Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Франция: первый шаг к трансформации Евросоюза

0 Оставить комментарий

Франция: первый шаг к трансформации Евросоюза

Как быстро может меняться политический пейзаж! Еще недавно Франция представляла собой немного улучшенный президентский вариант традиционной для романских стран «карнавальной демократии»: со множеством политических партий и их сторонников, разделенных между собой историческими, культурными и социальными барьерами, с чередой коалиционных блиц-правительств, сменяющих друг друга чуть ли не по нескольку раз в год…

И вот — безоговорочная победа «оранжевой революции» имени Эммануэля Макрона, который не только выиграл на президентских выборах у Марин Ле Пен, но и привел свою партию «Вперед, республика!» к единоличному большинству в национальном собрании. По итогам второго тура выборов ее представители займут в нижней палате французского парламента 314 депутатских мест из 577. Можно ли поверить, что все это политическое великолепие появилось из ниоткуда, словно Афродита из пены морской?

Верить можно во все, что угодно (включая «летающего макаронного монстра»), но ясно, что за сверхуспешным проектом мгновенного превращения скромного клерка в политического лидера одной из пяти «великих держав» стоят весьма могущественные силы и структуры. В случае Макрона, долгое время работавшего на Rothschild & Cie Banque, экспертный консенсус склоняется к тому, что эти силы и структуры тесным образом связаны с неоглобалистским кланом Ротшильдов.

Этот клан, потерпев за 2016 год очевидные политические неудачи в США (победа Трампа) и Великобритании (Brexit), был вынужден сделать ставку на Францию, поскольку более мощная в финансово-экономическом плане Германия продолжает оставаться пораженной в своих политических правах на международной арене. Следовательно, единственным вариантом для формирования нового неоглобалистского центра силы оставался альянс Парижа и Берлина как основа континентального Евросоюза. Но для этого было необходимо превратить Францию в политически унитарное государство. Что, собственно, и случилось буквально на наших глазах.

Для лучшего понимания того, что произошло, можно привести результаты нынешних и прошлых (даны в скобках)  парламентских выборов 2012 года:
«Вперед, республика!» (Эммануэль Макрон) — 314 депутатских мест (0);
«Республиканцы» (Франсуа Фийон) — 113 (194);
MoDem («Демократическое движение») — 40 (2);
Социалистическая партия — 29 (280);
«Союз демократов и независимых» — 17 (19);
«Непокорившаяся Франция» (Жан-Люк Меланшон) — 17, Коммунистическая партия — 10 («Левый фронт» — 10);
«Национальный фронт» Марин Ле Пен — 8 (2).

Марин Ле Пен

В двух словах: значительные сегменты республиканского (в меньшей степени сместившегося влево) и социалистического (в большей степени сместившегося вправо) электората проголосовали за новую центристскую («ни левую, ни правую» — по определению самого Макрона) «президентскую» партию. При общей явке на уровне 50,2% избирателей такие результаты могут свидетельствовать лишь о том, что политически активная часть французского общества осознала (хотя бы мнимо) некую общую для нее угрозу, для преодоления которой необходима консолидация. Причем не в национальном варианте, предлагаемом Ле Пен, а в варианте «единой Европы», убежденным сторонником которой позиционировали себя Макрон и его партия.

Вопрос заключается в том, какой характер носит эта угроза и, соответственно, насколько ситуативной и длительной может оказаться «макроновская» консолидация французского общества?

Ясно, что этой угрозой не может быть миграционная проблема. Франция — старая колониальная держава, и к потоку инокультурных переселенцев достаточно толерантна. Проблема — в зашкаливающей безработице (около 7 млн человек —16% трудоспособного населения, около 900 тысяч находятся в статусе мигрантов) и постоянном снижении реальных доходов французских граждан.

Понятно, что слабое государство с коалиционными правительствами вряд ли способно решить и даже начать решать эти проблемы. Поэтому переход к более государственной мобилизационной экономике необходим, но осуществить его Франция намерена в рамках ЕС, используя выгоды своего по факту привилегированного положения в этом «сверхгосударстве». В связи с этим можно предположить, что в ближайшее время Макрон с подачи неоглобалистов займется внутренней трансформацией французского аппарата управления, а к общеевропейским и прочим внешнеполитическим инициативам сможет перейти только после намеченных на сентябрь выборов в немецкий бундестаг.

Автор: Владимир Винников