Украина
Харьков в обмен на Одессу: что стоит за сменой «Новороссии» на «Малороссию»
Политика
Патрушев обсудит вопросы безопасности с представителями БРИКС на встрече в ЮАР
Следующая новость
Загрузка...

    Харьков в обмен на Одессу: что стоит за сменой «Новороссии» на «Малороссию»

    Харьков в обмен на Одессу: что стоит за сменой «Новороссии» на «Малороссию»

    Связаны ли между собой сделанное 18 июля сенсационное заявление главы ДНР Александра Захарченко о провозглашении Малороссии как независимого государства-правопреемника Украины, какие-то невнятные, но настойчивые слухи о телодвижениях в сторону Москвы, якобы совершаемых Игорем Коломойским, и визит президента Украины Петра Порошенко в Грузию 17–19 июля?

    Чтобы ответить на этот вопрос, надо прежде всего выяснить, чем концепт «Малороссии» отличается от концепта «Новороссии», который практически с самого начала выдвигался и поддерживался лидерами народных республик Донбасса.

    Малороссия вместо Новороссии: Харьков вместо Одессы?

    Разница, в общем-то, проста: концепт «Новороссии» охватывает весь юг Украины, а «Малороссии» — ее восток и центр.

    Донецк, разумеется, входит в оба множества. Насчет Киева и Днепропетровска, традиционных «центров силы» внутри Украины, сомнения есть и в том, и в другом случае. Но совершенно точно, что Харьков — это не Новороссия, а Одесса — не Малороссия.

    Следовательно, в первом приближении можно сказать, что заявленная Захарченко смена концепта с «Ново-» на «Мало-» означает, прежде всего, «обмен Одессы на Харьков».

    Что такое сегодня Харьков? Харьков сегодня, по сути, — единственный оставшийся под контролем киевских властей центр тяжелого машиностроения и «оборонки». Если Порошенко и Ко окажутся без харьковской базы по производству и заводскому ремонту танков и БТР, то о войне в Донбассе и где бы то ни было еще им придется забыть — из Львова бронетехники не навозишься, да и мощности там далеко не те, что в «первой столице» Украины.

    Харьков в обмен на Одессу: что стоит за сменой «Новороссии» на «Малороссию»

    А что такое сегодня Одесса? Одесса сегодня, по сути, — три оставшихся под контролем киевских властей крупных порта на черноморском побережье, центр импорта-экспорта, в том числе криминального.

    Совсем недавно в Одессе сидел главным небезызвестный Михаил Саакашвили, экс-президент Грузии. Этот большой друг многих американских политиков — в основном, из лагеря Демократической партии, — вылетел из «жемчужины у моря» буквально на следующий день после того, как стало известно, что на президентских выборах в США победила не демократка Хиллари Клинтон, а республиканец Дональд Трамп.

    Читайте также: Конец европейской мечты: Дмитрий Лекух о провале саммита Украина–ЕС

    После двухмесячных разбирательств в «верхах» главой Одесской ОГА стал уроженец Амурской области, по первой профессии — акушер-гинеколог Максим Степанов, при Януковиче и после него возглавлявший ГП «Полиграфкомбинат Украина». Про «клановую принадлежность» данной фигуры слухи ходят самые разные, что лишний раз подчеркивает странно для «незалежной» высокую степень ее «зашифрованности».

    О пересадке курочки, несущей золотые яйца

    Здесь уместно вспомнить о том, что Одесса, помимо всего прочего, является ключевым пунктом подконтрольного американцам маршрута наркотрафика из Афганистана через Грузию в Европу. Резать эту «курицу, несущую золотые яйца» в размере около 7 млрд долл. ежегодно, разумеется, никто не станет. Скорее всего, ее в очередной раз из одной «клетки» пересадят в другую.

    Процесс этот достаточно нервный, в ходе которого, как правило, «пух и перья» летят во все стороны. И переговоры Порошенко с Георгием Маргвелашвили вряд ли могли обойтись без обсуждения этой деликатной темы — на доступном для них уровне, разумеется.

    А уж про совместный визит двух лидеров к «колючей проволоке», разделяющей Южную Осетию с Грузией, даже говорить не приходится: тем самым официальный Тбилиси настолько демонстративно и в нынешней ситуации бессмысленно пытается ухудшить свои отношения с Москвой, что «отмашку» на это могли дать только его американские кураторы: кто девушку ужинает, тот ее и танцует…

    Харьков в обмен на Одессу: что стоит за сменой «Новороссии» на «Малороссию»

    В данной связи более понятен и тот, по определению Владислава Суркова, «хайп», который был поднят в Европе вокруг заявления Александра Захарченко. Большая политика большой политикой, а вот грядущее перераспределение потока «золотых яиц» в сторону урезания долей заинтересованных структур в европейских столицах — это «наглядно, грубо, зримо».

    Читайте также: Сорок лет пустыни: все меньше украинцев верят в мираж ассоциации с Евросоюзом

    Подразумеваемая за этим заявлением вроде бы «готовность» Кремля «обменять Одессу на Харьков», получаем практически идеальное «яблоко раздора», брошенное между теми силами, которые до сих пор единым фронтом поддерживали «евромайданную» неонацистскую версию «незалежной». Что важно отметить — при полном сохранении всех «степеней свободы» для собственных действий.

    А если учесть, что упомянутый выше и, по словам Олега Царева, «хорошо загладивший вину перед Россией» Игорь Коломойский через Игоря Палицу в 2014–15 годах контролировал «одесский узел» и обладает по нему достаточно полной информацией, то ситуация выглядит еще более интригующей и, можно сказать, перспективной.

    Автор: Александр Маслов