Поиск
Лента новостей
Закрыть
Общество
Вагоны для курящих в поездах дальнего следования предложили сделать в России
Общество
Отец погибшего над Синаем Леонида Гордина: Я получил в наследство от сына мечту и исполняю ее
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Отец погибшего над Синаем Леонида Гордина: Я получил в наследство от сына мечту и исполняю ее

    9:19  31 Октября 2017
    1551

    Отец погибшего над Синаем Леонида Гордина: Я получил в наследство от сына мечту и исполняю ее

    Теракт над Синаем отнял у России одним махом больше двух сотен ее людей. Все их портреты есть на стенде у мемориала на Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга — посмотрите на них, и вы увидите простых людей, подобных полно в вашем списке друзей в соцсетях. У каждого из 224 погибших были те, кто их очень любил. Им тяжелее всех, потому что оставаться и переживать потерю дорогого человека — это, возможно, самое сложное из испытаний в человеческом мире. Федеральное агентство новостей благодарит Валерия Гордина, заместителя директора НИИ Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге, отца погибшего Леонида Гордина, за желание поделиться с нами примером того, как можно достойно пройти это испытание.

    После катастрофы Валерий Гордин стал одним из членов фонда «9268», а на деньги от компенсаций создал благотворительный фонд помощи животным «Ленькин кот» в память о сыне — тот вместе с возлюбленной Сашей постоянно заботился о котах и собаках. Именно «Ленькин кот» предоставил кислородные камеры, в которых приводили в сознание эрмитажных котов после пожара в подвале дворца.

    Валерий Эрнстович, спасибо за то, что согласились пообщаться. Хотелось бы не столько ворошить боль, сколько узнать, как сейчас ваша жизнь, работа, чем занимаете себя, чтобы пережить трагедию.

    — В моей работе ничего не изменилось: я заместитель директора петербургского филиала ВШЭ, профессор, заведующий лабораторией. Я работаю со студентами, их у нас более пяти тысяч, так что работы у меня очень много, и это в определенной степени… спасает. Я вижу и знаю, что тем, кто не работает, намного сложнее, так что моя занятость — это мой плюс в данном случае…

    Но есть же еще «Ленькин кот», как вы ведете этот проект?

    — О, это другая песня! Это проект, который мне очень нравится, да и другим людям тоже. Он меня несколько озадачил, потому что я никогда не был зоозащитником — людей люблю больше. Но поскольку мне от сына «в наследство» досталась эта любовь к животным, пришлось заняться... Ленька все делал с легкостью и бессистемно, на порыве, как и вся молодежь, с посылом «ввяжемся в драку, а там посмотрим». Я человек другой, я менеджер и подхожу ко всему системно, поэтому организовал фонд по принципу sharing economy (экономики совместного потребления) — это интересный проект для нашей страны, у нас таких раньше не было. Да и за рубежом есть только подобный аналог в Нью-Йорке.

    Это даже не про животных и не про благотворительность, это, скорее, про отношение к жизни. Принцип sharing economy говорит о том, что важно не владеть, а пользоваться. Количество благ, которыми ты владеешь, в конечном счете, не играет роли: главное, чтобы ты имел возможность воспользоваться благами, нужными тебе в данный момент. Мы к проекту подошли научно (я все-таки профессор, представляю российскую науку), поговорили с экспертами и поняли что приюты у нас, в основном, негосударственные и даже часто полуофициальные, потому что им сложно выходить из тени. На прокорм животных они еще набирают какие-то средства — им жертвуют компании, производящие корма, а вот на лечение и оборудование у них денег совсем нет. При этом оборудование им нужно не постоянно, а требуется периодически, когда возникают какие-то сложные ситуации. Мы решили создать центр бесплатного проката ветеринарного оборудования, и он пользуется спросом. Поставили условие: участвовать могут официальные приюты, зарегистрированные как юридическое лицо. Неофициальные находят себе покровителя в виде зарегистрированных, а те дают за них гарантию. Принцип экономики совместного потребления требует дисциплины от участников: если ты хочешь разделять блага, ты должен разделять и ответственность. Подпись на договоре и печать сразу дисциплинируют человека.

    Сейчас мы хотим открывать уже второй пункт, закупать дополнительное оборудование, так что собираем средства на краудфандинге, потому что деньги от компенсаций уже заканчиваются.

    Отец погибшего над Синаем Леонида Гордина: Я получил в наследство от сына мечту и исполняю ее

    Вас увлекла работа над этим фондом?

    — Знаете, назвавшись груздем, надо лезть в кузов и заниматься этим достаточно профессионально. Я преподаю аналогичные вещи, у меня аспиранты пишут диссертацию про экономику совместного потребления, так что ж мы, на уровне приютов не сможем это применить?

    Вы постоянно держите в уме то, что фонд посвящен вашему сыну, это помогает в работе?

    — Конечно... Знаете, у нас с моими соратниками по несчастью в фонде «9268» есть такой термин — его ввел отец Сергий (кстати, мой бывший студент) — «деятельная память». Когда я занимаюсь фондом «Ленькин кот», я, с одной стороны, помогаю котам, собакам, а с другой стороны, для меня это память о сыне. Здесь что-то делается, а где-то там звенит колокольчик… Есть много примеров фондов в память о ком-то, и мне кажется, это важно.

    Вас устраивают те памятные мероприятия, которые готовятся в городе к двухлетней годовщине трагедии?

    — Я могу сказать достаточно громко о том, что меня не устраивает. Сейчас вторая годовщина, а ведь мы до нее уже провели много мероприятий. На первую годовщину, когда закладывался Сад памяти, к нам приезжал губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко. Выступил, а потом мы встали в очереди класть цветы к стеле. Очередь человек на 100, я встал где-то 50-м, смотрю, а человек на 10 после меня также с букетом цветов стоит губернатор. Как-то нехарактерно для российской действительности! Мы все переглянулись и, знаете, оценили этот поступок. Такие штрихи создают правильные отношения в общества. Конечно, я не могу мечтать о таком примере в России, как голландский премьер-министр, который ездит на работу на велосипеде. Но губернатор, стоящий с букетом в очереди, — это тоже правильный посыл, на мой взгляд. Еще есть золотой человек — у него и должность такая, и по душевному состоянию он на нее идеально походит — Александр Николаевич Ржаненков (председатель комитета по социальной политике Петербурга, — прим. ФАН). Он был одним из первых, кто буквально через час приехал к нам в отель Crowne Plaza, а потом все годы от лица комитета реагировал на все наши малейшие просьбы.

    Нас активно поддерживал председатель законодательного собрания Санкт-Петербурга Вячеслав Макаров — на своем уровне он решал наши проблемы с выделением земли под строительство храма. Довольно прагматичный и, по моему мнению, самый конструктивный чиновник в нашем правительстве, вице-губернатор Игорь Албин поддержал нас в тот момент, когда чаша весов в вопросе возведения храма была не в нашу пользу. Да, мы достучались, нас услышали. Мы много где выступали, создали фонд, и нам это помогло для лоббирования общественно-значимых интересов — получить место под памятник, под храм. Город поучаствовал в установке памятника на Серафимовском кладбище, Сад памяти во Всеволожске делается полностью за счет средств Ленобласти. Но ни на одном нашем памятном мероприятии не было ни одного вице-губернатора, я уж не говорю о первом лице города. Мы же постмодернистское общество, нам нужны жесты, образы, нужна демонстрация внимания власти. На мой взгляд, власть должна была внешне более активно выражать сочувствие, скорбь — по-человечески, личностно. Нам этого не хватило. Очень цепляет, когда человек, наделенный властью, в экстремальной ситуации находится рядом с тобой. Как Ржаненков — но он с другого уровня власти, а вот членов правительства с первой ступени власти хотелось бы видеть «в народе» чаще. К сожалению, то же самое мы увидели, когда трагедия коснулась самого Петербурга — после взрыва в метро. На мой взгляд, нужны были встречи в больницах, в палатах, на кладбищах… Это же ваши горожане, это же недоработки городской, федеральной системы безопасности. Это тот случай, когда есть за что принести извинения и выразить скорбь.

    Отец погибшего над Синаем Леонида Гордина: Я получил в наследство от сына мечту и исполняю ее

    (Добавим, что через день после нашего разговора с Валерием Гординым, на открытие мемориала в память о погибших на Серафимовское кладбище приехали встретиться с родственниками и положить свои букеты цветов и Александр Ржаненков, и Вячеслав Макаров, и Игорь Албин. Последний в финале своей речи извинился перед родными жертв теракта словами «Простите за то, что мы не уберегли ваших близких», — прим. ФАН).

     Вам был важен отклик города и страны? Цветы и игрушки в «Пулково» и на Дворцовой, стихийные акции памяти?

    — Безусловно, здесь даже говорить не о чем. Мы помним то, что было сразу после случившегося в «Пулково», потом активность перешла в центр города.... Я сам не был там… было безумное состояние, обрывался телефон: звонили все, начиная от Reuters, заканчивая желтой прессой — общество показало себя без комплексов в этом плане. Разрывались соцсети: хотя я не очень активен там, но друзей много. В какой-то момент это все было не важно, а в какой-то — важно… Когда сталкиваешься с таким горем... Помните, там было все сложно — было непонятно, привезут тела или не привезут, кого нашли, как будут выдавать… Было много организационных хлопот, я на них постоянно отвлекался. А потом на какой-то момент отрывался от них, что-то читал, смотрел, принимал сообщения от всех — начиная с одноклассников моего сына и заканчивая консулом Норвегии… Важно было понять, что ты находишься в социуме, который в экстремальный момент очень откликается на общую беду. Мы вчера с отцом Сергием вручали грамоту Валентине Корязиной, начальнику управления ФНС по Петербургу, за помощь в сборе средств, и выяснилось, что у них во взрыве в метро погибло четыре человека — родственники и сотрудники. Маленький город Петербург — вроде бы пять миллионов, а пересечений в горе огромное множество.

    Отец погибшего над Синаем Леонида Гордина: Я получил в наследство от сына мечту и исполняю ее

    — Валерий Эрнстович, ценность жизни стала острее после катастрофы и потери Леонида?

    — Не сказал бы, что я о ценности жизни стал больше задумываться...

    — А о том, что нужно больше ценить родных и время с ними?

    — Понимаете… Сколько лет стихам «С любимыми не расставайтесь»? Почти сто, они в 1932 году были написаны, а все так же незыблема истина «и каждый раз навек прощайтесь, когда уходите на миг». Но ведь невозможно жить все время с ощущением того, что за поворотом случится нечто плохое – это тоже не очень здоровое психологическое состояние. Конечно, надо ценить каждый миг, относиться трепетно к окружающим, но зацикливаться на том, что может произойти плохое – в такой модели существовать тяжело. Гораздо проще жить с ощущением того, что впереди еще ого-го — чего только не будет!

    Какие еще истории людей из благотворительного фонда «Рейс 9268» вас восхищают?

    — Есть два человека, перед которыми я преклоняюсь. Первый человек — это Ирина Захарова. Вы знаете, у меня есть еще младший сын от второго брака, и это немаловажно. А у Ирины Евгеньевны была единственная дочь и не было внуков… Это совсем другая ситуация. Она директор школы, очень много дает сейчас фонду, она его лицо, и психологически очень погружена в тяжелую работу со всеми родственниками. Еще у нас есть Дмитрий Федоров, у которого погибла красавица жена с очаровательным младшим сыном… Он остался с 13-летним старшим сыном, а спас его кот, который сам погиб… Это тоже трагичная история. На даче сосед учился стрелять из малокалиберной винтовки и случайно застрелил кота. Дима подал в суд, и заседание по делу назначили на то время, когда надо было лететь в Египет. Он остался, и так кот его спас… Дмитрий очень многое делает для фонда — помогает с делами по памятнику, храмом, местом под него... Я смотрю на этих двух людей и восхищаюсь ими — это те, за кого цепляется взгляд в этой жизни, кто стал для меня самого примером.

    31 октября, в день двухлетней годовщины со дня крушения самолета «Когалымавиа» над Синайским полуостровом, во Всеволожске подПетербургом открывается Сад памяти. В субботу, 28 октября, на Серафимовском кладбище был освящен мемориал, установленный над останками семи неопознанных пассажиров рейса 9268. Всего в этой трагедии мы потеряли 224 человека.

    Автор: Евгения Авраменко
    Включить уведомления в Вк
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть