Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Елена Белова: Победы СКА в семье не обсуждаем

0 Оставить комментарий

Елена Белова: Победы СКА в семье не обсуждаем

Супруга защитника СКА и сборной России Антона Белова в обстоятельном интервью Федеральному агентству новостей рассказала о семейном бизнесе, собраниях жен хоккеистов с Олегом Знарком и том, как заниматься боксом, хоккеем и бизнесом, оставаясь при этом невероятно женственной.

— Два года назад вы открыли клинику. Как она поживает?

— Большая часть моей семьи и моей жизни связана с медициной. Я считаю, быть доктором — призвание. У нас эта история династийная. Но из-за того, что мы часто переезжали, что у меня был декрет на воспитание дочери, около пяти лет я пациентов не принимала. Хотя периодически мне говорят, что пора бы вернуться на работу (улыбается). Это, конечно, очень меня греет. Два года назад мы открыли клинику «Семь докторов». Я считаю, что, может быть, не своими руками буду лечить людей, но хотя бы какую-то работу я буду выполнять — а люди будут здоровы. Где-то полгода назад к нам присоединился еще и центр реабилитации и я думаю, что мы потихоньку будем расти. Это, конечно же, очень долгоиграющая история. И очень серьезная. Мне, в принципе, все в жизни дается просто. А медицина — то, что заставляет мой мозг работать. Это еще одна причина того, почему для меня история с клиникой важна. У нас есть генеральный директор, который непосредственно занимается всеми делами там. А я вхожу в совет директоров и ключевые решения мы принимаем все вместе.

Для вас это меценатство или все-таки коммерция?

— Уклон в меценатство у меня есть везде. Какое бы я дело не брала, помощь людям для меня имеет огромное значение. Но я управленец. И из любого дела я стараюсь получать финансовую выгоду. Все мы понимаем, что нужна финансовая подушка. И не секрет, что для того, чтобы много отдавать в благотворительных целях, нужно соответствующе получать. Лечиться всегда было дорого, но в нашей клинике адекватные цены. Я всегда стараюсь соблюдать соотношение цены и качества.

Сам процесс открытия был затратным?

— Инвестиции были. Больше, чем, допустим, в клуб. Но цифры называть не буду.

Вы ведь открывались в кризис, а оборудование наверняка приходилось приобретать иностранное…

— Да, открывались мы в кризис. Естественно, что когда мы прописывали бизнес-план, было одно. На деле получилось немного иначе. Кризисный курс валюты, возникали задержки — люди перестраховываются. Но, в принципе, у нас все было сработано грамотно.

Клиника отбирает много времени?

— Сейчас уходит больше времени, потому что организм перестал выдерживать нагрузки, связанные со спортом — у меня его очень много. Я прошла такое, знаете, своего рода ТО у себя в клинике. Лишний раз убедилась, что у нас очень грамотные врачи. Раньше я не нуждалась в медицинских услугах, но петербургский климат меня немного «подтачивает». Что касается работы, то для меня очень важно, чтобы сотрудникам нравилось работать. Позитивная атмосфера в коллективе очень важна. Вообще, любой мой проект идет, в том числе, с позиции семейственности, комфортного существования в коллективе. Тогда есть эффект. Так как я работала в сфере медицины на государевой службе, работала в муниципальных поликлинических отделениях, есть понимание, насколько важно, чтобы врач был доволен своей работой. От этого напрямую зависит качество медицинских услуг.

Вы сказали про совет директоров, про принятие ключевых решений. Муж в них участие принимает?

— Я стараюсь, чтобы Антон не отвлекался. Его дела — СКА, сборная России. Бизнес занимает много энергии, много терпения. Сейчас Антону нужно заниматься своей карьерой — и он, на мой взгляд, блестяще это делает. У меня правило, чем меньше головной боли у Антона, тем лучше. Хоккей очень важен и наш распорядок построен так, чтобы это не мешало карьере, не отвлекало его. Но по каким-то важный вопросам мы, конечно, советуемся.

Значит, выступаете своего рода громоотводом?

— Выходит, что да (смеется). Понимаете, я работаю с 15 лет. И я за это время сменила множество различных сфер. Это моя стихия, можно сказать. А Антон сейчас готовится активно к Олимпиаде. Поэтому вот коньки, клюшка. шайба — защищай, забивай (улыбается). При этом хочу отдать должное: он очень грамотный человек, особенно с точки зрения цифр, интуитивно принимает решения. И я часто отдаю ему на критику различные идеи. Он всегда меня поддерживает.

Вы вскользь упомянули, что работали по специальности.

— Да, по специальности я врач дерматовенеролог: год подготовительный, 6 лет учебы, седьмой год — интернатура. Восемь лет училась, после год работала в поликлиническом отделении №11 в Омске. Больше работала дерматологом, чем венерологом. После я благополучно забеременела.

Значит, работали уже тогда, когда встречались с Антоном?

— Уже женаты были.

Как муж относился к вашей работе?

— Он — шикарно (улыбается). Вообще, профессия доктора — одна из самых благородных. В детстве моей любимой книжкой был Атлас. По дерматовенерологии, потому что у меня дедушка 27 лет был главным врачом Омского областного кожно-венерологического диспансера.

Что все-таки главный проект: клиника или «Fight Fabrika»?

— Не могу ответить на этот вопрос. Важно и то, и другое. Это разные грани того, что я умею, что я люблю. Так классно получилось, что наш президент Владимир Владимирович особенно любит два вида спорта: хоккей и единоборства. Мне посчастливилось к обоим иметь отношение (улыбается). Органично получилось. Боксом я занимаюсь уже 10 лет, синий пояс по бразильскому джиу-джитсу, хоккеем занимаюсь четвертый сезон. Призвание для меня — медицина, но по натуре я воин — поэтому спорт, преодоление препятствий для меня очень важно. «Фабрика боевых искусств» — место производства сильных духом, в первую очередь. Это мне близко, я через многие «жизненные квесты» прошла. 

 

????Установка на игру???? #предсезонка #шпагатини #босспашет #nike #fightfabrika

A post shared by Елена Белова (@whitetyson77) on

Спортивные результаты вторичны?

— Мы не позиционируем себя как профессиональных спортсменов. Для нас это саморазвитие. У нас когда батюшка освящал клуб — отец Николай, духовник СКА — он спросил, почему клуб единоборств. Я объяснила, что никакой агрессии здесь нет. Это рост силы духовной через рост силы физической. Он меня понял и сам теперь благополучно занимается у нас.

Что изменилось в Фабрике за последние годы?

— Стало ходить больше людей. Наш главный приоритет — детский спорт. Но пока мы не наработали определенный авторитет, привлекать детей было сложнее: родители ведь хотят понимать, куда они отдают своих детей. Направлений много: дзюдо, тайский бокс, бразильское джиу-джитсу, грэпплинг, кроссфит, бокс. Сейчас детки идут. Больше, конечно, мальчиков, но и девочек достаточно (улыбается). Всегда говорю родителям, что неважно, чем занимается девушка — хоккеем, боксом или чем-то еще. Она в любом случае будет оставаться девушкой, просто у нее будет занятие, которое сделает ее сильнее. Главная трансформация произошла внутри. Мы строим семью внутри. И изменения касались тренерского штаба: люди, которые нам нужны, остаются. Те, с кем понятия рознились, нас покидают. Мне этот процесс нравится, потому что в итоге получается качественный продукт. Также у нас занимаются ребята, которые выступают за сборные Ленинградской области и Санкт-Петербурга. Мы бесплатно предоставляем им свои площадки, тренеров. Это, в том числе мотивация для детей.

Сами тренировки проводите?

— Нет. Даже не потому, что не чувствую себя готовой. Я, прежде всего, управленец. И мне необходимо смотреть на картину сверху, чтобы правильно ее оценивать, глобально. А в трудовой, тренировочный процесс я не лезу. Могу давать какие-то точечные подсказки, но больше организационного плана. А ребятам, нашим тренерам, я доверяю — они большего достигли в спорте.

Вы сказали, что освящали Фабрику. Знаю, что Вы православная. Но единоборства вид спорта, традиционно хорошо развитый на юге России.

— Да, я человек воцерковленный. И для меня это важно. Но при этом я уважительно отношусь к чужой вере, если человек следует традициям своей веры. У нас в клубе есть комната, где мусульмане могут сделать омовение, помолиться. Я росла в многонациональном обществе. Нет плохой национальности — есть плохие люди, который встречаются везде. Как и хорошие. Хорошо общаюсь, дружу с папой Хабиба Нурмагомедова, Абдулманапом Нурмагомедовым. Замечательный человек. Настоящий мусульманин никогда не сделает ничего дурного, он будет вести себя уважительно, я в этом убеждена. Я была в Дагестане, а конкретно в Махачкале. Меня замечательно приняли. Хорошо общаемся с подопечными президента ACB Маирбека Хасиева — его спортсмены приезжают к нам готовиться перед турнирами. Настоящие профессионалы, с хорошим образованием, творческим мышлением.

Бойцовские навыки в жизни хоть раз пригодились?

— Знаете, я бы не сказала. Во-первых, у меня с детства кличка «Тайсон». Так что все знали. Я не стремлюсь демонстрировать свои навыки, это то, что у меня внутри. Да, защищать слабых, вступаться за близких я буду. Но никакой агрессии с моей стороны нет и не будет. У меня Антон узнал только спустя 4 года совместной жизни, что я что-то могу в зале (смеется). Сказал, что со мной лучше не спорить.

А часто спорит?

— Нет. У нас все очень гармонично, все построено на уважении в семье. Знаем, что каждый взял свое направление и его ведет. Разделение труда такое. А вот обмен мнениями, обратная связь, у нас постоянно. Но каждый сам решает, последовать ли совету, прислушаться или нет.

У вас есть такса по кличке Моисей. Откуда такое имя? Кто его вообще придумал?

— Я очень люблю собак. Когда мы осели в Петербурге, естественно, я сказал, что возьму собаку. Вообще, люблю больших собак. Как, например, была у Жени Малкина — бордоский дог.

 

A post shared by Evgeni Malkin (@e.malkin71geno) on

Моисей — хороший вариант собаки. Очень компактный, с ней удобно летать (улыбается). Это карликовая такса, она меньше обычной. С шоколадным носом и зелеными глазами. Привезла ее из Москвы. Говорят, Петербург — столица такс. Неправда: когда стала искать, пришлось ехать в питомник в Москву. У меня и раньше были собаки: Хася, потом был Ёся — Иосиф, потом родилась Тася. Сейчас у меня Мося (смеется). Как ты лодку назовешь, так она и поплывет. Все мы дети Израиля. Мудрость Моисея всем известна. И моя собака очень мудрая. С чувством такта, с очень проницательным взглядом. Ощущение, что там человек сидит (улыбается).

А Иосифа в честь кого назвали?

— Я его называла Ёся, сокращенно. Нет, не в честь кого-то (смеется).

Матчи СКА посещаете часто?

— Всегда. Чтобы я пропустила, должен случиться какой-то форс-мажор. За сезон бывает один-два домашних матча, на которых не бываю. Олимпиады и чемпионаты мира, на которых Антон выступает, тоже не пропускаю. Это священное правило.

С кем ходите?

— У нас, жен, есть ложа. Максимальная концентрация энергии, мы сидим рядом с фанатским сектором СКА. Таисия тоже ходит, когда у нее нет занятий, и когда матчи не поздно заканчиваются.

— А реагирует как? Папу на площадке всегда ищет?

— Поскольку на чемпионаты мира мы ездим, она иногда путает СКА и сборную России (смеется). Не может просто переключиться. Сейчас уже понимает, конечно, разницу. За папу болеет. Но я ее всегда приучала, объясняла: хоккей — командный вид спорта, неважно кто забил шайбу — твой папа или чей-то другой, ведь к голам приводят командные действия, перепасы, правильная игра каждого хоккеиста на площадке.

— На Олимпиады, чемпионаты мира когда ездите, с мужем видитесь?

— Нет, мы ездим большой компанией. У нас ведь есть профсоюз жен КХЛ (улыбается). Мужей мы вообще не трогаем, мы самодостаточные. А для того, чтобы в другом городе не потеряться, чтобы сделать полезным пребывание в другой стране, мы объединяемся, и проводит время вместе.

Жены хоккеистов и Олег Знарок это…

— О, это всегда приятное событие. Перед плей-офф Олег Валерьевич подходит и со стороны своего опыта дает нам советы. Вообще, ключевой образ для нас — Илона Знарок, его супруга, которая показывает личным примером, какой должна быть супруга хоккеиста. И Олег Валерьевич понимает, что все идет из семьи. Диалог есть. Причем это командные беседы. Он всегда может на нас рассчитывать.

Как выглядит домашний распорядок за день до матча?

— Самое главное — лечь вовремя спать. Я такой человек, что могу засидеться. Антон — ходячий будильник. Часов в 11 вечера ложится.

Гнать спать приходится?

— Ну, всякое бывает (улыбается). Во-первых, разное время тренировки бывает. От этого многое зависит. После игры, например, Антон не спит примерно до 5 утра. На «бодряке», на эмоциях от матча. Если на следующий день игра, то мы вовремя ужинаем, правильными продуктами.

В такие моменты Антон не дистанцируется?

— Нет. Скорее даже наоборот — старается находиться в семье. Но это особенно важно после матча, потому что в игре много агрессии. А лучший способ расслабиться — проводить время с дочкой. У нас семья «с профессиональным уклоном». Антон очень любит порядок, он очень хозяйственный.

Готовите сами?

— Да. И Антон очень любит готовить. А у меня свой рацион — я мясо не ем. Поэтому готовлю всем по-отдельности: Антону, дочке, себе.

Любимое блюда Антона Белова?

— Мясо. Стейк с кровью. Вообще, у Антона два главных правила — хорошо покушать и поспать. Если этого нет — все (смеется). Сон обеденный всегда. Каждый день. Полтора-два часа. Причем дома должна быть идеальная тишина. Жизнь в доме прекращается.

За НХЛ следите?

— Матчи не смотрим, только хайлайты. Болеем, конечно, за наших — Сашу Овечкина, Женю Малкина, других ребят. Ну и потом, разница во времени не позволяет. Приведу пример. Мне бы хотелось, чтобы Антон чаще бывал у меня на тренировках, когда я на льду. Хочется, чтобы подсказывал, потому что я знаю — он всегда укажет на мои недочеты. Но я всегда думаю так: пусть он лучше лишнее время поспит, отдохнет. Да и понимаю, что это все равно, как если профессионального певца позвать отдохнуть в караоке.

Антон, если Вы это читаете, Вы знаете, что делать!

— Да он и так знает, я ему говорю (смеется). И так очень много хоккея.

Вынося за скобки матчи СКА, за играми других команд КХЛ следите?

— Не сказала бы. За турнирной таблицей слежу, результаты смотрю. Пару лет назад — да, я внимательно следила. Сейчас слежу за командами, где есть друзья, за тренерскими перестановками. В общем, скорее в новостном формате.

Отставка Захаркина из «Югры» огорчила?

— Конечно. Но больше огорчил эпизод с Захарчуком. Момент в матче «Ак Барса» с «Металлургом», когда Александр Будкин получил по лицу, обсуждали. Хотелось бы, чтобы ребята сохраняли здоровье.

Недавно сняли дисквалификацию с самого агрессивного игрока КХЛ, Дамира Рыспаева. Беспокоитесь?

— Нет, мне не страшно. Когда я познакомилась с Антоном, он мне показал, как дерется. Смотрела профессиональным взглядом — влюбилась в него во второй раз. У него есть талант, мужской инстинкт. Вот, кстати, к нам в клуб Тема Панарин ходит заниматься во время предсезонки. Человек прекрасно боксирует! В прошлом году у него была первая драка в НХЛ. Очень, на мой взгляд, достойно смотрелся.

По поводу команду жен СКА. Достаточно хорошо знаком с Валерием Покровским. В общении это крайне позитивный человек, в каком-то смысле даже мягкий. В тренировочном процессе Валерий может «пихнуть»?

— Сейчас я бы уже не назвала это командой жен СКА. Это «Red Rocket», у нас там играют и жены — Широкова, Дацюка, а еще есть супруга администратора, Александра Кравец. Она у нас из потомственной вратарской семьи. Сейчас это женская команда с возрастным ограничением 18-45, причем там люди разных профессий: атомные инженеры, дизайнеры, главный врачи клиник, многодетные мамы. С Валерой есть договоренность — он нас не хвалит. Это очень расслабляет: начинает казаться, что чего-то достиг. Потом снимаешь на видео, начинаешь смотреть и видишь, что смотрится это смешно. Для меня, перфекциониста, это очень важно. Делать что-то в полсилы — не для меня. Жестким Валеру я видела только когда каталась с мужчинами. Вот им он делает замечания. Я к нему потом подхожу: «Валер, а у меня что»? Говорит, что у меня все хорошо (смеется).

Ваша дочь занимается спортивной гимнастикой. Как считаете, ее ждет спортивная карьера?

— Не знаю, как сложится, но мне бы хотелось, чтобы она стала пятым поколением врачей в семье. Что касается спорта, то мне очень интересно наблюдать за тем, как она работает над собой, старается. Никогда не уйдет, пока не сделает упражнение до конца. У нас спортивная семья. Она это понимает.

Больше она в папу или в маму?

— Внешне она копия папы. Но я в ней вижу и себя, и Антона. Но я считаю так: пусть она не будет ни на кого похожей, а будет собой.

Как дочка реагирует на то, что папы часто нет дома?

— Она уже привыкла. Когда есть отпуск, стараемся проводить все время вместе, максимально посвящаем ей время. Но есть сезон, когда у нее тренировки по художественной гимнастике, балет, занятия английским, вокал, рисование. Приучаем ее к труду. Поработаешь хорошо — будет что-нибудь.

Вы живете в Петербурге четвертый год. Чувствуете здесь себя, как дома?

— Да. У меня родственники родом из Петербурга. Мои прапрадедушка и прапрабабушка были репрессированы — их сослали в Омск. Поэтому мне вообще здесь комфортно — я знаю, где они жили, где трудились. Наверное, даже хорошо, что их сослали, потому что Петербург, тогда Ленинград, пережил тяжелейшие годы блокады во время Великой Отечественной войны. А Омска война коснулась меньше.

Понятно, что Антону всего 31 год и о завершении карьеры сейчас речи не идет, но есть ли понимание, где вы будете жить после того, как коньки окажутся на гвозде?

— Антон очень любит Москву. Я — Петербург. У нас такое, знаете, «за Питером замужем ты, а я женат на Москве» (смеется). Но в последнее время он полюбил Петербург. Просто нужно понимать: Антон играл за ЦСКА, у него определенные воспоминания о беззаботной молодости в Москве. А тут уже зрелость. Петербург — красивейший город. Очень он меня проверял, когда мы только переехали.

Да, я как раз хотел спросить вас о первых неделях после переезда. Если не ошибаюсь, вы их называли самыми тяжелыми в жизни?

— Испытания были сложные. После приезда сильно заболела дочка, мы легли в больницу. И все было серьезно. К счастью, поправилась она быстрее, чем прогнозировали врачи. Переехали домой. Дома — никакой бытовой утвари. Потом в один из дней приехала к Антону в «Ледовый». У меня были новые коньки, я как раз собиралась начать кататься. Нужно было отформовать коньки. Чувствую, что заболеваю. Антон дал какую-то термоядерную «шипучку», противовирусную. Мне стало еще хуже. Но нужно было купить утварь. Понимаю, что сил уже нет. Но поехали в магазин. Понимаю, что мне плохо, я прямо там и села. В отделе света. Позвали врача. Пока меня в кабинете приводили в себя, Антон пошел сложить покупки в машину. А мы приехали каждый на своей машине. Он мне звонит с парковки. Говорит: «У тебя машину угнали». Это был автомобиль, который Антон подарил мне на рождение дочери. Спасибо, Господи, что взял деньгами. Зато сейчас езжу на машине, которую Антону за выступление на чемпионате мира подарил Владимир Владимирович (улыбается).

К чемпионату мира, который Петербург примет уже в следующем году, город меняется: облагораживается, становится еще красивее, приводится в порядок. У вас за плечами жизнь в Канаде, много путешествуете. Что скажете в ответ тем россиянам, которые говорят, что «у нас все хуже, чем на Западе»?

— Для того, чтобы понять, насколько хорошо в России, нужно просто пожить в другой стране. Не съездить туристом, а именно пожить. В Канаде мы жили в Эдмонтоне. Это далеко не Петербург и не Омск. Петербург гораздо современнее, здесь намного больше для людей, для их комфортной жизни. И менталитет в той же Канаде совсем не наш. Там можно работать, если ты профессионал и любишь свое дело, но жить, конечно, намного лучше на Родине. Тем более, что и я, и Антон — патриоты. Когда после нескольких месяцев в НХЛ Антон вернулся в Россию на Олимпиаду в Сочи, он уже не хотел возвращаться, на самом деле. Но работа есть работа, у него контракт. В Сочи, кстати, мы летели в одном самолете с другими энхаэловцами. Так вот, они удивлялись, спрашивали, почему у нас все так красиво, а они об этом не знали. Там другой менталитет, другая жизнь. И там ты никогда не станешь своим. Тут можно только процитировать чету Бобровских: «Мы тут не живем, мы здесь работаем». А чувство Родины должно быть.

У меня есть знакомый, несколько лет проживший в Германии. Он вернулся в Россию, объяснив это тем, что там он гастарбайтер.

— Естественно. Никто не будет создавать хорошие рабочие места для иностранцев. Это у нас, если ты приехал из Европы, то тобой восторгаются, тебе все показывают все самое лучшее. На Западе все иначе. Нужно гордиться своими корнями.

С кем из хоккеистов дружите семьями?

— Телегины, Бобровские, Кетовы, Широковы. Много семей, на самом деле. Никого не хочется обижать и забывать. У нас агент общий с Женей Малкиным, так что еще с ним много общаемся. Агент, к слову, крестный отец нашей дочери. Прекрасные отношения. Большая редкость.

Согласен. Агент обычно воспринимаются…

— Как агенты (смеется). Но наш работает с Антоном с детства.

Победная серия СКА в семье обсуждается?

— Нет. Я «за» то, чтобы не мусолить победы и поражения. Нужно отключаться и готовиться к следующей игре. У нас было достаточно времени отпраздновать завоевание Кубка Гагарина. Я, кстати, всегда говорю: неизвестно, что сложнее — завоевать Кубок Гагарина или его отмечать.

Совсем скоро Олимпиада. Как считаете, насколько отсутствие игроков из НХЛ снизит интерес к турниру?

— Здесь нужно болеть не за игроков, а за команду России. За тех, кто приедет в Южную Корею, и будет представлять честь страны. Поверьте, я бывала на крупных турнирах с командой и видела, что происходит изнутри. Все переживают, настраиваются и относятся к матчам за сборную очень серьезно. Это престиж страны и тут нет пустых слов.

В своем Инстаграме вы поздравили Владимира Путина с днем рождения, который был на днях. У вас, я знаю, в рабочем кабинете над столом висит потрет президента. Почему такое особенное отношение?

— Это Верховный Главнокомандующий, это наш президент. Человек, которого уважают во всем мире. Это борец, если на то пошло (смеется). Он — лицо нашей страны. Мы часто обсуждаем Путина в семье. Представьте, в каком графике человек живет, какие это нагрузки, стресс. Сколько раз в день приходится принимать сложные, судьбоносные даже в чем-то решения? Это колоссальный труд, это достойно глубочайшего уважения. Важно ровняться на таких людей. Еще из политиков я бы выделила Сергея Лаврова. Лично мне он очень нравится.

Вы ведете свой Инстаграм самостоятельно?

— Да. Я не зависима от социальных сетей. Иногда даже Антон мне говорит, что пора бы выставить новое фото.

Почему, кстати, у него нет Инстаграма?

— Ему это вообще не нужно. Это ведь отвлекает, отбирает много времени.

Новости партнеров