Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Самолет, который не долетел домой: исполнилось два года трагедии над Синаем

0 Оставить комментарий

Самолет, который не долетел домой: исполнилось два года трагедии над Синаем

Два года назад в петербургском «Пулково» не приземлился рейс 9268 из Шарм-эль-Шейха, и вместе с самолетом «Когалымавиа» с радаров и из жизни пропали 224 человека — русские, украинцы и один белорус. В этот день мы многое узнали о себе, о соседях, об отношениях России с миром и о том, как держаться вместе во время беды. Тогда снова заговорили о ленинградском «генетическом коде», и нам довелось вновь подтвердить его в апреле 2017 года после теракта в питерской подземке. День 31 октября 2015 года испытал на прочность первых лиц власти и чиновников, все специальные службы и человеческие сердца. Последним пришлось особенно непросто… Вспоминаем самую крупную авиакатастрофу, коснувшуюся нашей страны, в материале Федерального агентства новостей.

Росавиация заявила об исчезновении российского самолета с радаров в 10.17, хотя первые тревожные сообщения просочились в российские новости на несколько минут раньше. Не все родственники успели посмотреть новости, и многие готовились встречать родных, не подозревая, что лайнер взорвался в воздухе над Синайским полуостровом. Первыми в аэропорт приехали журналисты, которые отслеживали ленты новостей и сервис Flightradar — к 11.30 он уже начал публиковать сведения о странных изменениях в полетной программе российского самолета.

В те часы все на себе испытали, какое мучение могут приносить фейковые новости: противоречивые сведения о якобы продолжившем полет самолете и выходе экипажа на связь натягивали нервы людей, давали мнимую надежду.

Вместе с самолетом «Когалымавиа» с радаров и из жизни пропали 224 человека

Табло с красной строкой о задержке рейса 9268 на десять минут родственники погибших до сих пор вспоминают с ужасом. Пока эта строка горела, за нее цеплялись сердца, но потом номер рейса просто исчез с экрана, а встречающих попросили пройти в автобусы и отвезли в гостиницу. Это сейчас легко рассуждать, как именно стоило поступить, но тогда представителям разных служб нужно было одновременно принять множество решений о судьбе десятков людей, которые пришли встречать своих любимых с отдыха в Египте.

Были страшные и тяжелые часы в отеле Crowne Plaza, которых ни за что не пожелают коллегам ни журналисты, ни психологи, ни ОМОН, ни полиция… Родственники оказались за стеклянными дверьми, отделенные от журналистов охранниками.

Потом уже спорили, стоило ли пускать прессу, нужно ли было дать людям выговориться. Каждого, кто выходил на крыльцо отеля, окружали репортеры, которым самим хотелось, чтобы не было повода задавать эти жуткие вопросы в прошедшем времени: «кого вы ждали?», «кем она вам приходилась?», «как они полетели в этот отпуск?».

Росавиация заявила об исчезновении российского самолета с радаров в 10.17 утра

Редакции кипели и требовали свежих новостей, и в тот момент мы обнаружили, что соцсети уже знают больше, чем нужно. В поисках сведений о пассажирах (список просочился в Сеть через пару часов после крушения) в ход шли профили жертв катастрофы во «ВКонтакте», в Facebook, Twitter и Instagram. Личные страницы были выпотрошены вплоть до семейных фотографий и записей на стене, люди делали репосты последних сообщений погибших, на чьи страницы они бы никогда в жизни не зашли. Психологи сразу заговорили о новом типе зависимости от соцсетей — виртуальном сопереживании, эффекте участия в общем горе путем репостов и подписей соболезнования в аккаунте уже не существующего человека.

Россия переживала горе, боль и страх, а на этом фоне украинские пользователи глумились над нашей бедой, изливали желчь в Интернет и подсчитывали, сколько еще российских самолетов они хотели бы взорвать. К моменту крушения российского военного самолета с ансамблем Александрова, к апрельскому взрыву в метро мы уже предвидели такую реакцию бывших братьев-славян, но в 2015 году это был шок, это были ядовитые слова, в которые не хотелось верить.

Впрочем, нормальные люди принесли цветы к российскому посольству в Киеве и искренне посочувствовали нам, тем более, что на борту «Когалымавиа» было четверо граждан Украины.

Самолет, который не долетел домой: исполнилось два года трагедии над Синаем

Плеснул помоями французский Charlie Hebdo — разразился аж двумя карикатурами. На одной из них обломки самолета и человеческих тел летели на землю, на голову бородатого мужика, подписанные фразой «Российская авиация усилила свои бомбардировки». На второй — череп среди частей самолета и тел сообщал об опасности российских лоукостеров. Гореть в аду авторам карикатур пожелали даже самые добросердечные русские люди.

В зоне прилета аэропорта «Пулково» образовался стихийный мемориал, который не повторить ни одному памятнику: мягкие игрушки, детское питание, фотографии, список погибших, свечи и цветы — долго рассматривать его не удавалось из-за слез.

Позже местом общественной скорби стала главная площадь города: вокруг Александрийской колонны на Дворцовой образовался еще один мемориал. К этому времени вся страна уже знала «главного пассажира» — десятимесячную Дашу Громову. На последней фотографии малышка стоит спиной к камере, держась за стекло и глядя на самолеты. Такой ее пообещал запечатлеть скульптор Зураб Церетели по просьбе Российского союза молодежи.

Плеснул помоями французский Charlie Hebdo — разразился аж двумя карикатурами

Сразу после трагедии 95 кузнецов из 65 городов и восьми стран выковали 224 железных журавлика, чтобы символично помочь душам погибших вернуться в родной город. Кованые журавлики «прилетали» на берега Невы в течение четырех месяцев после крушения самолета. К годовщине печального события в 2016 году мастера Гильдии кузнецов Санкт-Петербурга выковали также традиционный поклонный крест, какие всегда ставились на Руси на месте будущих храмов, а также на месте гибели или в память о трагедии.

Во Всеволожске под Петербургом на Румболовской горе в день годовщины открывается Сад памяти: 224 дерева, из них — 25 елочек, по числу летевших детей. Общий памятник, посвященный жертвам всех катастроф, появится в «Балтийской жемчужине». После споров, сплетен, интриг и скандалов вокруг желания родственников поставить храм в память о погибших городские власти решили построить социальный центр с бесплатными юридическими и психологическими услугами и храм.

95 кузнецов из 65 городов и восьми стран выковали 224 железных журавлика

17 ноября 2015 года Владимир Путин официально заявил о крушении самолета в результате теракта.

«Мы не будем вытирать слез с нашей души и сердца. Это останется с нами навсегда. Мы будем знать виновников поименно, мы будем искать их везде, мы их найдем в любой точке планеты», — сказал президент.

К двухлетней годовщине теракта Египет до сих пор не предоставил видеозаписи из аэропорта и не признал факт взрыва в багажном отсеке самолета. Воздушное сообщение между нашими странами так и не возобновлено с 6 ноября 2015 года, а родственники погибших выступают категорически против открытия полетов до завершения следствия — оно продлено еще на полгода.

Родственники погибших выступают категорически против открытия полетов до завершения следствия

Семь жертв теракта так и не удалось опознать: они похоронены в братской могиле на Серафимовском кладбище, рядом с экипажем «Курска». 28 октября 2017 года над местом захоронения установили мемориал — два сложенных крыла самолета с датой и номером последнего рейса.

В семьях погибших все по-разному. Где-то не выдержали сердца, и за эти два года вновь были похороны. Где-то жизнь продолжилась, родились новые дети или родители взяли детей из приюта. Родственники создали благотворительный фонд «Рейс 9268», вместе добиваются строительства храма, опекают детей, оставшихся сиротами после трагедии, ищут деньги на лечение двух своих подопечных больных лейкемией — 13-летнего Димы Усатова и 11-летнего Феди Мнацаканова. Кто-то объезжает «Пулково» стороной, а кто-то вновь летает по всему миру. Кстати, только в России аплодируют пилоту после удачной посадки в аэропорте назначения. Потому что мы знаем цену фразе arrived на электронном табло.

Автор: Евгения Авраменко