Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Бесславные самовлюблюдки: Роман Носиков о фильме «Заложники»

0 Оставить комментарий

Бесславные самовлюблюдки: Роман Носиков о фильме «Заложники»

Рецензии на фильм «Заложники», выложенные в Сеть, разнообразны. Часть четко ругательная. Например рецензия опубликованная в «Комсомольской правде» с интервью командиром группы «А» полковник КГБ Михаилом Васильевичем Головатовым. Тем самым, что в 1983 году командовал штурмовой группой. Но есть и хвалебные. Что удивительно хвалили с «левой» стороны. Член Левого Фронта Д. Митина написала вполне хвалебную рецензию на это творение.

Я не симпатизирую ее политической деятельности, но всегда полагал, что на кино ее вкусы вполне недурны. В итоге пришлось фильм смотреть.

Но в кинотеатр я, грешный человек, не пошел. Побоялся. И посмотрел нелегальную копию в Сети. Господи, как же я был прав.

С экрана на меня повалила пещерная в набедренных шкурах «национальная» мифология.

Экранизирован «белый миф» о молодых людях, которых загубила машина тоталитарного государства. Миф совершенно лживый, шитый белыми нитками самого худого качества, расползающимися от малейшего прикосновения.

Про несоответствия фильма реальности даже в самой малой мере вы можете посмотреть в рецензии и интервью в «Комсомолке». Я не буду повторяться и присваивать себе чужую работу. Я должен сделать собственную. Я попытаюсь извлечь некоторую пользу из этого фильма.

Дело в том, что в нас, как в родную планету метеорит, опять долетел кусок мировоззрения наших постсоветских творческих элит. И этим обязательно надо воспользоваться, чтобы понять, что в этих творческих элитах происходит и что же нам с этими элитами делать.

Начнем прямо с постера.

С постера на нас смотрят люди, захватившие в заложники своих сограждан и убившие нескольких из них. Прямо под или над (в зависимости от варианта постера) надписью «заложники». Что этим нам хотят сказать авторы картины?

Что именно они — эти террористы — и были заложниками. Их в заложники захватила бесчеловечная несправедливая тоталитарная советская система.

Я не любитель советских систем. Но есть же какая-то совесть. Наверное. Ну, должна быть. Во всяком случае показывать нищую советскую Грузию людям, которые еще жили в СССР и кое-что помнят о Грузинской ССР — это нужно вовсе ее не иметь.

Но дело тут даже не в нищете.

Отец, колотящий молодого сына по лицу, деспотичное государство в лице пограничника с собакой, который не дает купаться в неположенном месте. Как это можно — запрещать что-то на государственной границе? Всем же известно что в свободных странах на границах можно исключительно все. именно поэтому в свободных США ежегодно настреливают кучи нелегалов-мексиканцев. Условности и патриархат в виде уроков хороших манер из телевизора.

У молодых людей зреет план побега из этого удушающего ада.

Грузинская свадьба. Сначала идет официальная програма — грузинские народные танцы, поздравления, тосты. А после того как обязательная официальная программа окончена — начинаются заграничные «Бони М» и разбрасывание в гостей заграничных сигарет Camel. Потом молодые люди поют песни «Битлз».

Знакомство с героями закончено. Это чуткие, тонко чувствующие и романтичные молодые люди.

Приступаем к действию.

И вот они в самолете.

Бесславные самовлюблюдки: Роман Носиков о фильме «Заложники»

И в нем начинается какая-то случайная кровавая суета, в которой вроде бы никто и не виноват. Все происходит случайно и само сабой. Само стреляется, самоубивается, само во всем виновато. В точности, как, например, жертвы Дома профсоюзов сами виноваты и сами себя сожгли, а ватники Донбасса сами себя обстреливают. Даже стюардесса, которую в реальности террористы выкинули из самолета — в кино прыгает сама. И вообще все само как-то получилось. Насралося.

В реальности члены банды заранее наметили пассажиров, которых сочли похожими на сотрудников спецслужб, и расстреляли их.

Что важно: в фильме с названием «Заложники» — вообще нет ничего о реальных заложниках. Совсем. Жизни реальных, а не мнимых заложников не уделено вообще никакого внимания. Они — куклы. Безликие вражеские солдаты из американского боевика типа «Коммандос». Их страдания и гибель не обозначаются никак. У них отсутствуют биографии.

Только когда один из террористов стреляется — на экране начинаются флешбеки из его жизни. Погиб человек. Погибло вся его жизнь, его радость, его память, его дружба, любовь…, но никаких флешбеков, пока террористы стреляли в окружающих людей, не возникало.

На экране полностью отсутствует реальный подвиг экипажа, самоотверженно спасавшего реальных, а не мнимых заложников. Не показан подвиг группы «А», захватившей террористов и освобождавшей их заложников.

В фильме от переговоров отказывается советское государство. В реальности от переговоров отказались террористы. В фильме террористы показаны обычной молодежью. В реальности это была «золотая молодежь» уже со всеми современными симптомами, включая наркотики.

После штурма самолета погибших членов экипажа и заложников предают земле с фальшивыми речами про социализм. Раздается салют, который является эхом от будущего расстрела.

Затем советская власть совершает еще одно чудовищное деяние — арестовывает священника и обвиняет его в идеологическом руководстве убийцами.

Это к вопросу о том, может ли священник подвигнуть на антисоветский террор с убийством невинных сограждан. Антисоветская пропаганда описывала репрессии против священства в СССР как нечто абсолютно безумное. Какая контрреволюция? Это же священники! Христиане. Но вот перед нами совершенно конкретное дело, которое показывает, как священник стал идеологом террористической ячейки.

Нет. Это не значит, что все расстрелянные и гонимые в советские годы священники виновны и так им и надо. Я просто говорю о том, что люди, которые осуществляли государственный революционный террор, не были безумны.

Еще одно нет. Нет, я не говорю, что они были правы и они были хорошими людьми. Я только говорю, что они не были мультяшными злодеями.

Но в кино все иначе. Сотрудник КГБ кладет на стол пластинку «битлов» и говорит: — Вы этим пудрили им мозги? Священник, кротко, как Христос у Пилата, сообщает, что чтение Библии и хорошая музыка не пудрят мозги. На что получает ответ, что по законам нашей страны это пропаганда капитализма.

Интересно отметить, что социалистической государство СССР само занималось пропагандой капитализма, так как издавало и Библию и пластинки «Битлз» на фирме «Мелодия».

Но священника обманом заставляют признать вину, обещают смягчение приговора и расстреливают. Рефреном через весь фильм проходит фраза «Чего вам не хватало?» Ее то и дело произносят самые разные персонажи в адрес главных героев.

И ответ, который подсказывает авторами фильма, легко понять — свободы.

На самом же деле перед нами люди, которые решили, что они достойны большего. Они хотели свободы потребления. Они хотели быть знаменитыми. Они хотели, чтобы их любили. Но не мы и не здесь. А там.

Фильм заканчивается тем, как семьи, вырастившие дегенератов и убийц, разыскивают их тела. Ибо антигуманная советская власть тела казненных не выдавала.

Финальная сцена. Мать террориста разговаривает с его невестой

— Куда бежали? Что там делать?

— Вы же сами говорили, что тут жизнь ужасная.  

— Пусть так, но так уезжать никто не хотел.  

— Мы тоже так не хотели.

Это неправда. Хотели именно так.

На суде эти люди заявили следующее:

— Вот когда отец и сын Бразинскасы улетели с шумом, со стрельбой, стюардессу Надю Курченко убили, так их там в почётные академики приняли, невольниками совести нарекли, из Турции в США переправили. Чем мы хуже?

Что мы перед собой видим? Что до боли знакомое, страшное смотрит на нас с экрана из-под наложенного режиссером макияжа? Что это там под гримом такое клыкастое, безлицее?

Это майдан.

Это и есть грех майдана. Он заключается в желании купить себе любовь Запада и его блага принесением в жертву сограждан. Абхазов, осетин, русских. Особенно русских. Ватников. Колорадов. Москалей. Кацапов. Русню.

Сразу же после развала СССР Звияд Гамсахурдия освободил из заключения террористку Тинатин Петвиашвили, а могилы убитых террористами членов экипажа были осквернены. Вся страна была превращена в пособников и сообщников.

Это ясно дало понять куда двинулась Грузия. Все последующие события, включая гражданскую войну, и войну 2001 года — были уже результатами этого сделанного тогда в 1991 году выбора. Но началось все именно тогда и именно с этого захвата самолета.

Вот как это обосновывал видный грузинский философ, советский интеллигент Мераб Мамардашвили: «Существует грузинское достоинство. Мы не хотели принимать эту дерьмовую, нищую жизнь, которой довольствуются русские. Они с ней согласны, мы — грузины — нет. Посмотрите на тбилисские дома, тротуары. Грязные дома, обветшалые ворота, зато внутри благоустроенные квартиры, забитые вещами, высококачественной импортной аппаратурой. Это атмосфера отражает самоуважение грузин, которое отсутствует у русских. Русские готовы есть селедку на клочке газеты. Нормальный, не выродившийся грузин на это неспособен» .

Это не дикарь с кольцом в носу. Это патентованная сертифицированная национальная советская элита. Заботливо выращенная советской национальной политикой. Интеллигент.

Точно такой же, как режиссер обсуждаемого фильма зять Никиты Сергеевича Михалкова — Резо Гигинеишвили. Точно такой же, как кинокритики, восторгающиеся фильмом.

Резо Гигинеишвили

Дато Турашвили в книге «Побег из СССР» пишет: «В сверхдержаве, которая первой покорила космос, не смогли сшить джинсы… Что может быть добрее и безобиднее джинсов? В Советском Союзе действительно не освоили их пошива, чему нашли самый невероятный выход: джинсы попросту запретили».

Для тех, кто не знает и не помнит: в СССР были джинсы. Но они действительно были безобидны. В отличие от джинсов, которые набросились на нескольких людей выжрали у них человечность и заставили убивать других людей ради джинсов.

Джинсы — это тот старый символ потребления. Ныне он заменен айфоном, но истеричность все та же.

Потребление. Поднимающий голову фашизм вещей.

Закончу все же про кино.

Есть спрос на настоящее кино. Это показали истории фильмов «Матч», «Территория», «Легенда №17», «Время первых» и так далее. Но творческая элита, зародившаяся в эпоху разложения СССР, все продолжает удовлетворять запросы западной и внутренней антисоветчины и русофобии, облизывая друг другу эрегированную ненависть к народу и стране.

Из того, кого они считают заложниками и жертвами, в данном случае видно, с кем они себя ассоциируют и что готовы сделать с нами, если у них вдруг возникнет желание, чтобы их любили там. Собственно это уже сделано. Я не представляю, чем этот фильм может быть еще, кроме как вторичным использованием уже однажды убитых террористами людей.

Этих людей убили, чтобы получить любовь и славу на Западе. Теперь режиссер Резо Гигинеишвили еще раз убил их, чтобы скататься на какой-нибудь европейский кинофестиваль и там купаться в лучах славы. Как его герои в ласковом море в начале его фильма.

Нужно четко понимать, глядя в лицо зятю Н. С. Михалкова: эти люди — не имеют ничего общего с нами. Мы для них — мясо. Нас можно убивать. Это конечно нехорошо, но вполне извинительно. Мы для них — скот, который должен втащить их тушки и душки в рай потребления.

Отдельно это характеризует не только авторов кино, но и членов Левого Фронта, готовых помочь вот этой творческой элите скормить своему народу любое дерьмо.

Впрочем, все предыдущая деятельность Левого Фронта в связке с автором идеи отменить 8-часовой рабочий день миллионером Прохоровым, Гиви Таргамадзе, это только подтверждает.

Автор: Роман Носиков
Новости партнеров