Общество
Вадим Левенталь: Закон «Об оскорблении чувств верующих» плох, но он нужен
Общество
Четыре компании претендуют на право строить трамвайные пути из Петербурга в Петергоф‍
Следующая новость
Загрузка...

    Вадим Левенталь: Закон «Об оскорблении чувств верующих» плох, но он нужен

    Вадим Левенталь: Закон «Об оскорблении чувств верующих» плох, но он нужен

    После вынесения Верх-Исетским районным судом Екатеринбурга обвинительного приговора Руслану Соколовскому российское общество раскололось пополам. Раздались голоса, что блогера Соколовского осудили за то, что он «отрицал существование Иисуса и Магомета». Это, как говорилось у Булгакова, пример так называемого бессовестного вранья. На самом деле, разумеется, в России отрицание существования верхового божества никак не карается. 

    Слова такие в обвинительном заключении действительно есть, однако срок Соколовский получил за другое — за то, что оскорблял матом всех подряд, причём не только Иисуса с Магометом, но и всех верующих вообще, и патриарха, и неизлечимо больных, и феминисток и кого только не. Вопреки неполживому вранью, Соколовского осудили вовсе не за одно-единственное видео с ловлей покемонов в екатеринбургском Храме-на-Крови, а за серию из девяти видео, в каждом из которых блогер объяснялся в ненависти к новой социальной группе.

    То, что Соколовский именно изо всех сил старался оскорбить — всех, не только верующих, — очевидно для любого, кто посмотрел хотя бы один из этих девяти роликов.

    Вадим Левенталь: Закон «Об оскорблении чувств верующих» плох, но он нужен

    Очевидно, разумеется, и то, что Соколовский не более чем малолетний недоучившийся идиот. За идиотизм, говорят нам, судить нельзя. И с этим трудно не согласиться — в нормальной ситуации. 

    Однако позвольте напомнить, при каких обстоятельствах появился злосчастный закон об оскорблении чувств верующих. Тогда, после памятных плясок в храме, часть общества — не самая значительная, может быть, его часть, но зато самая громкая и во многих отношениях самая влиятельная — не только не осудила пляски, не только не отвернулась от плясуний, не только не попыталась их вразумить — но прямо поддержала и одобрила: замечательная, мол, акция, настоящее искусство, так и должен поступать всякий светлый, неполживый и рукопожатный человек. 

    Напротив, всякий, кто пляски не поддержал, был объявлен кровавым псом режима — этих, было объявлено, ждут люстрации.

    И вот в тот момент стало понятно, что ситуация у нас в обществе ненормальная. Потому в нормальном обществе работают механизмы саморегулирования, включающие, в том числе, и фигуры публичного осуждения вещей, в обществе недопустимых. 

    В здоровом обществе не нужна статья за отрицание Холокоста, потому что с человеком, который будет отрицать реальность этой трагедии, никто не будет разговаривать, его никто не будет слушать, от него все отвернутся. И точно так же в здоровом обществе не нужна была бы статья об оскорблении чувств верующих, потому что нормальный человек понимает, что оскорблять людей в принципе невежливо и некрасиво (и, раз уж зашла об этом речь, вдвойне нелепо оскорблять религию атеисту — ибо если бога нет, то что изменится от оскорблений?).

    Вадим Левенталь: Закон «Об оскорблении чувств верующих» плох, но он нужен

    Но если большая часть общества по каким-то причинам (разумеется, политического характера), завидя злобного, пусть и на первый взгляд безобидного идиота, не только не отворачивается в смущении, а начинает аплодировать и вызывать идиота на «бис», — стало быть, общество не вполне здорово. И, стало быть, запретительная мера, увы, — мера необходимая. Потому что в противном случае идиот именно что выйдет на «бис», и не один раз, а будет выходить снова и снова. А вслед за ним потянутся толпы и толпы идиотов, каждый в жажде своих «пятнадцати минут славы». 

    У оскорбленных видом вереницы злобных идиотов зачешутся кулаки — и останется только ждать появления у кого-то в руках огнестрельного оружия.

    Ничего хорошего в самом этом законе, а вернее в необходимости его принять — нет. Это плохо, что у нас есть этот закон. Плохо, что ситуацию довели до того, что принять его пришлось. Но, коль скоро находятся десятки и сотни людей — да не просто кумушек на скамеечках, а писателей, артистов и художников — вы только посмотрите на список подписантов письма в защиту Соколовского (впрочем, по уму — те же кумушки), — которые громко одобряют свинство и тем самым призывают к новому, следующему, еще более идиотскому — увы, значит, закон этот нам пока нужен.

    Вадим Левенталь: Закон «Об оскорблении чувств верующих» плох, но он нужен

    Тем же, кто считает приговор — три с половиной года условно — излишне суровым, следует напомнить, что Соколовский вины не признал и не раскаялся. То есть человек искренне уверен, что регулярно публично обкладывать площадной бранью всех подряд, — хорошо и правильно. 

    Вот если бы 80 подписантов письма в защиту Соколовского адресовали свою эпистолу не прокуратуре с призывом безоговорочно оправдать блогера, а самому блогеру — с призывом признать вину и раскаяться, то, возможно, блогер прислушался бы, а судья, приняв во внимание искреннее раскаяние, назначила бы символическое наказание. 

    Но ведь нет же — писатели с артистами попросили не блогера уняться, а прокурора — сделать вид, будто свобода крыть всех на чем свет стоит имеет прямое отношение к свободе слова. А вы еще спрашиваете, зачем нужен закон. Нужен, стало быть — увы, нужен.

    Автор: Вадим Левенталь специально для ФАН