Особое мнение
После партсобрания: Роман Носиков о сериале «Спящие» и покаявшемся режиссере
Происшествия
Mercedes Gelandewagen почти за 8 млн рублей угнали в Москве
Следующая новость
Загрузка...

    После партсобрания: Роман Носиков о сериале «Спящие» и покаявшемся режиссере

    После партсобрания: Роман Носиков о сериале «Спящие» и покаявшемся режиссере

    Все подряд пишут про страшное, приключившееся с режиссером Юрием Быковым. Его угораздило снять сериал «Спящие», в котором люди с хорошими лицами и генами, дельфины, креаклы, русские европейцы и их вожаки показаны тем, кем мы их считаем, — пятой колонной, благостными дураками и агентами иностранных государств, не желающих нам ничего хорошего.

    Поглядев на себя нашими глазами, рукопожатная публика приступила к тому, что умеет лучше всего, — к травле. И в итоге затравила режиссера до того, что он разоблачился перед партией и публично самолюстрировался из профессии:

    «Я слабый, сомневающийся человек, чья мягкость и дезориентированность в моменте привела к тому, что лучшие умы страны от меня окончательно отвернулись. Я не могу сказать, что я не понимал, на что иду, но, видимо, до конца не осознавал, насколько непростительно быть недостаточно точным, честным и аккуратным с темой в сериале «Спящие». Сотни честных людей пострадали от режима и произвола власти, которую я пытался защитить в этом сериале. Желание внести свой вклад против оранжевой революции в стране, основанное на патриотизме, — цель похвальная, но напрочь архаичная. Люди все-таки должны протестовать и требовать справедливости, иначе не будет перемен, а я предал все прогрессивное поколение, которое что-то хотело изменить в этой стране.

    Боюсь, что после совершенного я больше не могу быть публичной фигурой и объектом следования. Мне придется уйти надолго в тень и даже не для того, чтобы мои преступления забыли, а для того, чтобы не раздражать собой окружающий мир и тем более не сбивать с толку людей, которые действительно хотят верить в то, что что-то возможно изменить».

    Такие записки — сходные до степени смешения в области стилистики и содержания — писали когда-то перед расстрелами жертвы Большой Чистки 30-х годов.

    После партсобрания: Роман Носиков о сериале «Спящие» и покаявшемся режиссере

    А если дать им винтовку?

    Что хочется отметить?

    Хочется отметить, что это «прогрессивное поколение», «пострадавшие честные люди» — еще к власти не пришли и травят своих жертв, не обладая государственной властью. Просто делают это охотно, с самоотдачей, явно занимаясь своим любимым, родным, кровным делом.

    Нет и не может возникнуть, глядя на происходящее, никаких сомнений в том, что этот стайный талант заиграет новыми красками, если увлеченно травящие режиссера люди с хорошими лицами получат доступ к управлению репрессивным аппаратом государства.

    Впрочем, они пока обходятся обычными в их среде личными связями. Всегда есть кому позвонить, написать, обратиться. Всегда в государственной машине распределения средств или контроля есть кто-то свой. С помощью пары телефонных звонков и посиделок в ресторане можно не только что-то получить, но и кого-то придушить.

    Читайте также: Бесславные самовлюблюдки: Роман Носиков о фильме «Заложники»

    Осознание себя частью сообщества, которое в значительной мере влияет на распределение благ, положение в котором открывает доступ к ресурсам, репутация в котором, в зависимости от ее знака, сильнейшим образом может повлиять на биографию, — такое осознание порождает совсем не творческие аппетиты и амбиции.

    Это закрытый клуб, объединенный стремлением к государственным деньгам, и проход в него может быть обеспечен только полным соответствием мировоззрения кандидата на вход тамошним стандартам.

    А воры — всегда ненавидят того, у кого воруют.

    То есть народ и государство.

    Собственно, в понимании этого правила и заключается ответ на вопрос «Что же делать?».

    После партсобрания: Роман Носиков о сериале «Спящие» и покаявшемся режиссере

    Что же делать?

    Устроить среди них чистку — это борьба с симптомами. Это как бороться с плесенью вместо борьбы с влажностью. Или бороться с тараканами, не пытаясь навести чистоту.

    Система распределения «культурных» денег, доставшаяся нам в наследство, такова, что растлит кого угодно. И если выгнать всю эту кодлу в Париж, к Петру Павленскому, то через десяток лет мы увидим на их месте точно такие же лица «Эмильевичей» — «сирот и тяжкого наследия царского режима».

    Так что выход тут может быть только один — уничтожить среду их обитания. А именно, госкормушку.

    Только самоокупаемость. Только хардкор.

    Никаких субсидий — только кредиты. Никаких подачек — только государственные тендеры. Проваленные работы по предыдущим тендерам — то есть провал кино, провал спектакля, — закрывают возможность участвовать в новых.

    Читайте также: Юра, мы исправляемся. Поздравление к годовщине запуска первого спутника Земли

    Половина государственных денег должна распределяться по заявкам граждан и в соответствии с голосованием с авторизацией через госуслуги.

    Вот тогда и поглядим — будут ли у нас еще сниматься «Матильды» и «Левиафаны» на государственные деньги? Или народ захочет спонсировать Андрея Шальопу и его проекты — как это уже случилось с «28 панфиловцами»?

    Но что же будет с «высокой культурой не для всех»? У наших толстосумов есть отличная возможность доказать превосходство своего эстетического чувства над нашим: если Кирилл Серебренников — режиссер для элиты, то пусть его элита и кормит. Она же пусть и аудиторские компании нанимает, чтобы узнать, куда делись деньги на костюмы, если актеры по сцене с голыми афедронами дефилируют.

    Они же пусть решают, что потом с этими отчетами и афедронами делать. Это будет уже не наше быдлячье дело. Мы будем «Салют-7» смотреть.

    Автор: Роман Носиков