Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Экономика
Путин мобилизует «государственников» и «либералов» на спасение экономики

Путин мобилизует «государственников» и «либералов» на спасение экономики

11:29  23 Сентября 2014  /обновлено: 23:46  27 Октября 2015
672

Путин выбирает новую модель российской экономики

Путин выбирает новую модель российской экономики "Государственники" с заседания Госсовета и "либералы" с Сочинского форума разошлись в подходах к стимулированию российской экономики.

Главная угроза определена

На прошлой неделе с промежутком в одни сутки в России состоялось сразу два мероприятия, способных серьёзно повлиять на макроэкономическую ситуацию в стране. 18 сентября в Кремле собрался Госсовет под председательством президента Владимира Путина, а днём позже в Сочи прошёл XIII Международный инвестиционный форум, главным докладчиком на котором выступал председатель правительства Дмитрий Медведев. Оба мероприятия были посвящены экономической политике России, но оказались "разведены" во времени и пространстве. Это было сделано, как будто, из желания избежать нового столкновения "государственников" и "либералов" в их многолетнем, и всё более обостряющемся споре о наиболее оптимальной модели экономического развития страны. Первые получили долгожданную трибуну на Госсовете; вторые сгруппировались вокруг "премьерского" Сочинского форума. Однако, несмотря на такую обособленность, обе группы экономистов едва ли не впервые за долгие годы выразили, по сути, консолидированную позицию по главным угрозам для отечественной экономики и основным средствам их нейтрализации. Подобное единство не может не радовать — но, тем не менее, на "тактическом уровне" подходы двух этих групп по-прежнему противоречат друг другу, что может свести на нет весь эффект от "стратегического" примирения.

Достигнут ли консенсус?

В чем заключается консенсус, сложившийся между "государственниками" и "либералами"? Прежде всего, в понимании того, что в ближайшие годы экономика страны столкнётся с серьёзными испытаниями, вызванными не только общим исчерпанием внутренних резервов роста, но и внешнеполитическим давлением со стороны Запада в виде финансовых и технологических санкций. Пожалуй, сегодня даже распоследний либерал в околоправительственных кругах понимает, что с прекраснодушными мечтаниями о безболезненном встраивании нашей экономики в мировое «разделение труда» покончено, поскольку в попытках "наказать" Россию Запад пошёл даже на прямое нарушение собственных правил игры — например, отказавшись соблюдать принципы ВТО. Это значит, что преодолеть негативный тренд можно лишь при "опоре на собственные силы". С этим сегодня согласны даже либеральнейшие из экономистов — конечно, с учётом их традиционных оговорок о недопустимости изоляционизма и "особого пути" развития. Стратегическим решением здесь является ускоренное развитие внутреннего рынка и собственных производств — то есть политика импортозамещения, широко анонсированная в последние недели и месяцы. Соответственно, чтобы эта политика оказалась удачной в неотменяемых условиях мировой конкуренции, правительство должно применить целый ряд стимулирующих механизмов на благо отечественного производителя. И вот здесь начинаются существенные расхождения. Сойдясь в главном, "государственники" и "либералы" обнаружили принципиальную разницу в тактическом отношении.

Тактические разногласия

Что предлагают "государственники"? Их рецепт спасения российской экономики можно узнать не только из статей путинского советника Сергея Глазьева, но и, например, из программного выступления губернатора Белгородской области Евгения Савченко на уже упомянутом Госсовете. Подробно разбирать его предложения нет нужды, поэтому перечислим их через запятую. Это: резкое удешевление доступных кредитных линий банковского сектора для реальной экономики; дальнейшее ослабление рубля ради повышения конкурентоспособности нашей промышленности; пересмотр налогового законодательства с заменой НДС на налог с оборота; резкий рост госинвестиций в науку и образование, а также в дорожную инфраструктуру; и, наконец, общее насыщение экономики деньгами для стимулирования внутреннего спроса и потребления. Практически каждый из этих пунктов нашёл своё возражение в речи Дмитрия Медведева, произнесённой им на следующий день в Сочи. Согласившись с тем, что внешняя конъюнктура драматическим образом изменилась, и, признав, что основное внимание следует уделить подъёму внутреннего рынка на базе импортозамещения, Медведев прямо заявил: "Система наших приоритетов остаётся неизменной. Считаю неуместными разговоры о принципиальном изменении модели развития страны в сторону создания так называемой мобилизационной или закрытой экономики, неуместными и ненужными". После чего премьер перечислил всю ту сумму либеральных подходов, которыми правительство руководствовалось и в "сытые годы". Как и раньше, во главу угла ставится Её Величество инфляция, ради обуздания которой Кабмин по-прежнему собирается ужимать денежную массу в стране, сокращать бюджетные расходы, держать высокой ставку рефинансирования ЦБ и сдерживать госинвестиции (в том числе из резервных фондов). На прежнем уровне планируется сохранить и налоги — включая плоскую шкалу НДФЛ. Что касается стимулирования производства, то этим займутся специально учреждённые госструктуры, вроде "Фонда развития промышленности" и "Федерального гарантийного фонда", которые могли бы, не влияя на ставку ЦБ, расширять адресный доступ к банковским кредитам со стороны ключевых предприятий. Как видно, наиболее существенное расхождение в планах стимулирования реальной экономики между "государственниками" и "либералами" сводится к вопросу о дешёвых кредитах для реального сектора экономики и, шире, о стоимости денег в стране. И здесь важно понять, отчего же проправительственные экономисты так боятся тронуть важнейший инструмент удешевления денег, а именно — ставку рефинансирования ЦБ (то есть тот процент, под который Центробанк кредитует российские банки, которые затем и раздают кредиты гражданам и юрлицам).

Инфляция всему голова?

Косвенный ответ на этот вопрос дал лично Владимир Путин, подводя итоги Госсовета. "Конечно, мы давно все говорим о необходимости снижения процентных ставок по кредитам, в том числе и ключевой ставки, всё время ссылаемся на уровень этих ставок в некоторых других странах, в том же Евросоюзе, — заявил президент. — Но если мы посмотрим на уровень инфляции, с одной стороны, и на ставки, с другой, то некоторые вещи становятся более понятными и ясными. У нас тогда сразу возникает проблема снижения инфляции. Она, если мы её ставим в качестве ключевой, а она такой и является, то она порождает необходимость определённых действий в экономике". В этом рассуждении Путина (начавшего заседание Госсовета, впрочем, с предложения "обеспечить доступность кредитов") раскрывается главное опасение Кабмина по поводу снижения ставки ЦБ — "это подстегнёт инфляцию". И главу государства можно понять: потому что во многом именно инфляция может поставить крест на возможностях правительства обеспечить выполнение Майских указов президента от 2012 года. Логика рассуждения здесь проста: дешёвые кредиты выплеснут на рынок не обеспеченные отечественными товарами деньги, что приведёт сначала к росту импорта, а затем и к обесценению рубля. Кроме того, по мысли либеральных экономистов, снижение процентных ставок по рублю заставит инвесторов — от частных лиц до самих банков — уходить в доллар, вымывая денежную массу за границу, или, например, вкладываться в пузырь недвижимости, резко повышая её цену. И наоборот: высокая ставка ЦБ, хотя и ведёт к сужению деловой активности, - но при этом уменьшает отток капиталов и сдерживает инфляцию. И более того, низкая ставка ЦБ вовсе не приводит автоматически к низким банковским кредитам для предприятий, поскольку нацеленным на маржу банкам будет выгоднее вкладываться совсем в другие инструменты. Поэтому-то, продолжают рассуждать проправительственные экономисты, более правильным было бы адресное кредитование предприятий — например, посредством Агентства кредитных гарантий, — чем рисковать в масштабах всей финансовой системы страны. А вообще, на стоимость кредитов гораздо сильнее влияет общая ситуация в экономике, а не одна лишь ставка ЦБ, заключают они. Подобная аргументация отметается "государственниками" — уже на том хотя бы основании, что истинную причину инфляции в России они видят не в избыточном количестве денег, а, например, в постоянном росте тарифов естественных монополий. Высокая ставка ЦБ заставляет предприятия перекредитовываться у зарубежных банков — что, в условиях санкций, чревато большими рисками. Кроме того, на их взгляд, если уж государство берётся регулировать кредитные отношения между банками и предприятиями, то куда проще повышать дисциплину финансовых учреждений — в частности, ставя барьеры на пути деструктивных схем со спекулятивным капиталом, — нежели пытаться в ручном режиме пробивать деньги для "правильных компаний". Парадоксальным образом, такой подход "государственников" выглядит более либеральным, чем "ручное управление", предлагаемое их оппонентами.

Какую модель выберет Путин?

Эти споры могут продолжаться бесконечно, однако Кремлю требуется как можно быстрее определиться с моделью стимулирования внутреннего производства, поскольку применить сразу оба подхода вряд ли получится. Но пока складывается впечатление, что Владимир Путин будет пытаться совмещать обе описанные модели, не отдавая предпочтения ни одной из них, — хотя бы для того, чтобы не усиливать сверх меры влияние какой-либо из двух группировок экономистов. Сможет ли такой "двойственный" подход увенчаться успехом, покажет ближайшее будущее. Денис Тукмаков

Алексей Громов
Закрыть