Поиск
Лента новостей
Закрыть
Россия
Сотый истребитель ВКС РФ Су-30СМ прибыл в Курскую область 
Политика
Горизонт войны: в НАТО увидели «растущую российскую военную угрозу»
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Горизонт войны: в НАТО увидели «растущую российскую военную угрозу»

    14:08  27 Июня 2017
    427

    Горизонт войны: в НАТО увидели «растущую российскую военную угрозу»

    Председатель военного комитета НАТО генерал Петр Павел заявил, что альянс выступает против роста «военного потенциала» России, а также сообщил о готовности НАТО предотвратить «любое военное вмешательство Кремля, подобные Крыму и востоку Украины ситуации». Об этом генерал НАТО заявил изданию Politico.

    От отрицания — к принятию

    Тон заявления председателя военного комитета НАТО и использованная им лексика наглядно показывает изменившееся отношение Североатлантического альянса к России. В отличие от западных политиков, которые до сих пор в своих заявлениях очень часто оперируют какими-то мифическими и выдуманными категориями по отношению к РФ, военные НАТО достаточно конкретны в своих заявлениях. Даже словесное разделение «востока Украины» и «Крыма», который сам официальный Киев считает исключительно «оккупированным югом Украины», показывает, что представители НАТО четко осознают, что к 2017 году Крым уже окончательно стал одним из российских регионов, практически утратив все прошлые хрупкие связи с Незалежной.

    Нынешняя же Украина, как муха в вязком меде, завязла в психологической дилемме принятия неизбежного, которая наглядно описывается пятью последовательными стадиями отношения к происходящему неумолимому и объективному процессу: отрицание-гнев-торг-депрессия-принятие. Официальный Киев, по-прежнему находясь где-то между «отрицанием» и «гневом», до сих пор почитает Крым «украинским», хотя вся приверженность полуострова украинским идеям была наглядно продемонстрирована еще весной 2014 года. Тогда жители республики сделали свой исторический выбор исключительно мирным путем, а все украинские вооруженные силы на полуострове либо позорно бежали, либо спокойно присягнули России.

    Официальный Киев до сих пор почитает Крым «украинским»

    В отличие от официального Киева, в штаб-квартире НАТО в Брюсселе оценивают угрозы со стороны России более реально, подчеркивая, что с присоединением Крыма Россия получила на своем южном фланге «непотопляемый авианосец», чья обширная территория, удобные военно-морские и военно-воздушные базы, а также защищенные позиции ПВО и противокорабельных ракет могут быть легко использованы для защиты от возможных агрессивных действий альянса.

    Однако, как и всегда в военном строительстве, политика стран и военных блоков всегда говорит лишь об «обороне»: ни в одном государстве нет «министерства нападения», а по умолчанию любые агрессивные действия приписываются противнику. Не был оригинален в этом отношении и генерал Павел, заявив в своей речи о «наличии сообщений о размещении межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боеголовками» в Калининграде и Крыму, что было преподнесено, как неопровержимое доказательство «агрессивности» России.

    Но даже такая информация, ожидаемо носившая в речи генерала ремарку о «неназванных» (читай: анонимных и непроверенных) источниках, не остановила его от дезавуирования своих же слов чуть позднее.

    «Когда речь идет о намерениях России, ее позиция не так ясна, потому что мы не можем четко сказать, что Россия не имеет агрессивных намерений против НАТО», — добавил он, по сути, признав, что все «аналитические выкладки» НАТО являются не более чем пустыми страхами и ожиданиями.

    Горизонт войны: в НАТО увидели «растущую российскую военную угрозу»

    Итогом же речи генерала НАТО стало практически прямое цитирование первого канцлера Германии, «железного» Отто фон Бисмарка, который, готовя войну Германии с Францией, прямо заявил: «В военных делах важны не намерения, а возможности», — подчеркивая, что у Франции есть возможности, чтобы напасть на Германию.

    «Когда дело доходит до потенциала, нет сомнений в том, что Россия развивает свои возможности как в традиционных, так и в ядерных компонентах», — заявил в итоге Петр Павел, подчеркнув, что украинская и крымская ситуации не должны повториться ни с одним из натовских союзников в Европе.

    НАТО: блокада России и турецкий фактор

    Политика и реалии присутствия блока НАТО во многих ключевых точках мировой карты четко демонстрируют его настоящие возможности, показывая всю выдуманность и пустоту официальных намерений военно-политического блока, в логике все той же цитаты Бисмарка.

    Вторая часть интервью генерала Павла была посвящена Турции, как важной стране и члену НАТО, обеспечивающему блокаду России на стратегическом юго-западном направлении. Председатель военного комитета альянса с сожалением был вынужден признать, что взаимоотношения блока НАТО и официальной Анкары за последнее время стали опасно напряженными. На ухудшении сказалась прошлогодняя попытка вооруженного переворота в стране, которую организовала и провела часть турецких военных, тесно завязанных в своей повседневной работе на структуры НАТО.   

    Турецкие военные

    Генерал заявил, что в настоящий момент времени Турция встречается с «теми же вызовами, что и НАТО: это взаимоотношения с такими государственными субъектами, как Россия, и с негосударственными угрозами, такими как терроризм, экстремизм и беженцы», подчеркнув, что «все это непосредственно влияет на Турцию».

    Тем не менее за кадром публично-пропагандистского выступления генерала Павела остался тот неприятный факт, что и проблема беженцев, и радикальный исламский терроризм, и застарелая, но обострившаяся сегодня проблема курдского экстремизма во многом были инспирированы именно Североатлантическим альянсом, который последовательно проводил в Ираке, Ливии и Сирии политику тотального уничтожения существовавшего общественного и религиозного консенсуса, вызывая фактический коллапс этих государств.  

    В силу этого Анкара сегодня вынужденно дрейфует в сторону от своего участия в НАТО, последовательно формируя альтернативные горизонтальные связи с региональными союзниками, что и вызывает «обеспокоенность» в военном комитете НАТО. Нынешние взаимоотношения Турции с Россией и Ираном, которые привели к взаимному ситуативному консенсусу по многим критическим для Анкары вопросам, уже во многом разрушают любовно выстроенный альянсом принцип взаимоотношений с Турцией, которая всегда рассматривалась как и натовский «клин» как на юго-западной оконечности российской зоны интересов, так и «затычка» во взрывоопасном регионе Ближнего Востока. Ну а позиция Турции в катаро-саудовском противостоянии и вовсе грозит взорвать весь регион.

    Петр Павел признал провал прошлой политики НАТО по отношению к Турции, заявив, что сейчас необходимо поменять «контекст» присутствия Турции в НАТО и обеспечить ситуацию, в которой Турция не будет чувствовать себя «находящейся под угрозой в большей мере», нежели иные члены Североатлантического альянса.

    Данные заявления главы комитета НАТО можно считать предложением для торга с официальной Анкарой: в конце нынешней недели в Брюсселе стартует саммит альянса, на котором произойдет встреча всех глав военных ведомств стран — членов блока, где будут обсуждаться вопросы реформирования военного альянса и общей политики НАТО в изменившихся условиях.

    Кризис мировой безопасности

    Структуры Североатлантического альянса, сформированные во времена холодной войны, изначально были нацелены на противодействие СССР и странам социалистического лагеря. Поскольку сама по себе задача «обуздания Советов» (как и нынешняя политика «усмирения России») подразумевает глобальное противостояние и блокаду Евразии, фактически НАТО еще в середине ХХ века взяла на себя функции «мирового жандарма», выстраивая военные структуры не только в объявленной «зоной приоритетных интересов» Северной Атлантике, но и по всему миру.  

    Данная тенденция, как ни странно, лишь усугубилась распадом бывшего врага, СССР: начиная с 1990-х годов, войска стран НАТО начали последовательно втягиваться сначала в события в Восточной Европе (ряд конфликтов на территории бывшей Югославии), а потом, после террористических актов 9/11 в Нью-Йорке, и повсюду в мире.

    11 сентября 2001 года

    Уже с середины 2000-х страны НАТО фактически вели две полномасштабные войны — в Афганистане и в Ираке. Эвфемизм «миротворческой операции» никак не мог скрыть масштабов происходящего: для операции НАТО в Афганистане в общей сложности привлекалось около 132 тысяч военнослужащих различных стран (в том числе и 90 тысяч солдат из США), а в оккупации Ирака на различных этапах пришлось задействовать более 300 тысяч солдат — и это помимо национальных армий, которые также вооружались и снабжались за счет НАТО. Участвуя в этих якобы «локальных» конфликтах, США к началу 2010-го остались практически без армии: все их силы были связаны либо в Афганистане, либо в Ираке. Еще более плачевным было состояние военной машины других стран — участниц НАТО, которые буквально «с миру по нитке» собирали боеспособные подразделения для обеспечения американских авантюр в исламских странах, числя у себя дома совершенно опереточные армии, негодные даже для официальных парадов.

    Такая ситуация с конфликтами, в которых участвовал блок НАТО, официально не называя их «войной», наглядно показала всю порочность концепции «миротворческой операции», которая всегда подразумевалась как новая редакция немецкого «блицкрига» времен Второй мировой войны, со скорейшим переводом скоротечной горячей войны в стадию локальной полицейской операции. В отличие от этих идеальных планов, как показала практика военных действий в Ираке, Афганистане, а затем и в Ливии и Сирии, у НАТО нет рецепта купирования военными способами массы невоенных проблем, которые и приводят к воспроизводству напряженности в горячих точках. Военная же оккупация таких стран только способствует развитию массы таких проблем — нищете, преступности, терроризму, радикализации политической жизни и массовому исходу беженцев с такой «освобожденной» территории.

    Судя по всему, конец 2010-х годов будет все более и более сложным для блока НАТО: в мире уже нарастают конфликты между системными региональными игроками, и в этом отношении наиболее опасным видится именно регион Ближнего Востока, где масса противоречий между различными этническими и религиозными общинами, а также общий экономический кризис капиталистического уклада грозят буквально разорвать регион на части.

    Более того, недавние события вокруг Катара, где уже впрямую сталкиваются интересы Ирана, Турции и Саудовской Аравии, грозят поставить блок НАТО и вовсе в пикантную ситуацию, когда один из действительных членов альянса, Турция, открыто поддержавшая Катар и разместившая там базу с тысячей военнослужащих, вступит в прямой конфликт с последовательным союзником США, Саудовской Аравией, на территории которой также расположена военная база Соединенных Штатов.

    «В военных делах важны не намерения, а возможности». А возможности развязать мировую войну у «мирового жандарма», к сожалению, есть.

    Автор: Алексей Анпилогов
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть