должна будет рассказать историю 1ADAT, а потом уже - только после получения политического убежища в Норвегии - можно будет публично подтверждать рассказанную «Новой» историю. Сам Абубакар признает, что в 1ADAT «много экстремизма и радикализма». Но в случае правильно проведенной процедуры получения статуса политического беженца при помощи Ольги Садовской, Абубакар сможет договориться о «полноценном СМИ-сопровождении» из-за наличия «прямого выхода на все основные СМИ».

Античеченские диаспоры

Если бы 1ADAT был всего лишь «общественным движением», то потенциальная угроза для Российской Федерации была бы не столь велика. Сегодня в России научились бороться и с иноагентами, и нежелательными организациями, и худо-бедно наладили работу по пресечению деятельности экстремистов.

Однако 1ADAT выступает ключевым координатором продвижения нужного нарратива среди чеченских диаспор за рубежом. Ибрагим Янгулбаев признается, что у него «во Франции больше людей, которые готовы выйти и поставить их раком». Абубакар ему и вовсе предлагает «завести отряд бойцов», используя финансирование для проекта.

Пока Абубакар советует чаще давить на аудиторию контентом с убитыми и похищенными детьми на ресурсах 1ADAT, Ибрагим отчитывает о формировании полноценных чеченских диаспор под полным контролем организации.

По его словам, в Австрии, Германии, Турции и Франции местные чеченцы «берут на себя все расходы» по созданию «новых чеченских диаспор». Ключевая задача - чтобы все эмигранты из российских республик Северного Кавказа обращались в 1ADAT, а не к «закаевским шнырям».

В последние годы влияние Ахмета Закаева - бывший работорговец в годы Первой Чеченской войны и самопровозглашенный министр культуры - заметно ослабло. И если еще пару лет назад его можно было назвать «политической консервой», то сегодня он представляет собой «политический труп».

Об этом косвенно свидетельствует возвращение на родину бывшей соратницы Ахмеда Закаева и его «правой руки» - Рубати Мицаевой. В качестве причины возвращения бывшей «иконы» «Республики Ичкерия» (признана террористической организацией) в эфире «Грозный-Информ» министр по национальной политике Чечни Ахмед Дудаев назвал отказ «лидеров евроичкеризма» от бывшей соратницы.

Судя по всему, лидеры «евроичкеризма» 90-00х годов перестали представлять для спонсоров интерес. Поэтому сегодня используются современные понятия «ЛГБТ-беженцы», «угнетенные правозащитники» и «преследуемые активисты». С этой точки зрения движение 1ADAT, выступающее ключевым координатором новых чеченских диаспор в Европе и запускающего все процессы критики Чечни, выглядит гораздо привлекательнее.

У проекта даже есть название - «Маршонан Къам» (в переводе с чеченского «Славный народ»).

Плацдармом планируется сделать Турцию, где необходимо открыть несколько юридических лиц - охранную фирму, фонд, офис, а также сопутствующий бизнес. В качестве доводов в пользу Турции выступает большое количество «наших людей» (вероятнее всего, имеются в виду оппозиционеры, экстремисты и террористы, симпатизирующие делу «Республики Ичкерия») на территории страны.

Чечня в эмиграции

Сегодня братьям Янгулбаевым необходимо решить несколько задач: вывести из России собственных родственников, поскольку сейчас их деятельность сдерживает лишь опасение за их судьбу, а также возобновить финансирование по линии Freedom House.

Если Ибрагим интересует идеологическая сторона вопроса - ему нравится быть «героем» и раскачивать обстановку, то Абубакар более практичен и призывает проявлять осторожность. Но эти люди системно раскачивают обстановку в Республике Чечня и, фактически, собирают фактуру для политического и информационного давления на Российскую Федерацию из-за рубежа.

И хотя для братьев конечная цель - сладкая жизнь за границей, их спонсоры нашли для себя удобный инструмент на замену опостылевшему «евроичкеризму». В новых реалиях слова про угнетенных чеченских геев и преследования правозащитников выглядят куда более убедительно, чем попытки оправдать вчерашних террористов и экстремистов.

А на реализацию этой задачи готовы тратить и деньги, и ресурсы: финансирование по линии Freedom House и медийные возможности «Новой газеты» с другими либеральными СМИ это лишний раз подтверждают.

Raro lupi lenti praebentur fercula denti (лат. Редко ленивому волку в рот попадает еда).

Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.

  • * - запрещенная в РФ экстремистская организация
  • ** - соцсеть признана экстремистской и запрещена на территории РФ