Политика
Безволие и суета: зачем ФРГ перебрасывает контингент из Турции в Иорданию
Политика
Проведение форума по Сирии без участия представителей Дамаска вызывает вопросы — Богданов
Следующая новость
Загрузка...

    Безволие и суета: зачем ФРГ перебрасывает контингент из Турции в Иорданию

    Безволие и суета: зачем ФРГ перебрасывает контингент из Турции в Иорданию

    Спустя несколько месяцев бесплодных переговоров с турецким правительством о предоставлении немецким парламентариям возможности посещения авиабазы «Инджирлик», правительство Германии приняло окончательное решение по вопросу размещения контингента Бундесвера на юге Турции. 260 солдат и офицеров Вооруженных сил ФРГ, ранее размещенных на базах вблизи турецко-сирийской границы, перебрасываются на север Иордании. Основным пунктом размещения немецкого коалиционного контингента станет опорный пункт ВВС  — Муваффак Салти, расположенный недалеко от населенного пункта Аль-Асрак.

    Этот «переезд» чреват значительными финансовыми затратами на организацию и дальнейшую оптимизацию сложных решений в области логистики. Министерство обороны ФРГ заявило, что переброска контингента из Турции в Иорданию продлится не менее двух месяцев, и немецкие военные будут лишены возможности участвовать в операциях антитеррористической коалиции. 70 немецких военных принимают непосредственное участие в работе коалиционных сил. Основная задача немецкого контингента — авиаразведка. ВВС Германии ведут аэрофото- и видеосъемку территорий, контролируемых террористами ИГ1, используя для этих целей многоцелевые истребители Tornado. Также существует аналитический отдел, занимающийся обработкой поступающей информации.

    Парламент без каких-либо дискуссий принял решение о смене пункта базирования. Министру обороны Урсуле фон дер Лайен (ХДС) предстоит обсудить с представителями НАТО порядок временной передачи круга обязанностей немецкого контингента другим членам коалиции. В первую очередь это касается работы самолетов-заправщиков, большая часть которых была предоставлена коалиции военно-воздушными силами ФРГ.

    По мнению немецкого военного эксперта Райнера Арнольда (активного члена партии СПГ), разведданные, поставляемые ВВС ФРГ силам коалиции с сирийского плацдарма, представляют собой крайне малую часть информации, необходимой для ведения боевых действий в Сирии. Арнольд убежден, что коалиция обладает достаточным количеством техники и избыточным штатом специалистов для осуществления разведки с воздуха.

    Безволие и суета: зачем ФРГ перебрасывает контингент из Турции в Иорданию

    Заявление эксперта можно расценивать как скрытый намек на работу американских БПЛА е-4 Global Hawk. Разведывательные дроны могут оставаться в воздухе много дольше немецких Tornado и покрывать расстояния, в 2,5 раза превышающие «рабочую» дальность вылета истребителей.

    О создании международного альянса противодействия «Исламскому государству» (ИГ, ИГИЛ)1 министерство обороны США заявило в сентябре 2014 года, во время саммита НАТО в Уэльсе. Несмотря на то, что правительство ФРГ подтвердило свое участие в работе альянса, немецкая сторона отказалась участвовать в прямых бомбардировках объектов «Исламского государства»1. Министерство обороны сослалось на другие виды поддержки, оказываемой силам, воюющим с террористами, особо подчеркнув курсы подготовки и поставки оружия курдским формированиям пешмерга в Иракском Курдистане.

    Формирования пешмерга

    Однако ситуация изменилась в связи с терактами в Париже в конце 2015 года. После того как правительство Франции обратило внимание ФРГ и других членов ЕС на пункт статьи №42 Договора ЕС, гласящий о порядке оказания взаимной военной помощи.

    Правительство ФРГ по-прежнему было против участия Бундесвера в операциях коалиции против ИГ. Берлин стремился политкорректно продемонстрировать солидарность с Францией, одновременно пытаясь удержать своих военных от навязываемой извне необходимости прямого участия в ближневосточном конфликте. Несмотря на многочисленные слухи о солдатах и офицерах спецназа Kommando Spezialkrfte (KSK), проводящих диверсионные и разведывательные операции на территории ИГ в рамках задач коалиции, де-юре армия ФРГ не была вовлечена в войну напрямую. Параллельно с увеличением немецкого армейского контингента в западноафриканском Мали, Бундесвер отправил несколько истребителей Tornado, снабженных видео- и фотоаппаратурой на аэродром «Инджирлик» в Турции. Один немецкий высокопоставленный офицер, ныне находящийся на пенсии, довольно едко высказался о сфере задач контингента, размещенного на сирийско-турецкой границе: «Мы делаем все, что не причиняет боли противнику».

    И если до недавнего времени в контексте ближневосточного политического спектра Германия подвергалась обструкции лишь со стороны Франции, то сейчас к ней присоединилась Турция. К Парижу и Анкаре не замедлила присоединиться немецкая общественность, для которой даже самая мелкая каша, заваренная парламентом в области обороны, является темой для дискуссий сверхоппозиционнного и даже конспирологического толка. Переброска контингента из Турции в Иорданию может вызвать (и уже вызывает) массу вопросов.

    Авиабаза «Инджирлик» в Турции

    Каково соотношение затрат и конечной выгоды смены базы? Может быть, стоило изначально как-то иначе поучаствовать в операциях антииигиловской коалиции? Или вообще отказаться от участия, упирая на работу инструкторов в Курдистане? Не может ли случиться так, что и без того ограниченные ресурсы Бундесвера вдруг понадобятся еще где-нибудь, кроме Мали и Иордании? И как на все эти прыжки смотрит французский сосед?

    На этой неделе Париж собирается преподнести Совету Безопасности ООН план, согласно которому ускорить борьбу с джихадистами и наркоторговцами в т.н. зоне Сахель в Северной Африке можно посредством выдачи мандата на создание «мультинациональной африканской антитеррористической группы войск». Последнюю предполагается создать из сил специального назначения Мали, Мавритании, Нигера, Чада и Буркина Фасо.

    MINUSMA, Мали

    Германия, чьи военные присутствуют в Мали с 2013 года в рамках «Миссии по стабилизации в Мали» (т.н. MINUSMA), продлила в 2016 году срок работы этого контингента, одновременно увеличив последний более, чем вчетверо: со 150 до 650 солдат. Стоит вспомнить, что решение об участии в этой операции Берлин принял после слезных просьб Франции о помощи в рамках упомянутого выше пункта договора ЕС. И, разумеется, после того как план доклада французского правительства в совбезе ООН был анонсирован Парижем, немецкие парламентарии чуть ли не хором заявили о готовности Германии поддержать создание «сахельской группы» как финансово, так и организационно. У жителей ФРГ, следящих за политическими экивоками Бундестага, сразу же возник еще один вопрос: «ЗАЧЕМ ТОГДА НУЖНА ИОРДАНИЯ?!» Может, участие Германии в проекте «Зоны Сахель» принесет больший эффект, нежели перекидывание самолетов и аналитических центров через всю Сирию? Тем паче, что у коалиции, несомненно, хватит дури на то, чтобы и дальше разыгрывать свою сомнительную карту в Сирии без участия каких-то там немцев.

    Немцы вообще любят фантазировать и дмонстрировать миру свое «тонкое» чутье в области международной политики. Чего стоит министр внутренних дел ФРГ Томас де Мазьер, ранее занимавший пост министра обороны. В компании со своим итальянским коллегой де Мазьер предложил проект охраны ливийско-нигерской границы силами европейского пограничного отряда. По мнению немца, эта местность настолько опасна, что полицейские и военные не справятся со своими задачами без поддержки извне. К счастью, парламент предпочел никак не отзываться на инициативу де Мазьера. Надо полагать, какой-нибудь пожилой военный эксперт в звании не ниже генерала подробно рассказал прочим министрам и депутатам о том, чему будет равняться КПД «европейского погранотряда» в тех местах, где очередные условные тутси режут условных хуту.

    С точки зрения безопасности и внешней политики, важным является вопрос о будущей германо-турецкого сотрудничества в НАТО. В конце концов, немецкие военные по-прежнему размещены на территории Турции близ города Конья, а летчики несут службу в составе разведывательных самолетов НАТО, оборудованных системой авиационного комплекса радиообнаружения и наведения (AEW&C).

    После протеста, озвученного Анкарой в адрес немецких парламентариев, желавших посетить «Инджирлик», даже штаб-квартира НАТО в Брюсселе не сумела внести ясности в диалог двух государств. Генеральный секретарь Йенс Столтенберг демонстративно развел руками, «сожалея» о выводе группы Бундесвера с авиабазы, и подчеркнул, что все произошедшее — «двустороннее обстоятельство» отношений между членами альянса. Подобного рода вопросы являются достаточно весомыми для обсуждения в парламенте. Собственно, сам Бундесвер является условно «парламентской армией», и ответственность за выход с авиабазы «Инджирлик» лежит только на Бундестаге, продлившем участие контингента в войне против ИГ до конца 2017 года.

    Йенс Столтенберг

    Случай с «Инджирлик» — прямое свидетельство бесхребетности и отсутствия четкой ориентации политических сил ФРГ в вопросах борьбы с международным терроризмом. В настоящее время правительство опровергло сообщения о новых руководящих принципах, которые требуют «общей стратегии» для немецкого участия в сложных конфликтах. «Инджирлик» является еще одним свидетельством того, насколько необходимы эти рекомендации.

    Новые «принципы руководства», не первый месяц активно обсуждаемые в правительстве ФРГ, пока не дотягивают до уровня общей стратегии, и демонстрируют лишь суету и абсолютное безволие Германии, а также других членов ЕС. Невзирая на постоянную критику операций российских ВКС в Сирии и завуалированные заявления о том, что ЕС и НАТО «могут лучше, быстрее, демократичнее и бескровнее» бороться с террористами, пример «Инджирлика» — несомненный аргумент в пользу России, занимающейся, в отличие от коалиции, прямой нейтрализацией исламистской заразы, а не перебрасыванием десятка самолетов с одной окраины конфликта на другую.

    1 Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Кирилл Оттер
    Читайте нас в Дзене