Интервью
Судан рассказал России, как жить под санкциями США, и попросил помочь с внешним долгом
Новости Сирии
США рассчитывают обсудить с Россией поставку С-300 в Сирию — Помпео
Следующая новость
Загрузка...

    Судан рассказал России, как жить под санкциями США, и попросил помочь с внешним долгом

    Ибрахим Ахмед Омар (справа)

    На прошлой неделе США ослабили санкционный режим в отношении Судана и сняли ограничения с более 220 компаний и организаций — портовых, добывающих компаний, производителей строительных материалов и предприятий химической промышленности. При этом Госдепартамент оставил Судан в списке стран, поддерживающих терроризм. Представитель Судана на 137-й Ассамблее Межапарламентского союза профессор, спикер суданского парламента Ибрахим Ахмед Омар рассказал Федеральному агентству новостей, как жить под американскими санкциями, что африканская страна везет из России и что хочет попросить у нее в ближайшее время.

    — Какие назовете результаты работы в этой поездке на Ассамблею в Петербург?

    — Мы приехали поучаствовать в Ассамблее, где принимается много важных решений, а заодно получили сразу несколько хороших результатов: посетили дружественную страну, увидели красивый город и провели важные для Судана встречи. Отношения между Россией и Суданом держатся на высоком уровне со дня независимости Судана в 1956 году — все это время мы сохраняем политические, научные, экономические, образовательные связи. Нашу страну подняли на новый уровень те наши люди, которые в прошлом веке получили образование в России и те профессионалы, которые прошли у вас повышение квалификации. Суданцы получают в России знание по техническим специальностям, мореходству и медицине. Мы решили продолжить эти традиции и в этой поездке мы встретились с ректором Санкт-Петербургского государственного университета, обсудили дополнительное соглашение между российским вузом и университетом Хартума. Так что самое ценное, что мы берем от России — наука и образование.

    — Что-то еще?

    Судан освободился от санкций США

    — Мы также встретились с заместителем председателя Совета Федерации — эта встреча тоже показала нам, что уровень доверия между нашими странами очень высок. У нас остается огромный внешний долг, и нас пообещали поддержать в решении этой проблемы. На самой Ассамблее мы высказали свое слово, свое отношение к толерантности относительно сосуществования различных религий вместе. Судан стал одним из инициаторов резолюции о преодолении острого гуманитарного кризиса, прекращении преследования рохинджа (этническая группа, компактно проживающая в штате Ракхайн в Мьянме — прим. ред.), а также обеспечении безусловного и безопасного возвращения на их родину в Мьянму. Мы готовили эту резолюцию вместе с представителями Марокко, Индонезии, Объединенных Арабских Эмиратов, Бангладеш, Кувейта, Исламской Республики Иран и Турции. Отдельно мы встречались с арабским комитетом Межпарламентского союза, африканским и исламским комитетами. Программа была обширная, и мы очень довольны самой Ассамблеей и всеми ее мероприятиями.

    — Я так понимаю, мы можем поздравить Судан со снятием американских санкций. Понятно, что у нас разные страны, но все же, возможно, вы со своим двадцатилетним опытом жизни под санкциями можете что-то посоветовать России?

    — Да, с нас сняты экономические санкции, и более 200 компаний уже передали, что вновь хотят работать у нас. Про санкции в отношении России мы, конечно, знаем: следим за событиями с начала и до сегодняшнего дня. Я советую России поднимать свои внутренние резервы, производство именно в тех секторах, на которые давят санкции. И тогда после снятия санкций Россия сможет остаться сильной, со своим развитым производством, и привыкнет рассчитывать только на свои внутренние ресурсы. И что еще очень важно: диалог между государствами должен продолжаться даже при санкциях, его нельзя останавливать. Международные отношения не терпят долгой паузы в диалоге. Все государства нуждаются друг в друге, чтобы был мир.

    Война с терроризмом в Сирийской арабской республике

    — Что скажете о войне в Сирии?

    — Мы всегда остаемся на той точке зрения, что должен быть мир во всем мире. Войны, которые были в Ираке, Йемене, сейчас в Сирии, разрушили государства, спровоцировали потоки беженцев, но, в конечном счете, ничего хорошего для Ближнего Востока не сделали.

    — Российские военные в Сирии борются с терроризмом.

    — Слово «терроризм» до сих пор не определено. Судан до сих пор находится в списке государств, которые поддерживают терроризм, хотя мы не знаем, что такого плохого мы делаем — мы же нигде не воюем. Поэтому мы считаем, что прежде, чем воевать с кем-то, надо обозначить, что такое терроризм, попробовать сесть за стол и выйти на общий разговор.

    — Мы выступаем против тех людей, которые не желают садиться ни за какой стол переговоров, а разрушают Пальмиру, устраивают теракты по всему миру и в онлайн трансляциях рубят людям головы. Именно их мы называем террористами. Вы с таким определением согласны?

    — Мы тоже против тех, кто убивает людей, рубит головы, разрушает историческое наследие, больницы и мирные города. Это неправильно. Но надо сесть за стол и выйти на общий разговор. Решение должно быть максимально мирным, такое наше мнение.

    Автор: Евгения Авраменко