Поиск
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
Кузбассовец, оскорбивший участкового, получил 220 часов обязательных работ
Политика
Преодолеть коммуникативный кризис может только встреча Путина и Трампа
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Преодолеть коммуникативный кризис может только встреча Путина и Трампа

    13:53  28 Июня 2017
    1566

    Преодолеть коммуникативный кризис может только встреча Путина и Трампа

    Россия и Запад — политический цугцванг. Накануне встречи министров обороны стран-членов НАТО, председатель военного комитета НАТО генерал Петр Павел заявил, что в блоке обеспокоены растущей военной мощью России. Также представитель Североатлантического альянса сообщил, что НАТО является свидетелем полномасштабной модернизации российских вооруженных сил. При этом генерал отметил, что нельзя утверждать, что намерения российского руководства в отношении альянса носят агрессивный характер. Тем не менее, это не помешало председателю военного комитета НАТО охарактеризовать укрепление обороноспособности России как «потенциальную угрозу» альянсу, к которой следует относиться «крайне серьезно».

    Таким образом, заявление Петра Павела стало продолжением общего западного тренда на конфронтацию с РФ впервые после 1991 года, наглядно проявившегося в августе 2008-го и получившего мощный толчок к дальнейшему развитию во время госпереворота на Украине, воссоединения Крыма с Россией и начала гражданской войны в Донбассе.

     Петр Павел заявил, что в блоке обеспокоены растущей военной мощью России

    Русофобия как политический мейнстрим

    Фактически, на текущий момент обвинения в адрес России в неких агрессивных намерениях по отношению к своим европейским соседям стали обязательной составляющей риторики Запада. Если хотите — политическим мейнстримом и дипломатическим ритуалом. Чтобы в этом убедиться, достаточно бегло ознакомиться с лентой новостей.

    Американский военный эксперт Филип Карбер на пресс-конференции в Киеве объявил: «Сейчас мы наблюдаем создание трех [российских] армий вокруг (?) границ Украины. Первая из этих армий — это гвардейская танковая армия, которая передислоцируется из Смоленска ближе к украинской и белорусской границам. Эта первая гвардейская танковая армия имеет больше танков, чем все вместе страны Балтии, чем Польша, чем западная Германия и Франция!»

    На вопрос, откуда у почтенного эксперта взялась подобная информация, Карбер ответил с обезоруживающей непосредственностью: «Россияне [сами] это сообщили...»

    Президент Франции Эммануэль Макрон заявил следующее: «Агрессия исходит из России, то есть агрессором является не Украина. Мы также признаем, что аннексия Крыма является незаконной, значит, мы все знаем, кто развязал войну и кто создал эту ситуацию, и в какой ситуации мы находимся».

    "Агрессия исходит из России, то есть агрессором является не Украина"

    Политический директор МИД Украины Алексей Макеев на ежегодной обзорной конференции по безопасности в Вене обвинил Россию в попытке подрыва украинской государственности.

    «Возможно, эти попытки объясняются желанием восстановить Советский Союз, и такого рода тенденция являет собой серьезную угрозу, которая нависла над европейской архитектурой безопасности», — добавил украинский дипломат.

    В Литве выпустили методическое пособие «Подготовка к выживанию в условиях чрезвычайной ситуации и войны». В издании указывается, что РФ «не стесняется использовать военную силу против своих соседей, и в данный момент продолжает военную агрессию против Украины». На этом основании делается вывод, что при подготовке мероприятий по обороне Литвы, «особое внимание должно быть уделено действиям соседней страны — России».

    Норвежский ресурс Pluss.vg.no опубликовал заметку Russerne har snudd det norske Forsvaret p hodet, описывающую недавние изменения в норвежской армии, вызванные усилением России: «Угроза со стороны России заставляет [наши] вооруженные силы думать по-новому». В частности, автор заметки упомянул про развертывание в норвежском Финнмарке нового батальона. Целого одного. Призванного обеспечить «мощную эскалацию вооружений в области, которая ближе всего находится к России». И смех, и грех, конечно…

    Шведская газета Aftonbladet опубликовала заметку Experterna varnar: Drfr kan Ryssland anfalla Norrbotten. В заметке со ссылкой на аналитику шведской Королевской военной академии и Объединенного института оборонных исследований Минобороны Швеции сообщалось, что Россия планирует оккупировать Финляндию, шведский остров Готланд и всю северную часть королевства. Для убедительности Aftonbladet даже нарисовала апокалиптическую картину, достойную сценария кинобоевика.

    Шведская газета Aftonbladet сообщает, что Россия планирует оккупировать Финляндию

    Над Лапландией слышен звук вертолетных лопастей. В ночном небе повисают парашюты. Возникшие словно бы ниоткуда российские солдаты берут под контроль дорожные развязки, мосты и аэродром. Одновременно четыре русские бригады пересекают границу с Финляндией и, лязгая гусеницами танков, мчатся на запад. Все это сопровождается рефреном, что Швеции нечего России противопоставить!

    Такая мелочь, как ответ на вопрос, зачем России внезапно может понадобиться подобный перформанс, шведов не интересует. Видимо, в этом деле Aftonbladet руководствуется безотказным демагогическим доводом «потому что русские могут!»

    Дискурс в детском формате

    И т.д, и т.п. Как на подобные выпады реагирует Россия? Да, по большому счету, тоже ритуально. Вот, например, реакция пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова на упоминавшийся выше спич президента Франции Эммануэля Макрона. 

    «Мы не согласны с нашими французскими коллегами в тех формулировках, которые прозвучали вчера от господина президента. И, безусловно, российская сторона продолжит терпеливо разъяснять реальное положение дел и свою позицию по украинскому сюжету», — отметил Песков.

    Запад продолжает кампанию нападок, а Россия терпеливо разъясняет. Запад говорит: «Вы виноваты!..», а Россия отвечает: «Быть такого не может». НАТО продолжает развертывание инфраструктуры «ЕвроПРО» и новых воинских контингентов у западных российских границ, а Россия отвечает на это соответствующими перемещениями своих воинских частей и подразделений. «Смотрите — Россия нам угрожает!» — восклицают на Западе. «Вообще-то, мы обороняемся», — комментирует ситуацию Кремль, отправляя очередные «Искандеры» в Калининградскую область. «Нет, это мы обороняемся», — решительно заявляют оппоненты России на очередном саммите НАТО и принимают решение о переброске новых подразделений на восток.

     «Вообще-то, мы обороняемся»

    Глядя на все это, можно сделать вывод, что политический дискурс между Западом и Россией на данный момент проходит в варианте, пардон, совершенно детских форматов «Он первый начал!..» и «Ты дурак — нет, ты дурак». Иными словами, мы являемся свидетелями прогрессирующего коммуникативного кризиса в отношениях США/НАТО/ЕС и РФ. Оппоненты просто не слышат друг друга, все дальше и дальше уходя от возможностей договориться на основе компромисса в сторону большей радикализации своих взглядов и трбований. Данная недоговороспособность сторон опирается не столько на какие-то личностные претензии политических лидеров, как это может показаться со стороны, сколько на куда более объективные причины.

    Бескомпромиссность России во многом обусловлена тем, что расширение НАТО на Восток, в какой-то момент приобретшее черты приснопамятного Drang nach Osten, начало прямо угрожать суверенитету и нацбезопасности РФ. Напомним, что России, уступившей во время распада СССР Западу практически все свое западное предполье, просто некуда больше отступать. При этом автоматически стартовавшая в 2014 году мобилизация российского общества под хорошо известным с советских времен лозунгом «мы в кольце врагов», заметно облегчает действия отечественных госструктур в области внутренней политики… В свою очередь неуступчивость Запада вызвана комплексом причин, включающим как имиджевые и геополитические, так и экономические. В частности, муссирование тезиса о российской угрозе не только «вдохнуло новую жизнь» в НАТО, но и принесло существенные дивиденды как политическим и военным кругам, так и ОПК стран Запада.

    Данные обстоятельства в условиях сформировавшегося после 1991 года монополярного мира, глобализации, распада Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений, а также деградации международных институтов (прежде всего — ООН), делают процессы в области международной политики все менее управляемыми. Насколько это опасно, думается, объяснять излишне. Есть ли выход из обозначившегося политического цугцванга?

    Есть ли выход?

    Прежде чем ответить на этот вопрос, нужно уяснить ряд важных моментов. Момент первый: явный кризис экспертного сообщества. Причем, скажем так, по обе стороны «нейтралки». В силу чего в России не совсем понимают текущие американские и европейские реалии, а коллективный Запад, похоже, вообще не представляет, что такое современная Россия.

    Момент второй: вопреки изрядно изменившимся за последние три года обстоятельствам, и Запад, и Россия продолжают в значительной мере следовать векторами политического развития, сформировавшимися еще в самом начале «нулевых». Быстро преодолеть инерционность этого движения невозможно.

    Момент третий: можно по-разному к этому относиться, но в 2017 году есть только два политических лидера-«тяжеловеса» на европейском поле. Это президент России и президент США.

    Преодолеть коммуникативный кризис может только встреча Путина и Трампа

    Момент четвертый: между американскими и европейскими элитами, без какого-либо учета интересов рядовых граждан США и европейских государств, достигнут консенсус относительно отношений с Россией. Этот договор элит имеет чисто идеологический характер и направлен он на уничтожение РФ как самостоятельной геополитической единицы. Какими проблемами эта установка обернется (и уже оборачивается) для национальных экономик европейских государств, представителей элит, действующих на наднациональном уровне, не интересует.

    Момент пятый: бюрократия что России, что Запада руководствуется чаще своими собственными, а не государственными интересами. Это явление, помимо прочего, в нашем случае означает, что ни бюрократия России, ни бюрократия Запада не способны в данный момент к конструктивному диалогу со своими коллегами, располагающимися по ту сторону «нейтралки».

    С учетом перечисленных нами пяти моментов, скорее всего, единственное, что способно если не убрать полностью, то хоть как-то скорректировать тот самый политический цугцванг в отношениях России и Запада, это личные контакты президентов РФ и Соединенных Штатов. Неизвестно, насколько четко это осознают в Вашингтоне, но в Москве понимание происходящего явно присутствует. Недаром 27 июня пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков в беседе с журналистами заявил, что в Кремле сожалеют об отсутствии конкретных наработок по двусторонней встрече Владимира Путина и Дональда Трампа. При этом Песков отметил, что если в Гамбурге на саммите «двадцатки» появится такая возможность, российский лидер обязательно ею воспользуется.

    Автор: Андрей Союстов
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть