Особое мнение

Как мифы о Святой земле разбиваются о реальности Израиля. Колонка Владимира Тулина

23:10 10 Декабря 2017
18528

Министерство туризма Израиля сообщило, что за первые 10 месяцев 2017 года количество россиян, посетивших страну, увеличилось на 47% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и достигло 336 тысяч человек. При сохранении этой тенденции, в следующем году Россия займет первое место по количеству туристов в Израиле, обогнав США. Корреспондент Федерального агентства новостей побывал в Израиле и выяснил обстановку на месте.

Подобно тому, как театр начинается с вешалки, страна начинается с аэропорта. Воздушными воротами Израиля является аэропорт «Бен–Гурион» в Тель-Авиве. Это единственный международный аэропорт страны, если не считать аэропортов курорта Эйлат, которые расположены на Красном море, на другом конце Израиля.

В аэропорту «Бен–Гурион» прилетевшие делятся на два потока: на граждан Израиля и всех остальных. При этом пограничная проверка обоих потоков проходит крайне медленно: мне, например, пришлось ждать своей очереди около часа. Я ожидал, что меня заставят рассказать о моих посещениях арабских стран, чьи печати были в моем паспорте, но вместо этого израильский пограничник спросил цель приезда, какие города собираюсь посетить, сколько дней в каждом из них планирую пробыть и когда улетаю обратно. Документы, подтверждающие мои слова, он не смотрел и выдал вкладыш, который в Израиле заменяет печать в паспорте. Таким образом туристов оберегают от возможных будущих неприятностей, так как после посещения Израиля некоторые арабские страны запрещают въезд на свою территорию.

Моим попутчикам задали точно такие же вопросы. Долгие проверки в аэропортах израильские власти объясняют повышенным уровнем террористической опасности в стране, но невозможно представить, чтобы кто-то на вопрос о цели приезда честно ответил: «Совершение террористического акта». Значительно эффективней было бы заранее запрашивать у авиакомпаний списки пассажиров, как это делают американцы, и отмечать тех, кто требует тщательной проверки, чем задавать всем множество банальных вопросов.

На выходе из аэропорта Израиль встретил меня своим еженедельным праздником — шабатом, который начинается в пятницу после обеда и заканчивается вечером в субботу. Для туристов это означает, что не будет работать общественный транспорт, в том числе и междугородний, а магазины будут закрыты.

Если во всех крупных аэропортах мира есть автобусы-шаттлы, которые везут без остановок до центра города, то здесь отсутствует даже прямой рейс на обычном автобусе — только с пересадкой. Поэтому до Тель-Авива из аэропорта добираются в основном на электричке за 15 шекелей (4,07 шекеля = 1 евро — прим ред.). Однако из-за шабата два этих транспорта не работали. Нельзя было добраться до близлежащего города и на маршрутном такси. Они везли в Иерусалим или в Хайфу, но почему-то не в Тель-Авив, до которого всего 25 км. Таким образом, оставался единственный транспорт — такси. Никакие счетчики в машинах не работают, а прямо на стоянке написана фиксированная цена — 140 шекелей, независимо от того, в какой район Тель-Авива надо ехать.

Трудно понять, почему железнодорожники и водители автобусов соблюдают религиозные требования иудаизма и не работают в шабат, а водители такси его дружно игнорируют. Я думал, что на такси в это время работают местные арабы, но мой водитель оказался евреем, бывшим гражданином СССР. От него я узнал про другие особенности местного такси — за четвертого пассажира надо доплачивать, и если у него больше одной сумки, то надо также улучшать материальное благосостояние водителя.

Уже по традиции водитель жаловался на тяжелую жизнь. Правда, в отличие от других стран, здесь была особенность — он проклинал профсоюз, который плохо отстаивает его права. Позже в разговорах о жизни с другими израильтянами неизменно всплывало это полузабытое слово из советской жизни. Как я понял, профсоюзы в Израиле постоянно борются за повышение зарплаты своих членов и часто одерживают победы. После этого работодатели повышают цены на свои товары и услуги. В результате в Израиле высокая заработная плата и множество различных социальных доплат, но при этом такие цены, что после посещения продовольственного магазина исчезает аппетит.

Например, позже по русскоязычному телеканалу Израиля я узнал, что профсоюз работников отелей добился при подписании нового коллективного договора того, что зарплата будет повышаться на 3,5% каждый следующий год в течение трех лет. При этом уже сейчас проживание в отелях в Израиле значительно дороже, чем в Западной Европе. Питание в этих отелях тоже своеобразное: ссылаясь на то, что по законам иудаизма нельзя смешивать мясное и молочное, на завтраках, даже в дорогих отелях, нет ничего мясного.

Когда доехали до отеля и выгрузили мой багаж, водитель заявил, что у него нет сдачи с 200 шекелей, и предложил подождать его в холле отеля. При этом он заявил, что не может взять оплату карточкой. После этого я решил ждать его у машины. Ждать пришлось 20 минут, за это время я уже по мобильному Интернету выяснил телефон полиции Тель-Авива для иностранцев.

Приятное впечатление производит Тель-Авив, если смотреть на него со стороны моря. Видишь многокилометровый ухоженный пляж и красивую набережную со стоящими на ней небоскребами. Для пляжного отдыха он явно подходит, если не обращать внимание на цены, но смотреть там абсолютно нечего — город появился только в 1909 году. Его центр застроен одинаковыми трехэтажными белыми домами, построенными в 30-е годы прошлого века. Этот центр носит название «Белый город» и внесен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Если следовать логике, то надо туда же внести и кварталы хрущевок в наших городах. Правда, на южной окраине города находится Яффа, которой около 4 тысяч лет. Но все ее достопримечательности — две церкви, маяк, часовую башню, парк с двумя древними арками и новым мостом со знаками зодиака, а также апельсиновое дерево, подвешенное в воздухе на цепях (символ еврейского народа) — можно не спеша обойти за 40 минут. Здесь же показывают утес, к которому была прикована Андромеда до того, как ее спас Персей. Правда, в тех же древнегреческих мифах написано, что она была дочерью эфиопского царя Кефея, и не совсем понятно, зачем он ее приковал так далеко от дома.

В самом Тель-Авиве я увидел только печальные памятники. На набережной до сих пор стоит клуб «Дольфи», где 1 июня 2001 года террорист-смертник Саид Хутори убил 21 человека и ранил около 120. Так как почти все погибшие были выходцами из СССР от 14 до 25 лет, то памятник им на двух языках: русском и иврите. Еще в 2013 году было объявлено, что здание снесут, и на его месте будет парк, но ничего не изменилось до сих пор. Возле мэрии Тель-Авива я осмотрел своеобразный мемориал на месте убийства премьер-министра Ицхака Рабина 4 ноября 1995 года, а в военном музее меня поразило множество советских танков, захваченных израильской армией у арабов.

Некоторые магазины в Тель-Авиве в субботу работали. Позже я узнал, что по этому поводу идет борьба между правительством и депутатами партий, представляющих ультрарелигиозных евреев. Было объявлено, что вскоре торговля во время шабата будет запрещена. Таким образом, страна, которая называет себя островом демократии, окруженным арабскими диктатурами, не дает владельцам магазина права самим решать, когда им торговать.

Когда решаю отправиться в Иерусалим, то снова изумляюсь транспортной системой Израиля: оказывается, между двумя крупнейшими городами страны нет прямого пассажирского железнодорожного сообщения, нужно как минимум делать одну пересадку. Ни в Тель-Авиве, ни в Иерусалиме центрального железнодорожного вокзала нет. При этом если в Тель-Авиве железнодорожная линия проходит через весь город и есть пять станций в разных районах, то в Иерусалиме всего две станции и обе на окраинах. К счастью есть две прямые автобусные линии из разных районов Тель-Авива.

Власти Израиля считают столицей страны Иерусалим, но большинство государств мира это не признают. Однако одно бесспорно — туристической столицей Израиля, а возможно и мира, является именно Иерусалим. Точнее, его Старый город площадью 0,9 кв. км. Он является святыней трех мировых религий — христианства, ислама и иудаизма, что однако не мешает ему быть большим восточным базаром.

Тут находятся десятки храмов, но все улицы заполнены торговцами, преимущественно арабами. В их лавках можно воочию увидеть религиозную толерантность: вместе продаются свечи и иконы для христиан, меноры (семисвечники) и ермолки для иудеев, коврики для намаза и Кораны для мусульман. Люди самых разных национальностей ожесточенно торгуются на многих языках, стоит жуткий шум. Не торгуясь, покупают только русские бабушки-богомолки, для них у арабов предусмотрена накрутка — противоположность скидке.

Решаю начать осмотр с главной достопримечательности — Стены плача. Оказывается, подход к той ее части, что находится под открытым небом, раздельный для мужчин и женщин. При этом женский участок в два раза меньше мужского, а женщин-паломниц значительно больше. Мужчинам разрешен подход к стене только в ермолках, которые раздают тут же, и туристы довольны возможностью получить бесплатный сувенир. Возле стены есть стулья, а также религиозные книги на иврите.

Евреи называют ее просто «Стена», а Стеной плача ее прозвали арабы. На всех указателях в Старом городе она обозначена как Западная стена. Действительно, плачущих возле нее я не увидел. Она не является стеной храма Соломона, который евреи мечтают построить в третий раз, а всего лишь подпорной стеной Храмовой горы, на которой он стоял, но это единственный уцелевший элемент храма. Многие считают Стеной плача только ее открытый участок длиной 57 метров, но на самом деле ее длина 488 метров: большая часть закрыта прилегающими к стене домами. Однако часть из них были выкуплены и переоборудованы в синагогу слева от открытого участка. При ее посещении меня поразил израильский военнослужащий, который изучал священные книги, не выпуская при этом автомат из рук.

После ознакомления со святыней иудаизма я решил прикоснуться и к святыням ислама, поэтому поднялся на Храмовую гору, для чего пришлось ждать час до начала открытия ее посещения. Это, к слову немного, так как к открытию приходит много народа, и ждать надо еще дольше. Несмотря на то, что весь Иерусалим с 1967 года находится под контролем Израиля, Храмовой горой по-прежнему управляют мусульмане и пускают сюда иноверцев только на несколько часов пять дней в неделю. Перед входом на гору израильские силовики обыскивают багаж и отбирают все предметы, связанные с религией — при мне у американцев отобрали свечи, а также заставляют снимать нательные кресты, если они видны. Предупреждают, что христианам и иудеям молиться на Храмовой горе строжайше запрещено.

Первое, что видишь на горе, — это мечеть Аль-Акса, третья по значению святыня ислама, что не помешало палестинскому террористу 20 июля 1951 года застрелить в ней короля Иордании Абдаллу I. Она стоит на том месте, где были построены оба почитаемых евреями Иерусалимских храма, так как по преданию на этом месте Авраам по велению Бога собирался принести в жертву своего сына Исаака, но в последний момент получил разрешение вместо сына зарезать ягненка. Это событие признают все три вышеназванные мировые религии, и место это для них святое, но вход в мечеть разрешен только мусульманам.

Метрах в ста от мечети, поднявшись по лестнице, можно увидеть другую мечеть — Купол Скалы (Куббат ас-Сахра), которая со своим золотым куполом и восемью стенами, украшенными великолепными зелено-синими изразцами, является такой же визитной карточкой Иерусалима, как Эйфелева башня — Парижа. Она носит такое название, потому что в ней находится краеугольный камень мироздания, с которого пророк Мухаммед в 619 году вознесся в небеса, оставив отпечаток своей ступни, но и здесь увидеть его могут только последователи учения этого пророка.

Интересно, что именно эта мечеть дала название католическому ордену рыцарей тамплиеров (в буквальном переводе — храмовников). Когда в 1099 году крестоносцы взяли штурмом Иерусалим, то решили, что эта красивая мечеть есть переделанный мусульманами второй храм Соломона, о красоте которого в Европе ходили легенды и который на самом деле был разрушен римлянами еще за тысячу лет до этого. Мечеть быстро превратили в католический храм, в котором и основали рыцарский орден «Бедных рыцарей храма Соломона». Указать им на ошибку было некому — после захвата Иерусалима они вырезали все население.

Не увидев точки вознесения основателя ислама, я решил посетить место, где то же самое сделал основатель христианства. То ли потому, что это место находится далеко (около 5 км от Старого города) и высоко (на вершине Елеонской горы), то ли из-за платного входа (5 шекелей стоит билет у арабов на входе), но в часовне не оказалось ни одного посетителя. Однако насладиться долгожданной тишиной не удалось, так как сразу же явился араб, который по-английски стал выяснять, из какой я страны. Из своего опыта посещения арабских стран я знаю, что за этим последует предложение сфотографировать тебя, затем кратчайший рассказ о достопримечательности, а после этого назойливая просьба отблагодарить за оказанные услуги, переходящая в вымогательство. Поэтому я просто не обратил на него внимания и спокойно измерил стопу Иисуса Христа, которая отпечаталась на камне, расположенном в мраморной рамке на полу часовни. Вспомнил, что русские паломники в позапрошлом веке всегда указывали на то, что, судя по положению стопы, Сын Божий перед вознесением смотрел на север в сторону нашей страны. Правда, была ли в 33 году Россия — вопрос спорный.

Кроме камня в полу, смотреть в часовне было абсолютно нечего — голые круглые стены, ящик для пожертвований и араб, в двадцатый раз повторяющий свою английскую фразу. Я вышел. За мной следом проследовал раздраженный араб и скрылся в мечети, которая расположена прямо перед входом во двор христианской часовни. Для верующих христиан спешу сообщить: из измерения отпечатка стопы следует, что Иисус Христос носил обувь 43 размера.

Спускаясь с Елеонской (она же Масличная) горы, я посетил католический храм, имеющий два необычных названия: Церковь Всех Наций или Базилика Агонии Господней. Он построен в 1924 году на деньги католиков 12 стран на том месте, где была раскопана православная византийская церковь 4 века. От нее нынешней церкви достался камень, на котором молился Иисус Христос в ночь перед арестом. Церковь имеет 12 куполов по количеству стран-спонсоров. Купол США украшен государственными гербами. Белоголовые орлы со стрелами в когтях производят странное впечатление в христианском храме.

Во дворе интернационального храма находится Гефсиманский сад, где был схвачен римлянами Иисус из Назарета. Сейчас садом это назвать трудно: всего десяток деревьев, но по их внешнему виду похоже, что им две тысячи лет. К некоторым из них, чтобы они не упали, сложены подпоры из кирпичей. В саду из камней выложено слово «мир» на английском языке.

Рядом с садом в крестобразной пещере находится православный храм Успения Богородицы Иерусалимского патриархата. Пройти мимо было нельзя — там находится могила матери Иисуса — Святой Девы Марии. Спускаюсь вниз по 48 ступенькам и справа вижу кувуклию — часовню, расположенную внутри церкви. Из-за низкой арки, вхожу туда согнувшись и вижу каменный гроб Богородицы. Разгибаюсь и застываю в изумлении: внутри лежат банкноты, в основном американские, достоинством в один доллар. Сверху гроб без крышки покрыт прозрачным листом пластика, так что остается только узкая щель, куда банкноту просунуть можно, а руку нет. Я не ожидал увидеть что-то необыкновенное, ведь Дева Мария вслед за сыном вознеслась на небо после своей смерти в 48 году, но то, что гроб матери Иисуса Христа используется как ящик для сбора пожертвований, меня потрясло.

Главной иконой храма является чудотворный образ Божией матери, написанный русской монахиней Сергией. В церкви похоронен и муж Богородицы — Святой Иосиф, а также Святые Анна и Иоаким — бабушка и дедушка Иисуса Христа, но их гробы закрытые. Ясно видно, что Иерусалимский патриархат идет в ногу со временем — возле гроба Богородицы отведен угол для того, чтобы там могли молиться мусульмане, а вот католикам и протестантам тут молиться запрещено.

Впрочем, у католиков для этой цели есть Аббатство Сиона Святой Девы Марии, чаще называемый просто Дормицион, где в подземной части хранится камень, на котором умерла Богородица. Это уже четвертый храм на этом месте, построенный в 1910 году. Предыдущие три были разрушены завоевателями Иерусалима, однако камень чудеснейшим образом сохранился. Вызывает, правда, удивление то, что матери Иисуса Христа пришлось умирать на камне в доме евангелиста Иоанна, который был тут. Неужели там не нашлось более комфортного ложа?

После Дормициона решил посетить находящуюся рядом Сионскую горницу — место, где проходила Тайная вечеря. Перед входом в здание установлен памятник царю Давиду, о чем на постаменте написано на трех языках: иврите, английском и русском. Дело в том, что на первом этаже в синагоге находится его гроб, над которым молятся многочисленные евреи. Царь Давид умер три тысячи лет назад. За это время много раз из Иерусалима изгонялись все евреи, а иногда их просто вырезали, да и сам город неоднократно разрушался, в том числе и до основания. Невозможно представить, чтобы при этом уцелело царское тело.

Поднимаюсь на второй этаж в помещение, где была Тайная вечеря, и снова останавливаюсь пораженный: на стенах надписи на арабском, на окнах витражи с арабской вязью и стоит мирхаб, с которого в мечетях читают проповеди. Оказывается, что здание, в котором Иисус Христос давал наставления ученикам-апостолам и куда 50 дней спустя снизошел Святой Дух, мгновенно обучив их иностранным языкам для будущего проповедования на чужбине, было сожжено персами еще в 7 веке. В 12 веке крестоносцы построили на этом месте церковь, а после их изгнания она стала мечетью — на третьем этаже даже сохранился минарет. Сейчас оно принадлежит не какой-либо религиозной общине, а правительству Израиля. Очевидно, поэтому сюда бесплатный вход, здесь ничего не продают и не собирают пожертвования.

Во время визита папы Иоанна-Павла II в Израиль в 2000 году он попросил отдать помещение католической церкви. Правительство Израиля попросило взамен отдать церковь в испанском Толедо, которая раньше была синагогой. Это не устроило Ватикан, и святой обмен не состоялся.

Самым популярным религиозным маршрутом в Иерусалиме является крестный путь Иисуса Христа, т.е. его дорога от места вынесения ему смертного приговора до места распятия и погребения. На этом пути есть 14 остановок, на которых с сыном божьим происходили различные события. То, что пять из них даже не упоминаются в Библии (три падения и встречи с матерью и Вероникой), абсолютно никого не смущает. Более того: когда в 12 веке Иерусалим принадлежал крестоносцам, то отношения между католиками и православными были далеки от дружеских — не так давно Папа Римский и константинопольский патриарх прокляли друг друга. Однако рыцарям не хотелось терять доходы от православных паломников, и несколько десятилетий были два маршрута крестного пути: для католиков и для православных. Поневоле вспоминается: «Неисповедимы пути Господни».

На месте первых девяти остановок на улице Via Dolorosa построены часовни и церкви различных христианских конфессий, а последние пять находятся внутри Храма Гроба Господня. По самой известной улице Иерусалима постоянно идут многочисленные группы христиан, сопровождаемые своими священниками, на каждой остановке читают молитвы. Интересно, что большинство таких групп не из Европы, а из Азии, в основном из Филиппин. В каждой такой группе по крайней мере один человек несет на плече большой деревянный крест. Тому, кто хочет почувствовать себя Иисусом Христом, не нужно привозить крест с собой — их дают здесь в аренду.

Храм Гроба Господня — очевидно, самый известный христианский храм в мире. Во всяком случае, почитают его абсолютно все христиане, а принадлежит он сразу шести церквям: греко-православной, католической, армянской, сирийской, эфиопской и коптской. Даже трудно сказать, служит ли он символом единства христиан или, наоборот, раскола. При этом уже около 800 лет ключами от храма распоряжаются два мусульманских семейства: одно открывает и закрывает храм, а другое хранит ключи.

Первое, что видишь, войдя в храм, это место, где находится камень миропомазания. На нем подготавливали тело Иисуса Христа к погребению после его смерти на кресте. Считается, что если к нему приложить крестик или икону, то они станут освященными. Кроме того, множество людей прикладывали к плите из коричневого гранита руки или голову, а вошедшая вслед за мной шумная толпа украинцев, устраивая фотосессию, сумела приложить к ней все части своих тел. Один из них прикладывал к плите фотографии. Были на них Бандера с Порошенко или его родственники — рассмотреть не удалось.

Большинство верующих и не подозревает, что прикладываются они не к камню миропомазания, а всего лишь к гранитной плите, которая его покрывает. Правда, отсутствие каких-либо фотографий настоящего камня даже в Интернете вызывает определенные сомнения и в этом.

После этого я отправился к месту, которое и дало название храму — к гробу Иисуса Христа. В 33 году мессию похоронили в пещере метрах в 20 от того места, где его тело обмазали благовониями на камне, и метрах в 70 от того места, где его распяли. За прошедшие две тысячи лет от пещеры не осталось и следа, и теперь ее роль выполняет кувуклия, которая значительно больших размеров, чем на могиле его матери. Туда традиционно стоит большая очередь. Занимаю ее, а следом подходят и украинцы. Через некоторое время к ним подбегает их соотечественник и, потрясая десятком свеч в руке, сообщает, что на месте распятия их можно взять бесплатно, сколько хочешь, достаточно бросить любую монетку в ящик для пожертвований. Все последующие 40 минут стояния в очереди я был принужден слушать их причитания по поводу того, сколько они потеряли денег, купив свечи у торговцев в Старом городе.

Так как эта часть храма принадлежит греческой православной церкви Иерусалимского патриархата, то ее священнослужители и контролируют процесс посещения кувуклии. Двое стоят у входа и пускают внутрь строго по четыре человека. Когда входишь, вначале попадаешь в придел Ангела, где всегда царит полумрак. Тут я собирался рассмотреть кусок камня, который в свое время закрывал вход в пещеру, но стоящий тут греческий монах сразу же показал, что надо идти во второе помещение, где и находится могила Сына Божьего. Вопреки названию храма, Иисус Христос был похоронен не в гробу, а на каменном ложе, где и пролежал три дня. Увидеть это ложе тоже нельзя, так как оно покрыто треснувшей мраморной плитой.

Объявлено, что она сама раскололась, когда мусульмане хотели взять ее для строительства мечети. Интересно, что в ноябре прошлого года с разрешения Иерусалимского патриарха Феофила III ученые из Афинского политехнического университета поднимали мраморную плиту и объявили, что каменное ложе находится в идеальном состоянии, однако его фото также найти не удалось. Впрочем, даже мраморную плиту и обстановку вокруг толком рассмотреть не удалось — через 10 секунд двое находящихся здесь священников потребовали покинуть помещение и сюда сразу же вошли четверо новых посетителей.

Кувуклия известна на весь мир тем, что здесь ежегодно на Пасху сходит благодатный огонь. Накануне в ней гасят все лампады и свечи, а на следующий день специальная комиссия обыскивает глав греко-православной и армянской церкви в Иерусалиме и подтверждает, что при них нет зажигалок и спичек. Затем они заходят в кувуклию со свечами и через некоторое время передают эти свечи через отверстия в стенах уже горящими. Считается, что они загораются на плите могилы Иисуса Христа по воле Бога на Пасху. 

Католическая церковь этого чуда не признает, как не признают его и в православной Греции. Дело в том, что в 2005 году в прямом эфире греческого телевидения историк религии Михаил Калопулос объяснил произошедшее тем, что свечи загораются не от Бога, а от белого фосфора, который горит при взаимодействии с воздухом. Для замедления процесса возгорания фосфор смешивают с органическим растворителем, который до своего испарения замедляет процесс, что и было продемонстрировано в студии:

Чтобы попасть на Голгофу, где стоял крест, на котором распяли Иисуса Христа, надо подняться на второй этаж храма. При этом дырку от креста можно рассматривать буквально несколько секунд — священник требует освободить место для следующего посетителя. При посещении Голгофы многие вспоминают, что вместе с Иисусом Христом на других крестах были распяты два разбойника. Однако места для трех больших крестов там нет. Хотя, возможно холм уменьшили при строительстве храма вокруг него. Впрочем, существует и еще одна Голгофа — так называемая протестантская, она находится за крепостной стеной.

После осмотра места смерти Иисуса Христа я решил посетить место его рождения в городе Вифлеем в 8 км к югу от Иерусалима. Он находится в Палестинской национальной автономии, которая входит в состав Израиля примерно так же, как и Чеченская республика Ичкерия входила в состав России во времена Ельцина. Там невозможно увидеть ни одного флага Израиля или надписи на иврите, даже на номерах машин написано не IL — Израиль, а Р — Палестина.

От территории Израиля автономия отделена стеной, которая выше кремлевской и к тому же еще наклонена наружу, возле нее израильские пограничники проверяют документы на въезде и выезде. От Израиля там остались только деньги — в ходу израильские шекели.

Автовокзал в Вифлееме расположен недалеко от церкви Рождества Христова, однако междугородний автобус из Иерусалима почему-то останавливается не там, а на другом конце города. У туристов есть выбор: или идти пешком несколько километров, или воспользоваться услугами назойливых таксистов, которые в большом количестве толпятся на остановке.

Место рождения Иисуса Христа находится в пещере под вышеназванной церковью. Оно отмечено 14-конечной Вифлеемской звездой. До 1847 года она была золотой и украшена бриллиантами, но ее похитили турки. Однако султан Абдул-Меджид I в том же году за свой счет изготовил такую же звезду из серебра.

Чтобы попасть в пещеру, нужно отстоять длинную очередь, а рассматривать звезду также можно лишь считанные секунды: посмотрел, сфотографировал — уступай место следующему. Ясли для кормления домашних животных, которые стали первой колыбелью для Иисуса Христа, еще в 7 веке вывезены в Ватикан, но место, где они стояли, облицовано мрамором. Пещера довольно большая и увешена иконами. На их фоне фотографировались украинские туристы, гордо развернув свой государственный флаг.

Наверху в церкви русские туристы давали греческому священнику поминальные записки. Святой отец общался с ними на русском и на вопрос, сколько надо заплатить за поминание того, кто указан в записке отвечал: «Сколько не жалко», но если денег давали немного, то тут же добавлял: «Минимум пять долларов».

При входе в церковь повешен огромный плакат, на котором на английском языке было написано требование освобождения 6500 палестинских заключенных в Израиле, из которых 300 несовершеннолетние. Повсюду в Вифлееме можно увидеть портреты Ясира Арафата. Одна из улиц города носит имя Владимира Путина. Местный житель, обучавшийся в СССР, рассказал, что там хотели поставить ему памятник, но президент России запретил.

О жизни современного Израиля, кроме общения с населением, я узнавал по телевизору. Новости бывали довольно любопытными. Так, влиятельный раввин Бенцион Муцафи запретил смотреть на банкноту в 50 шекелей, на которой изображен великий еврейский поэт Саул Черниховский, так как он был женат на христианке и не заставил ее перейти в иудаизм.

Ток-шоу с интересным названием «Только без рук»  на 9 канале проходит так активно, что по сравнению с ними и словесные стычки на аналогичных передачах Владимира Соловьева кажутся воркованием голубков. На телеканале была передача, посвященная транспортным проблемам страны. Русскоязычные израильтяне задавали вопрос: почему до сих пор нигде не построено метро? Они подозревают, что это связано с потерей доходов транспортными фирмами при его появлении.

Со своеобразием транспортного сообщения мне снова пришлось вновь столкнуться при отъезде из Израиля. Из крупнейшего города страны прямо до международного аэропорта добраться можно только на маршрутке или на автобусе. Однако маршрутки, которые везут людей от аэропорта «Бен-Гурион» в Иерусалим, едут в городе не по определенному маршруту, как во всем мире, а развозят пассажиров по адресам, как такси. Соответственно, фиксированной точки отправления в обратном направлении у них нет. Чтобы добраться на них до аэропорта, их надо заказывать, но сделать это без знания иврита довольно трудно.

Удалось выяснить, что с автовокзала Иерусалима в аэропорт идет прямой автобус 485. Обхожу весь автовокзал, не могу его найти и только в службе информации узнаю, что он отправляется не с автовокзала, а с остановки на улице в ста метрах от него. В ответ на мое удивление мне заявили, что линия начала работать всего несколько месяцев назад, и место для ее автобусов на автовокзале еще не нашли.

Было чему удивляться. Оказывается, еще несколько месяцев назад прямого автобусного сообщения между Иерусалимом и аэропортом вообще не было. Кроме того, чтобы сесть в автобус на автовокзале, надо вначале пройти проверку на входе, где всех пропускают через рамку металлоискателя и просвечивают багаж, а на уличной остановке после прибытия автобуса водитель открывает дистанционно багажный отсек и начинает продавать билеты. В это время он не может контролировать, вошел ли в автобус тот, кто поставил багаж в отсек. При этом из-за множества иностранцев эта автобусная линия является наиболее привлекательной для террористов.

В Израиле любят подчеркивать, что у них меры безопасности строже, чем в любой стране мира. Однако на том же автовокзале днем багаж просвечивают всегда, а дважды, когда я там был вечером, его не просвечивали. Очень часто в супермаркетах я наблюдал, как у рамки металлоискателя сидит охранник, уткнувшись в свой iPhone, и не поднимает голову, даже если рамка подает тревожные сигналы.

Главной причиной посещения Израиля туристами остаются не его морские курорты, которые очень дороги, а реликвии Святой земли. При этом мало кто задумывается о том, что христианские святыни там начали искать только через 300 лет после казни Иисуса Христа, и маловероятно, чтобы через столько лет что-то сохранилось. Редко вспоминают и то, что по количеству террористических актов Израиль впереди планеты всей. Происходят они там постоянно, даже во время затишья, а сейчас, после решения Дональда Трампа о переносе посольства США в Иерусалим, о затишье можно только мечтать.

Израиль снова оказался расколотым на две части: еврейское большинство ликует, палестинское меньшинство протестует. С одной стороны, мэрия израильского города Кирьят-Ям решила разбить новый парк и назвать его в честь Дональда Трампа, с другой — десятки тысяч арабов вышли на протесты как на Храмовой горе и у Дамасских ворот Старого города в Иерусалиме, так и в Вифлиеме, Калансуа, Джальджулии, Кафр-Касеме, Туль-Кареме, Дженине, Рамалле, Хевроне, Шхеме, Джабалии, Бейт-Лахии. Протестующие скандируют: «Иерусалим — арабский и палестинский».

В израильскую полицию летят бутылки с зажигательной смесью, камни и горящие шины, а в ответ летят резиновые пули и слезоточивый газ. Убит 29-летний палестинец Махмуд аль-Масри, по данным властей Израиля ранено 134 человека, а по сообщению Палестинского информационного центра — 379.

Решение о переносе посольства США в Иерусалим было обсуждено на заседании Совета безопасности ООН. Там резолюция с осуждением этого не была принята только из-за того, что США воспользовались своим правом вето. Однако это заседание наверняка войдет в историю: США остались в одиночестве — резолюцию поддержали все остальные члены Совета безопасности, в том числе их верные до сих пор союзники Франция и Великобритания.

Митинги протеста против решения президента Трампа прошли во всех арабских странах, а также в Индонезии, Малайзии, Сингапуре, Турции, Германии, Швеции и даже в США. Все это заставило государственного секретаря США Рекса Тиллерсона выступить с успокаивающим заявлением о том, что в 2018 году посольство перенесено в Иерусалим не будет, так как еще предстоит выбрать место и построить на нем здание для него. Тут государственному секретарю можно поверить: его ведомство ожидают дополнительные расходы при том, что его бюджет на следующий год урезан.

Однако заявление Тиллерсона успокоения не принесло. С территории находящегося под контролем палестинцев сектора Газа был нанесен ракетный удар, на который Израиль ответил авиационным. В результате в секторе Газа погибли два палестинца: 27-летний Махмуд Мухаммед аль-Атталь и 30-летний Мухаммед аль-Сафади. Все это доказывает, что надеждам Министерства туризма Израиля на дальнейший рост числа туристов из России едва ли суждено сбыться.

Владимир Тулин специально для ФАН
#израиль #религия #иисус христос #палестина #тель-авив #колонка #тулин