Особое мнение
Какой на самом деле Йеллоустоун: Роман Носиков о беспорядках в Шарлоттсвилле
Происшествия
Вертолет эвакуировал детскую туристическую группу, застрявшую в горах Приамурья
Следующая новость
Загрузка...

    Какой на самом деле Йеллоустоун: Роман Носиков о беспорядках в Шарлоттсвилле

    Какой на самом деле Йеллоустоун: Роман Носиков о беспорядках в Шарлоттсвилле

    Сегодня в столице США Вашингтоне неизвестными осквернен мемориал Линкольна. Это вполне обоснованно понимается как ответ за снос памятников солдатам Конфедерации и защитнику Юга в гражданской войне США 1861–65 годов генералу Ли в Виргинии.

    Итак, в Америке полным ходом идет свой «памятникопад». Что он означает? Может быть, Америку покусала Украина?

    Нет, все на самом деле интереснее и поучительнее.

    Во славу эмансипации

    Проект сноса памятника генералу Роберту Ли возник из петиции, поданной некоей афроамериканкой, — с предложением также переименовать парк, в котором находится памятник, в Парк Эмансипации.

    В соответствии с новыми веяниями, ее предложение было утверждено городским советом в нарушение закона о воинских мемориалах. Это породило протест, уличные столкновения, беспорядки и человеческие жертвы.

    Стоит добавить, что памятники, связанные с сопротивлением Конфедерации, сейчас уничтожаются по всей территории США. То есть все это теперь там в порядке вещей.

    Президент Дональд Трамп выступил против сноса памятника прославленному генералу. Он напомнил, что Вашингтон и Джефферсон были крупными рабовладельцами. «Вы меняете культуру», — сказал Трамп и спросил, где все это кончится.

    Именно Трампа и обвинили в произошедшем. В заигрывании с националистами, консерваторами и белыми.

    Читайте также: Охота на Трампа: противники 45-го президента США довели его до края

    Что вспоминается в связи со всем этим? А вспоминается близкая нам страна… нет, не Украина — Эстония.

    Какой на самом деле Йеллоустоун: Роман Носиков о беспорядках в Шарлоттсвилле

    Как это было в Прибалтике

    2007 год был для Эстонии тяжелым.

    Правительство ругали как-то особенно сильно, в воздухе чувствовалась напряженность. Чувствовалась до такой степени, что время от времени государственные учреждения приходилось окружать барьерами и полицией. Основной протестной группой, как обычно, были пораженные в правах русские. Но было и немало эстонцев.

    В воздухе носился нехороший запах потери власти. Надо было что-то делать. На помощь пришла, как всегда в таких случаях и бывает, «национальная идея».

    Эстонские власти решили убрать с улиц Таллина монумент советским солдатам, павшим при освобождении города. Но не просто убрать и не просто монумент. Дело в том, что памятник находился у захоронения — у настоящей могилы, в которой лежали настоящие кости советских солдат.

    С одной стороны, это было препятствием, так как воинские захоронения защищаются международным правом. Но с другой, это было очень удобно для целей эстонского этнократического режима.

    Газеты вдруг стали выходить с глумливыми статьями о том, что советские солдаты все как один были мародерами, алкоголиками, ворами и насильниками. О том, что у монумента в Таллине лежат русские пьяницы, отравившиеся метанолом и выданные лживой советской властью за героев.

    Потом вдруг возникла версия, что там вместе лежат расстрелянные насильники и изнасилованная и убитая ими санитарка. На самом деле, в могиле лежали муж, жена и их боевые товарищи.

    Народ за несколько месяцев был доведен до нужной точки кипения.

    Кстати, именно тогда Георгиевская ленточка стала приобретать новую жизнь, превращаясь в символ русского сопротивления и единства с Россией.

    Я помню, как сам выпрашивал у сотрудников РИА «Новости» эти ленты и по оказии отправлял в Эстонию. Потому что их оттуда просили, их там ждали.

    Какой на самом деле Йеллоустоун: Роман Носиков о беспорядках в Шарлоттсвилле

    Позитивные коррективы

    В ночь сноса монумента в Таллине вспыхнул русский бунт.

    Но его ждали. Полиция была заранее свезена в город со всей страны. И она не церемонилась. Полиции помогли эстонские нацисты. Схваченных сажали, пытали в таможенных терминалах.

    Русское сопротивление было раздавлено. Политическая поляна зачищена.

    Вот что писал по этому поводу спустя несколько лет председатель Консервативной партии Эстонии, бывший посол в России Март Хельме:

    «Бронзовые ночи были победой Эстонского государства. <…> Целых полдесятилетия не было подобных новых выступлений. Даже перевод гимназического обучения на эстонский язык не привел среди русскоговорящих жителей к сопротивлению, как то было в Латвии. Знание эстонского языка среди молодого поколения русских активно растет, они прямо-таки стоят в очередях, чтобы отдать детей вместо русских детских садиков и школ в эстонские. Мы больше не слышим новостей о «Ночном дозоре», мало того — кажется, что у русских спустя пять лет больше нет ни одного общепризнанного лидера или организации, под знаменем которой они готовы идти в бой против «собачьего языка».
    Тогда отпразднуем! Они, русские, живут здесь среди нас по-прежнему, но это неизбежность, в которую за последующие пять или двадцать лет, надеемся, будут внесены позитивные коррективы».

    Позитивные коррективы — это когда русские рядом больше не живут.

    Красноречиво, не так ли?

    От всей этой истории за версту несло американскими советниками и технологиями, англосаксонским подходом. Так что же я чувствую сейчас, глядя на события в США?

    Какой на самом деле Йеллоустоун: Роман Носиков о беспорядках в Шарлоттсвилле

    Руки помнят

    Что мне чувствовать?

    Они придумали эту технологию для борьбы с нами. Но вот пришел момент, и у них возникли задачи внутри собственной страны.

    А руки-то — помнят.

    И руки взялись за привычное. Им надо было навесить на Трампа трупы. Нужно было вывозить его в нацизме, как в дегте, и в неудачах, как в перьях.

    Определенные успехи налицо.

    Только вот технология, примененная для достижения этой цели, подразумевает такую вещь, как разрушение национального консенсуса. Когда часть граждан объявляется неполноценными, а их права — не безусловными. Их достоинство — не равноценным.

    Читайте также: Делай, как на Украине: гражданская война в Америке начнется с Шарлоттсвилла

    Все это мы уже наблюдали на постсоветском пространстве. И ни одна страна, которая позволила в себе разделиться, — не устояла. Ни страны Прибалтики, ни Грузия, ни Киргизия, ни Молдавия. Существование всех их в данный момент — более чем условно.

    Закрепляя в этих странах антирусский их статус, пытаясь обеспечить их антироссийскую политику в долгосрочной перспективе, США изобрели только что мною описанную паскудную технологию. США обеспечили этим странам нестабильность и деградацию.

    Какой на самом деле Йеллоустоун: Роман Носиков о беспорядках в Шарлоттсвилле

    «Мне отмщение, и аз воздам» (Рим. 12:19).

    В российском сегменте Сети есть дурной обычай — мечтать о том, что вот-вот в США рванет вулкан Йеллоустоун, и вот тогда…

    Вот он, Йеллоустоун. Гражданская рознь.

    Мы должны внимательно наблюдать за происходящим и тщательно заучивать урок, который сейчас в очередной раз дает нам история.

    И когда среди нас появляются добрые, хорошие люди с идеями сносов памятников, переименований, реституций во имя справедливости, ради национального покаяния и примирения, мы должны найти для них нужные понятные слова.

    Или действия.

    Автор: Роман Носиков