Поиск
Лента новостей
Закрыть
Экономика
Депутаты в Москве поддержали идею увеличить размер социальных выплат
Экономика
Россия "увернётся" от падающей нефти
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Россия "увернётся" от падающей нефти

    11:56  15 Сентября 2014  /обновлено: 0:15  28 Октября 2015
    781

    Добыча нефти

    Цена нефти марки Brent по европейским фьючерсам на электронной товарной бирже InterContinental Exchange (ICE) 10 сентября опустилась ниже психологически важной отметки в 100 долларов за баррель и к сегодняшнему дню пробила уже показатель $97,35. Таким образом, подтверждается без малого трёхмесячная тенденция падения цены на важнейший экспортный товар России, доходы от продажи которого не только составляют львиную долю федерального бюджета, но и служат базой для пополнения резервных фондов страны. Что означает это падение? Является ли оно случайным? Или же мы становимся свидетелями стратегического разворота мировой экономики "прочь от дорогой нефти", затеянного сильными мира сего с целью погубить российскую экономику? Возможно, они задумали повторить аналогичный манёвр середины 1980-х годов, обескровивший экономику СССР и способствовавший его развалу? И если да, то какой должна быть стратегия России в условиях удешевляющегося "чёрного золота"? Не спеша с далеко идущими выводами, стоит внимательно посмотреть на факты и взвесить ключевые аргументы в столь сложном вопросе. И тогда, возможно, ответы на поставленные вопросы станут более очевидными.

    Падала прошлогодняя нефть

    Итак, падает ли сегодня цена на нефть? Да, снижается – аж с 19 июня 2014 года, когда она составляла $114,99 (здесь и далее — цена марки Brent на ICE). Однако сразу следует добавить, что многомесячные двадцатидолларовые флуктуации цены не являются в последнее время чем-то из ряда вон выходящим. Не далее как в апреле 2013 года цена нефти уже опускалась ниже ста долларов, до $97,74 — после чего она успела вырасти выше 115 долларов. А во второй половине июня 2012 года баррель торговался и вовсе по $89,37 — но и тогда тенденция к падению была переломлена. Видеть в каждом подобном снижении нефтяных котировок нечто большее, чем очередную временную флуктуацию, пока нет оснований. Оба предыдущих раза причины обвала цен не имели ничего общего с российской внешней политикой и, что более важно, практически никак не влияли на наполняемость российского бюджета. Последнее обстоятельство нуждается в отдельном пояснении. Точнее, в двух пояснениях. Во-первых, бюджет РФ в последние годы верстался по пессимистичным сценариям: скажем, на 2014–2016 годы он исходит из цены нефти российской марки Urals (она торгуется в среднем на 4 доллара ниже, чем Brent) в размере $93, $95, $95 за баррель. Это среднегодовые показатели, до который нынешней цене ещё падать и падать. Во-вторых, с 2013 года в России действует бюджетное правило, не позволяющее наращивать федеральные расходы выше отметки, определяемой из подсчёта нефтяных котировок за последние несколько месяцев. В нынешнем году цена отсечения в рамках бюджетного правила составляет $92 за баррель — таким образом, сегодняшние нефтяные цены бюджету не угрожают.

    Деньги—нефть—деньги

    Но что если в ближайшее время Brent не только пробьёт указанные отметки, но и войдёт в затяжное пике — падая в такую пропасть, в которой, по верованиям некоторых либеральных и украинских экономистов, российскую экономику поджидает невесёлый "пушной зверёк"? Ведь совсем недавно, каких-то шесть лет назад, такое падение уже произошло — до невообразимых $36,49, зафиксированных 24 декабря 2008 года, — что привело к значительному снижению отечественного ВВП. Что если и на этот раз нефть "грохнется" столь же сильно? Здесь мы подходим к главному вопросу: существуют ли сегодня реальные предпосылки для столь стремительного снижения нефтяных котировок на мировых биржах? И, пожалуй, ответом на этот вопрос будет твёрдое "нет". Начнём с того, что падение цен на нефть шестилетней давности имело вполне прозаическую причину. Таковой являлся не столько даже всемирный экономический кризис, разразившийся в 2007–2008 году, сколько неуверенность нефтяных инвесторов, которые в какой-то момент поддались всеобщей панике и принялись лихорадочно выводить свои миллиарды из нефтегазовых активов. Однако затем паника улеглась, и начался обратный процесс, в результате которого многие успели сказочно обогатиться. Сегодня никакой острой фазы кризиса в мировой экономике не наблюдается. Но главное, уже в этой точке рассуждений должно прийти понимание, отчего вообще мировые цены на нефть как скакнули десяток лет назад за отметку в 100 долларов за баррель, так и продолжают, за некоторыми исключениями, там висеть. Ведь если вот уже десятилетие целая планета потребляет дорогую нефть, а не дешёвую, значит, это кому-нибудь нужно? Нужно, и мы уже примерно понимаем, кому именно. Дело в том, что в середине 2000-х годов именно "углеводородные" инвестиции были признаны наиболее адекватным вложением средств для тех деловых кругов на Западе, которые разочаровались в только что отгремевшем буме IT-компаний, но не были готовы возвращаться к обычным финансовым пузырям или вложениям в золото, продолжая мечтать о ежегодных сверхприбылях. Для мировых, и преимущественно американских, триллионов требовалось срочно подыскать новый объект вложений — и таковым стала «нефтянка». С тех пор мало что изменилось: серьезных конкурентов у нефтегазовых инвестиций в мире пока не наблюдается. Вот почему цены на нефть в течение десятилетия продержались на столь высоком уровне: «Большие Дяди» этого мира зарабатывают на этом! И зарабатывают очень хорошо.

    F*ck fuel economy?

    Помимо этой функции — снабжать сильных мира сего сотнями миллиардов долларов ежегодного дохода — у высоких цен на нефть, в глазах американцев, имеются и другие преимущества. Например, они позволяют удерживать от чрезмерного развития своего главного стратегического конкурента, Китай. Сегодня всем очевидно, что в случае резкого падения нефтяных котировок выиграет в первую очередь именно Поднебесная, с её гигантским реальным сектором экономики, а вовсе не "сервисно-услуговый" Запад. Кроме того, отдельным "призом" за высокие нефтяные цены являются… ну, например, российские резервные фонды, которые до сих пор вкладываются в западные облигации, в результате чего наша нефтяная "копеечка" подпитывает и западную финансовую систему. Так зачем же ломать столь удобную конструкцию? Ответом на этот вопрос мог бы стать идеологический аргумент: Запад готов-де повторить манёвр 1980-х годов и, ценой собственных издержек, обрушить цены на "чёрное золото" просто ради падения экономики России. Проблема, однако, заключается в том, что вместе с нами тогда грохнутся и все прочие "нефтяные" экономики — в первую очередь, стран Персидского залива. То есть, именно те государства, которые тридцать лет назад пошли на соглашение с Вашингтоном и отменили собственные квоты на поставки нефти на Запад — сбив тем самым цены и лишив Советский Союз многомиллиардных доходов. Захотят ли монархии Залива, существенно поднявшие с тех пор уровень жизни своих подданных, рисковать собственным благополучием — да ещё на фоне неиллюзорной "арабской весны", сметавшей одного за другим североафриканских диктаторов? Вопрос риторический — при том что, как уже было сказано, высокие цены на нефть обеспечивают не только строительство очередных небоскрёбов посреди аравийских пустынь, но и безбедное существование сотен тысяч других влиятельных "бенефициаров". Америка, таким образом, сегодня лишена прежнего "рычага воздействия" на нефтяные котировки, в лице арабских шейхов. Тем не менее, по мысли великих украинских стратегов и примкнувших к ним российских либеральных экономических гениев, она всё ещё способна прибегнуть к иному способу — распечатать собственные стратегические запасы "чёрного золота". Более того, в марте этого года сообщалось, что Вашингтон-таки раскупорил свою нефтяную кубышку, выплеснув на рынок порядка 5 млн баррелей. И цены тогда немедленно упали — аж на $2,37 за баррель! Здесь нужно, однако, разобраться, о каких вообще цифрах можно говорить. Стратегический нефтяной резерв США на середину 2014 года составлял 691 млн баррелей. Для сравнения: ежедневный (!) общемировой спрос на нефть сегодня достигает 91 млн баррелей. Это значит, что даже если Вашингтон выбросит на рынок весь свой запас "чёрного золота", в масштабах мировой экономики его хватит лишь на неделю. Да, цены могут резко упасть — опять же, на целую неделю — во время которой половину рынка немедленно скупит тот же Китай. Но затем котировки снова поднимутся и даже превысят нынешний потолок — просто в силу того, что Соединённым Штатам, до сих пор больше закупающим чужую нефть, чем производящим свою, придётся заново пополнять свои "закрома". Пожалуй, куда более реальной причиной резкого падения нефтяных котировок мог бы стать очередной всемирный экономический кризис, только в гораздо больших масштабах, нежели в 2008 году. Еще один вариант — открытие нового супердешёвого топлива, на фоне которого нефть покажется неоправданно дорогой. В какой-то степени, на роль такого "убийцы нефти" пытается сегодня претендовать американский "сланец" — однако технология его добычи по-прежнему имеет серьёзные ограничения в использовании и крайне невнятные перспективы распространения по остальному миру.

    Нанесёт ли империя ответный удар?

    Иногда складывается ощущение, что для сохранения статус-кво с высокими ценами на углеводороды "мировое нефтяное лобби" не гнушается и циничными геополитическими "играми": стоит цене хоть немного упасть — как тут же в очередной нефтяной стране возникают проблемы то с революционерами, то с террористами, а чаще всего с теми и другими одновременно. "На стороне" высокой цены нефти выступает даже погода ("глобального потепления" как не было, так и нет) и природные катаклизмы: извержение очередного исландского вулкана способно привести к резкому похолоданию на значительной территории планеты, а значит — к росту спроса на энергоносители. Всё это говорит о том, что затяжное падение нефтяных котировок до каких-то критических отметок не имеет серьёзных перспектив, и поэтому "стодолларовые" цены на нефть в конце концов вернутся — причём, скорее рано, нежели поздно. И всё же подобное положение дел не может считаться индульгенцией для российского правительства, которое еще несколько лет назад было обязано разработать новую экономическую стратегию отхода от бесконечной эксплуатации нефтяных богатств. И хотя некоторые верные шаги в этом направлении уже наблюдаются – за последнее время Россия смогла снизить свою зависимость от западных рынков сбыта собственных углеводородов, переориентировавшись на Восток, и постепенно сокращает торговлю нефтью и газом за доллары, — мы всё ещё остаёмся в рамках той же "нефтяной парадигмы". Более того, доля нефтегазовых доходов в бюджете страны с каждым годом лишь увеличивается — что хотя и объяснимо при нынешней конъюнктуре спроса и предложения, но всё же чревато серьёзными издержками в будущем. Пора бы нам уже переквалифицироваться из "энергетической империи" в какую-то новую всесильную державу — в космическую, например. Денис Тукмаков

    Автор: Алексей Громов
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях