Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Westinghouse стоит латиницы: что стоит за скандальным решением Назарбаева

0 Оставить комментарий

Westinghouse стоит латиницы: что стоит за скандальным решением Назарбаева

Японская корпорация Toshiba продала казахстанской государственной компании «Казатомпром» 10% участия в холдинговых компаниях, владеющих Westinghouse. Сумма сделки составила 540 млн долларов. Toshiba оставила за собой 67% акций американского производителя атомных реакторов, подавшего 29 марта в суд США по делам о банкротстве Южного округа г. Нью-Йорка ходатайство о реорганизации.

Вот и получила одно из вероятных объяснений «сенсация» о грядущем переходе казахской письменности на латиницу, заявленном Нурсултаном Назарбаевым в своей программной статье «Ориентация: духовное возрождение будущего», которая была опубликована 12 апреля на официальном сайте президента Казахстана. Елбасы, как известно, слов на ветер не бросает.

Что же все это означает для Казахстана, США, России и для мира в целом?

Париж стоит мессы?

Когда от Генриха Наваррского потребовалось перейти в католичество, чтобы стать королем Франции Генрихом IV, он, согласно преданию, воскликнул: «Париж стоит мессы!» Ну, а «Вестингауз», возможно, стоит латиницы. Вернее, обещания перейти на нее. Без подобного демарша со стороны Назарбаева данная сделка, возможно, и не была бы одобрена американским судом. А так все прошло без сучка и задоринки — Астану поощрили на ее тернистом пути в западную цивилизацию.

Поощрили — адекватно. До сих пор Казахстан в ядерной отрасли был известен как один из крупнейших поставщиков урановой руды: 11,81% мировых запасов в эквиваленте 629.000 тонн чистого металла — 2-е место в мире после Австралии; ежегодное производство 22.500 тонн урана — 1-е место в мире. Компания «Казатомпром» дает примерно шестую часть мирового производства топливного урана (в виде диоксида UO2 и гексафторида UF6).

Кроме того, на территории этой страны до 1999 года действовал один атомный реактор советского производства на быстрых нейтронах (БН-350) в городе Актау (Шевченко) и работает пять научно-исследовательских реакторов. Но доступа к технологиям полного ядерного цикла у Казахстана не имелось.

Теперь этот «пробел», возможно, будет заполнен.

Westinghouse стоит латиницы: что стоит за скандальным решением Назарбаева

Шаг к глобальной монополии

Сделка «Казатомпрома» с Westinghouse Electric Company LLC и Toshiba имеет давнюю историю. Принципиальной договоренности стороны достигли почти 10 лет назад, в августе 2007 года, однако для завершения сделки требовалось разрешение американского правительство, которое вовсе не стремилось открывать свои атомные секреты для государственных структур «чересчур близкой к России» страны.

Понадобилось банкротство Westinghouse — и, возможно, не только банкротство, — чтобы казахстанская компания официально вошла в число акционеров. Причем приобретение пакета акций у Toshiba состоялось с предоставлением условия put option, по которому казахстанская компания имеет право продать свои акции обратно японцам по фиксированной стоимости, соответствующей первоначальным инвестициям. Таким образом, «Казатомпром» может рассчитывать на возврат вложенных средств. 

В общем, жесткая перестраховка со стороны западных партнеров налицо. Но суть не в этом. И даже не в том, что теперь казахстанская сторона получит более широкий доступ к технологиям и коммерческим тайнам Toshibа–Westinghouse.

Читайте также: Дональд Трамп: 100 дней президентства и 45 процентов поддержки

Дело в том, что благодаря этой сделке российско-японско-американский альянс в сфере атомной энергетики приобретает все более зримые и законченные очертания. Очертания глобальной монополии. Можно долго говорить о вреде монополии и пользе конкуренции, но в высокотехнологичных и представляющих повышенную опасность сферах экономической деятельности (для АЭС это уже аксиома, доказанная примерами Чернобыля и Фукусимы) эти либерально-монетаристские мантры ничего не значат.

Как взять энергетический барьер? Только с Россией

Сегодня человечество столкнулось с новым энергетическим барьером в своем развитии. Барьером, «взять» который усилиями отдельных гуру «холодного термояда» и прочей экзотики или отдельных государственных и даже международных научно-исследовательских программ, судя по всему, не удастся.

Из двух стратегий: «оптимизации» энергопотребления и «максимизации» энергопроизводства, — первая в любом случае может использоваться только с целью создания условий для реализации второй. И разбег для взятия этого барьера нужно было начинать уже вчера, невзирая ни на какие политические и финансово-экономические разногласия.

Westinghouse стоит латиницы: что стоит за скандальным решением Назарбаева

Читайте также: Визит Меркель в Сочи: Россия и ФРГ строят отношения на обломках прежнего мира

Россия (и Казахстан) не только выступают в качестве крупнейших энергетических «доноров» человечества (это касается и углеводородных энергоносителей, и производства «топливного» урана), но и обладают технологическим лидерством в сфере атомной энергетики. Поэтому равноправное вхождение двух крупнейших государств ЕврАзЭС в глобальный «атомный картель» с ощутимой перспективой на лидерство в нем — процесс абсолютно объективный и оправданный.

А когда это произойдет, можно будет и японский язык вместе с английским на кириллицу переводить.

Автор: Владимир Винников