Весь мир
Сирия: Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефть
Политика
Трамп собирается посетить Испанию
Следующая новость
Загрузка...

    Сирия: Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефть

    Сирия: Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефть

    Сирийский город Дейр эз-Зор уже четвертый год находится в состоянии практически полной блокады. Сухопутное сообщение с упорно сражающимся анклавом, который осажден боевиками «Исламского государства»1 (террористическая организация, запрещенная в РФ), осуществляется исключительно по воздуху.

    Однако успешное наступление сирийских и союзных войск при поддержке ВКС РФ на позиции ИГ1 в провинциях, соседних с Дейр эз-Зором, ставит на повестку дня вопрос скорейшей деблокады города и освобождения одноименной провинции, до войны являвшейся крупным центром сирийской нефтедобычи. 

    Начало войны: потеря большой сирийской нефти

    До начала гражданской войны в Сирии провинция Дейр эз-Зор являлась центром нефтедобычи и нефтепереработки страны. Ее стратегическое значение определялось сразу несколькими факторами: вокруг Дейр эз-Зора было расположено несколько крупных нефтяных месторождений, в провинции находился крупный нефтеперерабатывающий завод, а вдоль русла Евфрата с юга на север проходил магистральный трубопровод, снабжавший сирийской нефтью, а также топливом из стран Персидского залива, соседнюю Турцию.

    Практически вся эта инфраструктура с началом гражданской войны сперва оказалась в руках разрозненных террористических группировок, а затем, в 2014 году, перешла под контроль созданного тогда же «Исламского государства». Последнее установило за нефтяной отраслью железный контроль и одновременно заперло Дейр эз-Зор в кольцо плотной блокады.

    Сирия: Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефть

    Сам город ни тогда, ни впоследствии боевикам взять не удалось. На это повлияли два фактора. Во-первых, в городе располагалась крупная сирийская авиабаза и мощный гарнизон правительственных войск. Во-вторых, в Дейр эз-Зоре существовали сильные религиозные и этнические общины, в первую очередь христианская и армянская, которые отнюдь не поддерживали идеи радикального ислама, характерные для идеологической платформы ИГ.

    В результате этого «Исламское государство» ограничилось плотной блокадой и постоянной осадой Дейр эз-Зора, обеспечив за собой контроль над нефтяными месторождениями и доходами от продажи нефти. Нельзя сказать, впрочем, что перед войной состояние сирийской нефтедобычи было однозначно «радужным»: месторождения Сирии были уже в значительной мере истощены, а большая часть нефтяной промышленности страны пребывала в состоянии стагнации. Пик добычи нефти Сирия прошла еще в 2008 году, когда на всех месторождениях страны добывали по 346.000 баррелей нефти в сутки.

    Сирия: Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефть

    Разумеется, захват месторождений боевиками отнюдь не способствовал росту добычи — значительная часть оборудования была выведена из строя, а многие ценные специалисты предпочли убежать от власти террористов, прихватив с собой важную документацию. Тем не менее, провинция Дейр эз-Зор и примыкающие к ней части провинций Хомс, Ракка и Хасака стали основой нефтяного бизнеса «Исламского государства».

    Под контролем ИГ: насколько важна нефть для террористов?

    Феномен «террористического государства», первым — и, хочется верить, последним — примером которого стала группировка ИГ, еще предстоит изучить историкам, военным и социологам. До сих пор «внутренняя кухня» создания «Исламского государства» во многом неясна — сказывается тотальный контроль боевиков как над попавшем на территорию ИГ населением, так и над потоками конфиденциальной информации, раскрывающей специфику экономики квазигосударственного образования.

    Одно ясно уже сейчас — на целых три года (2014–17) на территории Сирии и Ирака существовала мощнейшая террористическая группировка, которая смогла построить пусть и грабительски-пещерную, но работоспособную экономическую модель, достаточную для финансирования регулярной армии и независимую от внешнего влияния. И нефть Дейр эз-Зора оказалась одним из ключевых «кирпичиков» экономики такого террористического квазигосударства.

    Сирия: Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефть

    Большую часть информации о нефтяной экономике «Исламского государства» мир получил в результате успешной ликвидации одного из лидеров ИГ Абу Сайяфа, который был убит 16 мая 2015 года американским спецназом. В структуре «Исламского государства» Абу Сайяф занимал пост координатора деятельности по добыче и торговле всеми природными и промышленными ресурсами с подконтрольных «Исламскому государству» территорий. В его личных файлах были обнаружены отчеты по торговле нефтью, зерном, электроэнергией, фосфатами и иными ликвидными товарами, которые ИГ реквизировал у населения или промышленных предприятий под своим контролем.

    Вместе с телом ликвидированного Абу Сайяфа был захвачен его персональный компьютер и, что еще более важно, его жена Умм Сайяф, которая к тому же была его личной помощницей. Впоследствии торговые данные «министра ИГ» и показания его жены легли в основу публикаций, которые оценивали ресурсный потенциал экономики «Исламского государства».

    Как ни странно, нефть оказалась отнюдь не единственным ресурсом в распоряжении ИГ. Так, около 200 миллионов долларов в год «Исламское государство» получало от продажи зерна из сельскохозяйственных северных и западных провинций Сирии. Однако «черное золото» было, безусловно, «становым хребтом» экономики террористов.

    Сирия: Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефть

    Согласно самым консервативным оценкам, в 2015 году «Исламское государство» получало от торговли нефтью около 900 млн долларов в годовом исчислении. Это соответствовало уровню добычи в 80.000 баррелей нефти в сутки — не так и много, по меркам крупных нефтедобывающих стран, ниже, чем добыча самой Сирии перед войной, — но крайне много для «государства террористов».

    На основании хронологических данных Абу Сайяфа была построена динамика добычи и продажи нефти ИГ, которая показала очевидное: добыча нефти под «управлением» террористов медленно деградирует, и в первую очередь — в связи с отсутствием ключевых специалистов, утратой документации, катастрофическим падением технологической культуры добычи и полным отсутствием даже минимального уровня ремонтных и регламентных работ на оборудовании. Фактически, вся нефтяная отрасль Сирии и Ирака была пущена под откос ради получения сиюминутных доходов от быстрой продажи нефти.

    Сирия: Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефть

    Нефтяные месторождения возле самого Дейр эз-Зора, по приведенным оценкам, оказались в наиболее сохранном состоянии. Так, лишь два месторождения: аль-Танак, дававший, по оценкам на 2016 год, 16.000 баррелей нефти в сутки, и аль-Омар, производивший 11.000 баррелей в сутки, — обеспечивали около 60% всех нефтяных доходов «Исламского государства». В целом, сирийские нефтяные месторождения давали 70% нефтяных поступлений ИГ — на долю соседнего Ирака оставалось лишь 30%.

    Сирия: новый расклад

    Текущее состояние нефтедобычи в провинции Дейр эз-Зор под контролем «Исламского государства» неизвестно. Судя по всему, деградация отрасли продолжилась в 2017 году не меньшими темпами, чем это происходило в предыдущие годы. Не исключено, что освобождать от террористов придется уже тотально разрушенную инфраструктуру. Даже в самом оптимистическом варианте Сирии можно рассчитывать не более чем на 30–40 тысяч баррелей нефти в сутки, которые смогут выдавать на начальном периоде месторождения провинции.

    Конечно, данная цифра выглядит низкой даже на фоне предвоенного уровня добычи, а от пика сирийской нефтедобычи 2008 года она и вовсе составляет лишь 10–15%. Но, с другой стороны, такого рода прибавка к бюджету истощенной войной страны (а речь, при правильной и законной организации добычи и торговли нефтью, может идти о сумме 400–450 млн долларов в год на первом этапе) будет никак не лишней.

    Сирия: Битва за Дейр эз-Зор, или Кому достанется сирийская нефть

    Дальнейшее восстановление нефтедобычи и нефтепереработки может и вовсе стать основой возрождения экономики Сирии. Ведь нефть Дейр эз-Зора по-прежнему лежит под песками Сирийской пустыни, а бесчинства террористов лишь разрушили и истощили то, что находится на поверхности — и подлежит скорейшему восстановлению.

    Однако в столь оптимистические планы может вмешаться «большая политика». На сегодняшний день Дейр эз-Зор — не только ключевая точка для ликвидации грабительской террористической экономики «Исламского государства», но и место пересечения геополитических интересов. Фактически, на наших глазах происходит раздел Сирии на будущие зоны влияния, которые, при самом оптимистическом варианте, будут в дальнейшем оформлены в виде неких самоуправляемых «федеральных территорий», каждая из которых будет вести свою собственную экономическую и даже политическую повестку, во многом ориентируясь на внешние центры силы.

    Что останется от Сирии, если Иран получит контроль над Дейр эз-Зором

    Окончание такого рода сценария мы сегодня вполне буднично наблюдаем в иракском Курдистане, который, вдобавок к приобретенной экономической независимости от Багдада, в ближайшее время поставит вопрос о широчайшей политической автономии, в гораздо большей степени похожей на независимость, нежели на некое «федеративное устройство» страны.

    Ситуация же с Дейр эз-Зором осложняется тем, что в районе этой стратегической точки на востоке Сирии пересекаются интересы сразу трех внешних центров силы — США, Ирана и монархий Персидского залива, для каждой из которых критически важна и сама территория, и ее «замыкающий», транзитный потенциал. Ни в одном из сценариев этих игроков судьба самой Сирии не учитывается. Для США Дейр эз-Зор — это «замок» для иранской экспансии, для Ирана — часть «шиитского моста» до Ливана, а для монархий Персидского залива — транспортный коридор к Турции и Средиземноморью.

    Поэтому в интересах самой Сирии — непременное сохранение контроля за Дейр эз-Зором и скорейшее освобождение провинции войсками, подконтрольными Дамаску. В противном случае, судьбу Сирии будут решать в Тегеране, Вашингтоне или Эр-Рияде, но никак не в сирийской столице.

    1 Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Михаил Большаков