Поиск
Лента новостей
Закрыть
Новости Сирии
Батальон военной полиции России вернулся из Сирии в Махачкалу
Весь мир
Parada ponosa: как в Белграде проходил марш ЛГБТ-сообщества
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Parada ponosa: как в Белграде проходил марш ЛГБТ-сообщества

    13:26  24 Сентября 2017  /обновлено: 20:27  11 Декабря 2017
    5884

    Parada ponosa: как в Белграде проходил марш ЛГБТ-сообщества

    Блокирование гомосексуалистами центра Белграда получило официальное название Парада гордости — Парада поноса по-сербски.

    17 сентября в Белграде прошел парад в поддержку прав сексуальных меньшинств. В нем приняло участие около 300 человек, в том числе премьер-министр Сербии Ана Брнабич, министр труда Зоран Джорджевич, министр государственного управления Бранко Ружич и мэр города Синиша Мали. Событие освещали сотни журналистов из многих стран мира. По официальным данным МВД Сербии, в охране мероприятия участвовало порядка двух тысяч стражей правопорядка.

    В охране мероприятия участвовало порядка двух тысяч стражей правопорядка

    Это уже не первый гей-парад в Белграде. В 2010 году на парад в поддержку сексуальных меньшинств вышло около двух сотен жителей сербской столицы. Они были разогнаны молодежью из патриотических и националистических организаций. В результате уличных столкновений тогда, по разным данным, было ранено от ста до 160 человек. Пострадало также 47 полицейских. Был разгромлен офис правящей прозападной Демократической партии Сербии.

    После этого гей-парады в Сербии не проводились четыре года. Затем, впрочем, в Евросоюзе — на самом высоком уровне — было заявлено, что отсутствие гей-парадов свидетельствует о неуважении к правам и свободам граждан, а значит, противоречит правилам ЕС. Дабы не потерять шанс присоединиться к единой Европе, Сербии пришлось возобновить парады в поддержку прав сексуальных меньшинств.

    Сербии пришлось возобновить парады в поддержку прав сексуальных меньшинств

    15 июня 2017 года Сербия сделала еще один шаг навстречу толерантным европейским народам — премьер-министром стала лесбиянка Ана Брнабич. До этого представители сексуальных меньшинств уже возглавляли правительства Бельгии, Ирландии, Исландии и Люксембурга, но в Восточной Европе это произошло впервые. Через неделю после вступления Брнабич в должность перед зданием парламента в Белграде прошел гей-парад.

    Тогда же было объявлено, что в сентябре месяце произойдет еще один, куда как более масштабный. После этого, настаивает Брнабич, Белград станет столицей европейской толерантности.

    Целый ряд сербских политических партий и общественных организаций выступают против новых инициатив правительства. Осуждает их и Сербская православная церковь. Так, митрополит Черногорский Амфилохий назвал гей-парады «ядом, который разливается по улицам Белграда».

    Осуждает их и Сербская православная церковь

    16 сентября

    Столь рьяные общественные дискуссии привлекли в Белград и меня. Я прибыл в столицу Сербии 16 сентября. Как и ожидалось, город очень приветливо настроен по отношению к русским и России. Всюду я встречал тому наглядные подтверждение. К примеру, наряду с футболками и магнитиками с изображением исторических героев Сербии, на каждом углу продаются также изделия с изображением российского президента Владимира Путина. Это не пропаганда, но объективный показатель: если бы эти изделия не пользовались спросом, то торговцы бы их просто не продавали. Что интересно, таких же товаров с портретами современных политиков из ЕС, США и самой Сербии нигде не купишь.

    В нескольких сотнях метрах от вокзала парламентская сербская партия «Двери» собирала своих сторонников на митинг-шествие под лозунгом «Овако више не може» (Так больше нельзя). Участники акции несли над головами плакаты с лозунгами «Защитим детей от ЛГБТ идеологии» и «Парад гордости = парад позора», а также перечеркнутый портрет премьера Косово Рамуша Харадиная с надписью «Террористическая коалиция».

    Партия «Двери» собирала своих сторонников на митинг-шествие

    Активист партии «Двери» Ненад Арсич объяснил мне, что митинг призван продемонстрировать недовольство жителей Белграда назначенным на завтра гей-парадом, а также той поддержкой, которую власти оказывают новому косовскому правительству с Харадинаем во главе. Тот, по некоторым данным, напомним, причастен к массовым убийствам сербов во время войны в Косово. На мой вопрос, почему митинг протеста проходит накануне, а не в день гей-парада, Арсич ответил, что завтра в Белграде все другие массовые мероприятия запрещены.

    Тогда же я услышал громкую молитву, доносящуюся с соседней улицы. Я прошел на звук и увидел православное шествие против предстоящего гей-парада. Сотни людей, растянувшись в колонну, несли флаги Сербии, России и Греции, а также иконы, хоругви, кресты и плакаты с лозунгами: «Гей-позор никогда не пускать в общественную жизнь», «Сербия, будь чиста от всех слуг Антихриста», «Православные сербы, нынешняя политика — это измена во имя лжи, масонства и гомосексуализма», «Православную Сербию не покорили войной, а изнутри сделали пешкой ЕС, Ватикана и НАТО». Замыкала шествие машина с репродукторами, из которых постоянно звучали православные молитвы.

    Митинг призван продемонстрировать недовольство жителей Белграда назначенным на завтра гей-парадом

    Я решил посетить информационный центр гей-парада, который открылся на центральной улице Белграда — улице Краля Милана (Короля Милана). Работа центра стартовала еще за 20 дней до начала самого парада. Он будет работать целый месяц. По пути, на главной площади Сербии — Площади Республики, я наткнулся на митинг солидарности с народом Венесуэлы. Оратор призывала не верить сербским СМИ, пишущим о тяжелой ситуации в этой стране. Она напомнила митингующим, что в Венесуэле — прекрасные бесплатные образования и медицина. Собравшиеся с ликованием встретили сообщение о том, что Венесуэла решила продавать свою нефть не за доллары, а за евро. Были флаги не только Венесуэлы, но и Кубы. Запомнился плакат «Обороняйся, Венесуэла!» на английском языке.

    В информационном центре я застал интересную картину: в дверях танцевала девушка, держащая в каждой руке по радужному флагу сообщества ЛГБТ. Этим она пыталась завлечь в центр прохожих. Рядом со входом стояло двое полицейских. Скорее всего, они были там на случай, если в центр окажется завлечен недостаточно толерантный гражданин.

    Я попросил предоставить мне информацию о гей-параде. Девушка объяснила мне, что так предстоящее мероприятие называть нельзя. В нем, сказала она мне, кроме геев, будут участвовать представители еще трех сексуальных меньшинств. Поэтому их шествие по центру Белграда именуется Парадом гордости. Я охотно с ней согласился, тем более что Парад гордости на сербском языке звучит подходяще — Парада поноса.

    Парад — лишь заключительная часть соответствующей недели

    Работница офиса, почему-то так и не назвавшая свое имя, сообщила мне, что парад — лишь заключительная часть соответствующей недели, и дала мне ее программу. Оказывается, уже шесть дней в Белграде проходят кинопоказы, выставки, дискуссии и конференции, посвященные борьбе за права тех, кто предпочитает нестандартный секс. Для этого выделены лучшие залы Белграда.

    Я спросил: почему ведется борьба за права только четырех сексуальных меньшинств, в то время как их значительно больше — на детской площадке Этнографического музея в Стокгольме сообщалось о двенадцати.

    Девушка ответила, что движение за права сексуальных меньшинств в Сербии находится еще на начальном этапе своего развития. Но постепенно оно будет расширяться, и борьба будет вестись на более широких фронтах.

    Здесь я должен с ней согласиться: ЛГБТ-движение крепнет с каждым годом. К примеру, на гей-параде в Стокгольме с гордостью демонстрировали себя мазохисты, садисты и эксгибиционисты. Молодежная организация одной из парламентских партий Швеции недавно даже предложила законопроект, согласно которому граждане после своей смерти могут завещать тело на нужды некрофилов. В Голландии требуют выделить деньги для научного изучения вопроса: испытывают ли животные удовольствие, когда их насилуют? В случае положительного ответа появится возможность для легализации зоофилии, чему сейчас противятся многочисленные общества защиты животных. Да и в самой Сербии сексуальная толерантность побеждает: местная газета Kurir сообщает, что в Белграде есть бордель, в котором можно вступить в половые отношения с собаками.

    ЛГБТ-движение крепнет с каждым годом

    Представительница ЛГБТ-сообщества завила, что в России геев постоянно избивают полицейские. На мой вопрос, откуда у нее такая информация, она ответила, что об этом рассказывают те, кого при помощи правозащитных организаций удалось переселить из России на Запад.

    Я объяснил, что им выгодно изображать из себя мучеников, так как это гарантирует получение политического убежища с выплатой больших социальных пособий. Также я напомнил, что доказанные случаи ухудшения положения представителей сексуальных меньшинств имеются в США. Новый президент страны Дональд Трамп ликвидировал структуру в Государственном департаменте, которая боролась за права сексуальных меньшинств во всем мире, а также запретил трансгендерам службу в американской армии. На мое предложение выразить протест против этого, она ответила, что это не в ее компетенции.

    Изучив программу сопровождающих гей-парад мероприятий, я обнаружил, что в Югославской кинотеке еще работает выставка под названием «Новые символы толерантности», и поспешил туда. Вначале я был поражен большим количеством людей, входивших в здание, но вскоре выяснилось, что они идут на второй этаж, где проходит фестиваль итальянского кино, а на первом этаже, где была выставка, посетители отсутствовали. Мне она тоже не понравилась. Экспозиция выставки состояла из белых листов, на которых слово «толерантность» было разным шрифтом и цветом написано в окружении различных геометрических фигур. Ничего символичного я в этом не заметил. По моему мнению, любой человек с фантазией и набором фломастеров смог бы подготовить такую же выставку за пару часов.

    «Из-за этих поганцев три месяца назад город перекрывали и вот теперь снова!»

    После этого я отправился к зданию Скупщины — сербского парламента. После трехчасового шествия по всем центральным улицам города там должен был закончиться митинг православных. По дороге я обнаружил, что на всех остановках транспорта есть объявления о том, что завтра в связи с проведением Парада поноса с 4 до 16 часов не будет работать городской транспорт. Краем уха я услышал разговор двух пенсионерок. Одна возмущалась: «Из-за этих поганцев три месяца назад город перекрывали, и вот теперь снова!». Другая ее поддерживала и жаловалась, что не знает, что ответить внучке на вопрос, из-за какого праздника все будет закрыто.

    Перед зданием парламента в Белграде еще два года назад была устроена уличная фотовыставка с изображением всех сербов, погибших в результате бомбардировок НАТО в 1999 году. За прошедшее время она не только не закрылась, а, наоборот, расширилась. Появились карта инсталляции, фото тел убитых и раненых детей, фотографии уничтоженных православных храмов.

    На этом фоне православное шествие и провело свой заключительный митинг. Выступающие говорили о том, что Ана Брнабич стала премьер-министром только из-за своей сексуальной ориентации и является марионеткой западных держав. Они настаивали, что если Сербия вступит в НАТО, это будет осквернением памяти тех, кто смотрит на нас с представленных на выставке фотографий. Один священник в своем выступлении заявил, что даже во времена турецкого ига православие и моральные устои в Сербии не находились в такой опасности, как сейчас. Турки, по крайней мере, не вмешивались в воспитание сербских детей.

    Мимо парламента прошло также еще и многотысячное шествие

    Вскоре мимо парламента прошло также еще и многотысячное шествие, организованное партией «Двери». В общей сложности оно продолжалось около четырех часов. Его участники обошли все центральные улицы города. При этом центр города не блокировался. За раз движение приостанавливалось только на одной улице и только на время прохождения колонны. Затем оно сразу возобновлялось. Православное шествие сопровождали всего трое полицейских, а шествие сторонников партии «Двери» — около десятка.

    17 сентября

    Когда утром следующего дня я вышел из отеля, то был поражен необыкновенной тишиной. Начиная от проспекта Неманина, за три квартала от места начала парада, не было никакого автомобильного движения, практически не было пешеходов. Навстречу мне прошел взвод полицейских, потом еще один, а потом еще. Потом я увидел подразделения жандармов, затем проехали машины с эмблемами спасателей, а затем и автомобиль элитного подразделения по борьбе с терроризмом. Недалеко от парка Манеж стояли белые прицепы. Из их открытых дверей высовывались морды лошадей. Как оказалась, в Сербии конная полиция приезжает на место дежурства не своим ходом, а на автотранспорте. Группы полицейских по 20-40 человек со щитами попадались на каждом перекрестке. Во многих местах они выстраивались в линию, образуя живую изгородь. 25 полицейских перекрывали улицу Краля Милана. До самого места начала парада — а он должен был начаться на Цветни трг (Цветочной площади) — по тротуарам с обеих сторон стояли стражи правопорядка. В воздухе кружили полицейские вертолеты.

    С обеих сторон стояли стражи правопорядка

    Мне подумалось, что после парада сексуальных меньшинств есть уникальная возможность совершенно бесплатно провести парад МВД: все подразделения уже собраны, оснащение от коней до вертолетов присутствует, и даже улицу перекрывать не надо.

    На улице Краля Милана не было никаких машин, кроме полицейских автомобилей и фургонов с водой. Их предназначение мне было не понятно: то ли для пополнения водометов, то ли для блокировки улицы. Мелькнула даже мысль: а не хотят ли власти вымыть асфальт после прохождения парада? Так сделали в Москве и Донецке после прохождения немецких и украинских военнопленных в 1944 и 2014 годах соответственно. Но это предположение я отверг: в нынешней Сербии, идущей по европейскому пути, такое невозможно.

    Цветни трг оправдывал свое название. Там находились четыре цветочных павильона, но они были закрыты. Вообще на всей улице Краля Милана и прилегающих улицах были закрыты все магазины и большинство точек общественного питания.

    Цветни трг — площадь треугольной формы. Ее гипотенузу образует здание Югославского драматического театра, на чьем фасаде по-сербски и по-английски написаны слова Шекспира: «В ткани нашей жизни переплетены нити и хорошего, и плохого». Вдоль всего здания театра стояла цепь полицейских со щитами. Катеты площади образовывали небольшие бетонные трибуны, наверху которых также были полицейские.

    Полицейские в центре Белграда

    Хотя официально начало парада было в 10.00, к этому времени на площадь только приехал грузовик с надписью-девизом парада «Za promenu» (За перемены). Интересно, что все лозунги как сторонников, так и противников парада были написаны на сербском, но у первых на латинице, а у вторых — на кириллице. Постепенно стали подтягиваться как участники парада, так и журналисты. Последних было раза в три больше. Среди них преобладали представители изданий, в чьих названия присутствовали слова «секс», «эротика», «стриптиз», но были и представители солидных сербских и западных СМИ.

    Из грузовика вытащили кипы радужных флажков, таблички с лозунгом парада и упаковки пластмассовых бутылок с водой, которую могли пить все желающие. К 11.00 нас было более сотни, при этом участников парада я насчитал 34, остальные были журналистами. На проезжую часть позади грузовика выложили многометровый радужный флаг ЛГБТ. Одетый в черное трико и высокие женские сапоги юноша с ярко накрашенными губами и серьгами начал на нем танцевать. Затем всем предложили покататься на велосипеде, к которому был прикреплен радужный флаг и разноцветные шарики, но желающих не оказалось, и на нем катался юноша в черном трико.

    Потом появился юноша в розовом платье и таких же высоких женских сапогах. Он развернул плакат с длинным текстом на английском языке. Мне удалось с ним пообщаться. Он сказал, что зовут его Соня Григорович, но он вынужден предъявлять везде документы, где написано чуждое ему мужское имя. Поэтому основными его требованиями являются бесплатные операции по смене пола и замена документов. Я задал ему вопрос, не кажется ли ему несправедливым то, что государство должно тратить деньги на дорогие операции по смене пола, в то время как часто нет денег на лечение больных детей? Он ответил мне, что гомосексуалисты рождаются значительно реже, чем обычные дети, они всю жизнь подвергаются дискриминации, а потому имеют право на привилегии.

    «Za promenu»

    Вскоре принесли большой белый куб, на котором было написано: «Наша жизнь в четырех стенах». Этот экспонат был призван показать, что представители сексуальных меньшинств вынуждены жить в изоляции. Кто именно их держит в изоляции, не объяснили. О сотнях тысячах жителей Белграда, которые из-за этого парада вынуждены были провести в изоляции целый день, не вспомнили.

    Затем представители секс-меньшинств подняли с земли большой радужный флаг. В центр его положили надувную куклу мальчика. После этого они начали колыхать флаг со всех сторон. Надувная кукла постепенно смещалась к краю и, наконец, упала на землю. Что они хотели показать этим ритуалом, я не знаю.

    Как участников парада, так и журналистов постепенно становилось все больше. При этом среди первых было все больше иностранцев. Английская речь стала звучать чаще, чем сербская. Мелькали шведские и норвежские флаги. При этом представитель Норвегии залепил на свои шорты стикер: «Стоп гомофобия!». Интересно, какая может быть гомофобия, если в его родной стране гомосексуалистов венчают в церквях, а за малейшую критику в их адрес возбуждают уголовные дела.

    Запомнилась и англоговорящая семья с тремя детьми примерно от 5 до 12 лет. Все пятеро держали радужные флаги, а у девочки на голове еще был венок цветов ЛГБТ. Всего на параде было шесть детей, и все они держали радужные флажки. Среди присутствующих постоянно ходили девушки, которые пытались всучить всем такие флаги.

    Приехал грузовик с надписью-девизом парада «Za promenu»

    Своеобразное отношение у сторонников нестандартного секса к своему флагу. Если кто-нибудь его публично разрывает или сжигает, то они требуют возбуждения против него уголовного дела. На параде же они все время танцевали на своем флаге, брошенном на асфальт, сидели и целовались на нем. Маленькими флагами ЛГБТ были заполнены все урны вокруг, множество их валялось в лужах под ногами. Ни одного флага Сербии на этом параде я не увидел.

    Около 12.00 часов произошло главное событие парада — на него прибыла Ана Брнабич и ее министры. Первоначально предполагалось, что парад возглавит президент страны Александр Вучич, но он отказался, опасаясь за свой рейтинг.

    Ана Брнабич заявила: «Несколько лет назад трудно было даже представить то, что сейчас совсем нормально. Границы выигранной свободы расширяются и за последние годы мы как общество сделали большие шаги вперед».

    Глядя на собравшихся вокруг нее и ликующих представителей сексуальных меньшинств, с этим трудно было поспорить.

    Так же Брнабич сказала: «Правительство Сербии тут ради всех своих граждан — как для большинства, так и для меньшинства — мы здесь, чтобы показать, что уважаем различия».

    Тысячи полицейских, отделяющих одних от других, были реальным доказательством этого уважения.

    После появления премьер-министра взвился большой плакат «Ана здесь», а также появился юноша (хотя не уверен в этом) с большими черными рогами на голове и табличкой: «Конституция запрещает премьеру жениться». Откуда-то появилась и рамка с надписью «Хочу перемен», раскрашенная во все цвета радуги. Любой желающий мог сунуть голову и сделать фото.

    На проезжую часть позади грузовика выложили многометровый радужный флаг ЛГБТ

    Потом начался митинг. Многие выступающие почему-то читали речи по бумажке. Все они выражали восхищение смелостью тех, кто пришел на это опасное мероприятие. Хотя море полицейских вокруг и висящие сверху вертолеты доказывали, что во всей Сербии сейчас нет более безопасного места. Одна из выступавших заявила, что сейчас у них всего один праздник в году и надо бороться за то, чтобы и остальные 364 дня в году были такими же, как этот, причем не только в Белграде, но и по всей стране. Непонятно было только, откуда возьмется такое огромное количество необходимых для охраны круглогодичного парада полицейских, а также смогут ли жители Сербии вынести непрерывный праздник толерантности.

    В конце митинга выступил организатор парада Горан Милетич, который заявил, что у сообществ ЛГБТ в Сербии три требования: борьба с насилием над геями со стороны их сверстников в школе, принятие закона о свободной смене пола и официальная регистрация однополых браков.

    Позже на мой вопрос он ответил, что борьба с насилием в школах означает для него не наличие там полицейских, а изменение школьных учебников, которые дискриминируют геев. Я спросил: что же такого плохого про геев написано в сербских учебниках? Он ответил, что там всячески восхваляется двуполая семья, а про них там нет ни слова — а это дискриминация. Он считает, что школьники должны быть всесторонне информированы, как в США.

    Тут я вспомнил свой недавний разговор с американцем, бывшим гражданином СССР. Он сказал: «В здешних школах детей учат так, что они уже и не знают гомосексуалисты они или нет, но точно знают, что гомосексуалистом быть хорошо. Я говорю сыну: «Ты хороший мальчик», а он мне в ответ: «Don't assume my gender!» (Не делай предположений о моем поле!)».

    Православные сербы

    По поводу второго требования Горан Милетич практически повторил то, что ранее сказал Соня Григорович. Что касается требования о регистрации браков, то, как показывает опыт других стран ЕС, сразу после его удовлетворения сексуальные меньшинства начинают борьбу за право усыновления детей. Если им отказывают, то они подают жалобу в Конституционный суд и выигрывают. Действительно, если двуполые и однополые браки регистрирует один и тот же государственный орган по одной и той же процедуре, то и права они также имеют одинаковые.

    После митинга началось шествие парада по улице Краля Милана. Многие СМИ сообщили, что Ана Брнабич возглавила парад, но это не так. Она шла в середине колонны, вела себя дружелюбно, давала многочисленные интервью и позволяла участникам парада делать селфи с ней. Во главе парада шли его организаторы с транспарантом «Za promenu» (За перемены), дальше ехал грузовик с этим же лозунгом на бортах, за ним несли многометровый радужный флаг ЛГБТ, на котором ранее натанцевались и нацеловались практически все участники парада. За флагом шли все остальные в сопровождении полиции. В сообщениях информагентств о параде, как правило, вообще не указывалась численность его участников. Некоторые указывали, но крайне расплывчато — от 300 до тысячи человек. Как очевидец могу утверждать, что тысячи там и близко не было. Кроме того, большинство в колонне явно составляли журналисты, а среди остальных преобладали иностранцы. Таким образом, публично заявили о том, что они занимаются сексом не так, как все остальные, не более ста граждан Сербии.

    Напомню, что об их безопасности даже по официальным данным заботились две тысячи сотрудников МВД плюс многочисленные охранники из частной фирмы под названием KGB Security. Сотни тысяч жителей Белграда оказались заблокированы в своих квартирах, десятки магазинов и ресторанов остались без клиентов. В какую сумму обошелся государственному бюджету этот праздник толерантности, так и не было объявлено.

    Об их безопасности даже по официальным данным заботились две тысячи сотрудников МВД

    Мы шли по центральной улице Белграда, и я снова был поражен: на всех столбах уличного освещения развевались радужные флаги ЛГБТ. Я знаю, что государственные флаги здесь вывешиваются только в дни больших официальных праздников или во время визита главы иностранного государства. Парад явно получил высший государственный статус.

    Когда мы проходили мимо здания какого-то государственного органа Сербия, то раздался протестный свист. Мужеподобная женщина объяснила мне, что это вызвано тем, что они не вывесили флаги ЛГБТ-сообщества рядом с государственными. А ведь в США в свое время даже Белый дом осветили радужными прожекторами.

    Вскоре все стали смотреть наверх и раздались крики: «Народ с нами!». Я тоже посмотрел наверх и увидел флаг ЛГБТ, свисающий с одного из балконов. Мы прошли мимо десятков тысяч окон и балконов, а флаг был вывешен только один. Так что крик о единстве народа и тех, кто не занимается его увеличением, очень сильно преувеличен.

    Дальше мы прошли мимо памятника русскому императору Николаю II. Флаг ЛГБТ ему в руки всунуть не удалось, так как у памятника стояла полиция. Тут я заметил единственный протест против парада: женщина в синем платье несла написанный от руки плакат «Право голоса животным». Я подошел к ней, и она объяснила, что этот лозунг является саркастическим, но ничуть не хуже тех, что выдвигаются тут.

    Когда мы проходили мимо здания, в котором находились посольства Белоруссии и Казахстана, то снова раздался свист протеста. Я спросил женоподобного свистуна, чем их обидели эти государства. Он возмутился тем, что они, в отличие от посольств западных стран, не вывесили флаги ЛГБТ.

    Вскоре мы пришли на центральную площадь сербской столицы. На ней установлен памятник князю Михаилу Обреновичу, которому повезло меньше, чем памятнику русскому императору — на него был повешен большой флаг ЛГБТ. Возле памятника стояла сцена, на которой, после речи о торжестве свободы, начался концерт.

    Я решил пройтись по площади, на которой было полно полиции. Все улицы, выходящие на площадь, были блокированы живыми цепями полицейских. При мне они не пропустили на площадь даже двух мужчин азиатской внешности, хотя те показывали ключ-карту расположенного на ней отеля. Но больше всего меня поразило то, что некоторые улицы были еще дополнительно перекрыты бетонными блоками прямо поверх дорожной разметки. Ради безопасности сторонников сексуального многообразия сербское правительство денег явно не жалело.

    Минут через 20 после начала концерта пошел дождь, и подавляющее большинство участников парада разбежалось во все стороны, бросая радужные флажки. Ушел и я. В отеле стал смотреть сербское телевидение. Парад активистов ЛГБТ был новостью номер один на всех каналах. Тогда как вчера о православном шествии не было вообще никакой информации, а акция партии «Двери» была короткой новостью второго плана. При этом в них приняло участие раз в десять больше людей, чем в том, что сербы называют Парада поноса. Узнал, что недовольные парадом все же рискнули собраться у собора Святого Марка, что примерно в пяти кварталах от Площади республики. Там же и произошел единственный инцидент, связанный с парадом: мужчина выкрикнул «Содомию в уголовный кодекс!» и был сразу задержан полицией.

    Показывали на разных каналах и отклики людей на прошедший парад. Запомнилось высказывание одного шофера: «Раньше мы на парадах демонстрировали нашу армию и военную технику так, что земля дрожала. А что демонстрируем сейчас? Тех, кто готов дать другим свою задницу в прямом и переносном смысле».

    Автор: Владимир Тулин специально для ФАН София
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть