Особое мнение
Вор культуры, враг казны: Роман Носиков о кумире самозваной интеллигенции
Технологии
Ученые предложили кормить коров бактериями
Следующая новость
Загрузка...

    Вор культуры, враг казны: Роман Носиков о кумире самозваной интеллигенции

    Вор культуры, враг казны: Роман Носиков о кумире самозваной интеллигенции

    Стройки, войны, великие открытия — так историю рисуют в учебниках. И странная получается штука. Вот было государство — победило в жесточайшей войне в истории, первым запустило искусственный спутник Земли, первым отправило человека в космос, а потом — раз! — и перестало быть. Объяснения какие-то бледные: экономика, демократия, права человека… Вроде все понятно, но как-то неубедительно.

    А вот когда начинаешь читать материалы уголовных дел той страны — дело «Океан», узбекское дело, дела «цеховиков», обкомов и так далее — все становится на свои места. Ты видишь пораженность структуры государства. Видишь природу и суть болезни. Видишь зарождение новой элиты — в данном конкретном случае одновременно являющейся антиэлитой.

    Ты видишь, как «цеховики» срослись, с одной стороны, с партийным и государственным аппаратом, а с другой — с криминальным миром. И уже не удивляешься тому, что выходец из профессионального комсомола решает свои вопросы методом отстрела неугодных. Метод зависит от имеющихся инструментов, а инструменты были вручены ему партией. Той же самой. «Цеховики» познакомили.

    Или вот — понятно, что были сталинские репрессии. Непонятно, зачем и как. Но берешь дела, допросы, акты, приговоры — и история оживает. Становится виден механизм, который был придуман для решения чрезвычайных проблем и начавший любую проблему делать чрезвычайной. Механизм, засасывающий виновных и невиновных.

    Ельцинский период невозможно осознать и почувствовать без чтения криминальных сводок и приговоров по организованным преступным группировкам. Например, о случайных трупах совершенно обычных людей, застреленных в ходе «разборок» банд во дворе жилого дома.

    История афер, преступлений, криминала — тайная жизнь страны говорит о стране не меньше, чем газеты. Ильф и Петров понимали это, когда писали «12 стульев» и «Золотого теленка». Понимал Булгаков, создавая «Мастера и Маргариту». Понимали Вайнеры, когда писали «Эру милосердия». Понимали авторы фильма о Высоцком «Спасибо, что живой».

    Без всего этого — ничего не понять о жизни страны.

    И если бы меня спросили (а когда-нибудь меня непременно спросят), какое дело нужно обязательно знать и читать, чтобы понять, как живет страна сейчас, — я бы, помимо дел по космодрому «Восточный», дела Сердюкова и Васильевой, конечно, рекомендовал бы к ознакомлению дело «Гоголь-Центра».

    В нем есть все.

    Вор культуры, враг казны: Роман Носиков о кумире самозваной интеллигенции

    Против жизни и народа

    Бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева показала, что организация театрального режиссера Кирилла Серебренникова была создана как орудие преступления, изначально «заточенное» для хищения бюджетных средств.

    Мэтры культуры немедленно написали коллективное письмо с требованием (!) освободить генерального директора «Седьмой Студии» Юрия Итина.

    Серебренникову вручили престижную театральную премию «Европа — Новая театральная реальность»…

    В этом деле мы можем увидеть самые страшные болезни нашей страны. Здесь все про нас. О том, чем болеем, о том, чего боимся, о том, чего жаждем. Про наши страсти и слабости.

    Читайте также: Как от пачки дрожжей: Трамп переходит в контратаку на «глубинное государство»

    Сам «Гоголь-Центр» — результат рейдерского захвата бывшего Театра имени Гоголя. Он не был лучшим театром Москвы. Но до захвата он не был ни борделем, ни местом для тусовок извращенцев.

    В это превратил обычный московский театр «режиссер» без режиссерского образования, бывший комсомолец-активист Серебренников. И сделал он это на казенные деньги. Каковые ему регулярно выплачивались из наших налогов. И каковые творец систематически присваивал.

    Суммы списывались на эксклюзивные декорации из дерьма и палок, на невероятные дизайнерские костюмы, пока актеры бегали по сцене в чем мать родила.

    Он ставил классику. В бывшем театре имени Гоголя, под его руководством превращенного в «Гоголь-центр» Серебренников ставил Гоголя. С голыми мужиками вместо одетых женщин. И его восхваляли. Носили на руках.

    Он восхитительно бесстыдно не только воровал, но и одновременно топтал русскую культуру. Он глумился над самим смыслом России — над ее литературой. Он крал у нее. И получал от творческой тусовки овации и восторг.

    Он ставил такие спектакли, как «Голая пионерка». Про то, как девочку-ребенка насилуют солдаты Красной Армии. И снова получал овации, признание, восторги.

    И все это было не просто за государственный счет, но и обычным хищением.

    Читайте также: Оппозиционер Сергей Удальцов: Мы не будем пушечным мясом для Навального

    Он стал героем наглой до степени одурения, жадной, подлой, чванливой, свалявшейся друг с другом тусовки, самоназвавшейся «творческой интеллигенцией».

    Вся история и суть «Гоголь-центра» — это история приватизации, уничтожения культуры, деградации творческой элиты, кооптации в нее отбросов и дегенератов — и, конечно, неизбежная несовместимость того, что в итоге вышло, с жизнью народа и страны.

    Страна настроена жить. Народ желает быть. И поэтому уничтожение этого возникшего приватизационного класса и всех его связей в государственной машине, с передачей ресурсов настоящим творцам, — это один из наиболее насущных для нашей страны вопросов. Не менее насущных, чем мост в Крым, чем импортозамещение, чем Армия и Флот.

    Эта интеллигенция протухла. Нам нужна новая.

    Автор: Роман Носиков