Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Баниониса любили в России, а Прибалтика его забыла – Сокуров

Баниониса любили в России, а Прибалтика его забыла – Сокуров

18:59  4 Сентября 2014  /обновлено: 0:51  28 Октября 2015
797

Донатас Банионис, кадр из фильма

Донатас Банионис, кадр из фильма "Мертвый сезон" Смерть великого советского литовского актера Донатаса Баниониса отозвалась болью в сердцах многих россиян старшего поколения, которые застали расцвет прибалтийского кино в СССР. В СССР сильный и самобытный литовский кинематограф выделялся особо, и одним из его «столпов» был Донатас Банионис. Принесший Банионису Государственную премию СССР фильм Витаутаса Жалакявичюса «Никто не хотел умирать» (1966), не только стал классикой советского кино, - фильм до сих пор не утратил ни своей щемящей трагичности, ни пугающей актуальности. Всесоюзную славу Донатасу Банионису принесли вненациональные роли: разведчика Ладейникова в фильме Кулиша «Мертвый сезон», герцога Олбенского в «Короле Лире» Козинцева, Криса Кельвина в «Солярисе» Тарковского, мистера Мак-Кинли в фильме Михаила Швейцера «Бегство мистера Мак-Кинли». Банионис говорил по-русски свободно, но с сильным «прибалтийским» акцентом, поэтому его киногерои «говорили» голосами Александра Демьяненко, Владимира Заманского, Георгия Жженова, Зиновия Гердта… Зато на протяжении шестидесяти лет театралы могли услышать настоящий, «недублированный» голос Баниониса в спектаклях знаменитого Паневежского драматического театра. Увы, после распада СССР Донатаса Баниониса в Литве почти не снимали, его гораздо лучше знали и, по правде сказать, по настоящему любили именно в России. Большинство киноработ артиста последних десятилетий – в основном с российскими режиссерами. Именно об этом напомнил Федеральному агентству новостей известный режиссер Александр Сокуров. «Очень-очень жаль, что Банионис умер, - сказал Сокуров корреспонденту ФАН. - Вы знаете, я ведь не был с ним знаком, поэтому я не знаю, есть ли у меня право говорить о человеке, которого я не знал. Я знаю, что такое Мастер Банионис – он был настоящим Мастером и, по-моему, человеком какой-то особенной культуры. Даже не национальной, а европейской культуры. Поэтому конечно жалко… а еще больше жалко, что мы все так разбежались по разным национальным «квартирам». Причем прибалты разбежались, ненавидя нас. Вот это горько на самом деле. Когда говорят о Прибалтике, я всегда с горечью думаю о том, что они убежали, ненавидя нас, с ненавистью к нам, не понимая, как много им дала русская культура, и как много они обрели благодаря ей, и как много им именно поэтому удалось сделать». Сокуров напомнил, что многие известные в советские времена прибалтийские актеры после обретения их странами независимости оказались невостребованными на родине. «Вот вы задайте вопрос, почему Баниониса не снимали на родине, - с горечью сказал режиссер. - Вы задайте вопрос, почему русские режиссеры его любили и почитали, а они, когда обрели свободу, почему они бросили всех своих великих актеров? Забыли, бросили – и правительство, и так называемые деятели культуры. Почему все они бросили своих великих деятелей культуры? Почему в Москве и Петербурге о них помнят, и мы их провожаем, а они сами не могут этого сделать. Вот задайте им этот вопрос, – простите меня за резкость: почему они сами бросили своих деятелей культуры, а теперь льют крокодиловы слезы…» Елена Янкелевич

Алексей Громов
Закрыть