Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Украина
Известный украинский ученый умер на границе, получив отказ на въезд в Польшу
Политика
Уроки Беслана: можно ли искоренить «кавказский» терроризм?
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Уроки Беслана: можно ли искоренить «кавказский» терроризм?

    10:29  1 Сентября 2014  /обновлено: 1:05  28 Октября 2015
    1191

    Десять лет назад теракт в Беслане унес жизни 334 заложников

    Десять лет назад теракт в Беслане унес жизни 334 заложников Десять лет назад, 1 сентября 2004 года, во время торжественной линейки, посвященной началу нового учебного года, группа террористов захватила в качестве заложников более тысячи сотрудников и учеников школы №1 города Беслана, а также их родственников. За 60 часов, с 9:05 первого сентября до 23:10 третьего сентября, погибли 334 заложника и все 32 террориста. Этот теракт стал самым масштабным по количеству жертв для России 2000-х годов — в результате теракта на Дубровке («Норд-Ост») 23-26 октября 2002 года погибли, согласно официальным данным, 130 заложников (альтернативные данные — 174 заложника) и 41 террорист. Общая картина теракта в Беслане достаточно хорошо известна и полностью вписывается в миф о «чеченском» (еще шире — «кавказском», еще шире — «исламском») терроризме на территории России. Вооруженные бритоголовые бородачи и молодые женщины в хиджабах с «поясами шахидок» — очень узнаваемая и «продаваемая» картинка под общим брендом «войны цивилизаций» (© Сэмюэл Хантингтон, 1993). Но собственно к исламу, Кавказу и даже Чечне эти бренды имеют примерно такое же отношение, как и бренд династии Саудидов — правителей государства, идеологией которого является ваххабизм. Впрочем, и правителями Саудовской Аравии они стали при помощи Великобритании (желающие могут самостоятельно ознакомиться с перипетиями «великого арабского восстания» 1916-1918 годов, а также с биографией Томаса Эдварда Лоуренса, он же Лоуренс Аравийский).

    Терроризм: социальное измерение

    Кавказ, согласно давнему афоризму, — рай для этнографов и ад для политиков, что хорошо отражено, например, в классической кинокомедии «Кавказская пленница». На склонах кавказских хребтов в течение тысяч лет складывались десятки этносов, языков, верований и культур. Каждая долина, каждый пригодный для жизни клочок земли полит здесь потом и кровью сотен поколений предков. За каждый источник воды, за каждое пастбище, даже за некоторые предметы шли многовековые стычки между разными общинами. Традиции гостеприимства и одновременно — кровной мести не только не противоречат, но прекрасно дополняют друг друга. Кавказская жизнь в этом отношении чрезвычайно архаична и консервативна, ибо ресурсов для выживания в рамках традиционного хозяйства, в принципе, хватает, но расширить ресурсную базу — проблематично из-за реалий климата, рельефа местности и, говоря современным языком, проблем с логистикой. Отсюда — «набеговая экономика», свойственная, в общем-то, всем горским обществам, от Шотландии до Тибета. Швейцария — то самое исключение из правила, которое только подтверждает его: просто «цюрихские гномы» очень своевременно, в самый канун Эпохи великих географических открытий с её потоками колониального золота и серебра, приведшими к «революции цен» XVI века, перевели «набеговую экономику» в финансовую сферу, знатно опустошив близлежащие Францию, Германию и Италию. Но Кавказ как геополитический феномен абсолютно уникален, занимая промежуточное положение между Пиренеями и Альпами, с одной стороны, и Тибетом, Памиром или Андами — с другой. Четыре официальных языка Швейцарской конфедерации — сущий пустяк по сравнению с кавказским многообразием. Политическое объединение Кавказа происходило в истории лишь считанные разы, да и то во многом — формально. Каждый этнос, каждое селение, если только их не стирали с лица земли завоеватели, продолжало жить своей жизнью, согласно собственным обычаям и традициям. Одним из важнейших элементов этих обычаев и традиций, несомненно, было и остаётся «право сильного», которое всегда и безусловно дополняется «правом хитрого», способного быть сильнее противника не «вообще», а в конкретной ситуации, здесь и сейчас. Именно поэтому столько чемпионов в разных видах борьбы — выходцы с Кавказа. Именно поэтому «кремлевский горец» Сталин оказался победителем во всех конфликтах 20-х—40-х годов прошлого века. Именно поэтому возник феномен «кавказского терроризма». И возник он далеко не в «лихие девяностые». Даже не углубляясь далеко в околореволюционные времена с героями наподобие Камо или того же Кобы, а тем более — в историю XIX века с Шамилем и его мюридами, стоит напомнить, что первый теракт «современного типа», то есть направленный не против представителей власти, а против общества в целом, совершили в Москве... армянские националисты. В субботу 8 января 1977 года в столице прогремело три взрыва, по официальным данным, унесших жизни 7 человек. Причастных к теракту Затикяна, Степаняна и Багдасаряна искали почти полтора года, 24 января 1979 года их приговорили к смертной казни и 30 января расстреляли. Конечно, этот теракт можно назвать не «кавказским», а «закавказским», но интересно, что в своём последнем слове Затикян назвал Советский Союз «жидороссийской империей» — почти точно так же, как характеризуют «проклятую Рашку» нынешние «исламские террористы» на сайте «Кавказ-Центр». Что, согласитесь, наводит на определенные размышления — не из одного ли источника на протяжении, как минимум, последних десятилетий «окормляется» весь этот антироссийский (а ранее — антисоветский) терроризм, включая «кавказский»? Но спрос на него определяется вовсе не социальными или культурно-историческими причинами. Спрос на него определяется, прежде всего, причинами политическими. Сегодня терроризм, как и обычная, «конвенциональная» война — всего лишь продолжение политики другими средствами.

    Терроризм: политическое измерение

    Как справедливо отмечали эксперты в связи с нашумевшим арестом в прошлом году мэра Махачкалы Саида Амирова, многие авторитетные руководители кавказских городов и регионов используют «террористическое подполье» для получения дополнительных преференций и дотаций из федерального Центра. Что-то взорвали — надо восстановить. Потратили деньги — снова взорвали. Всё, как в той же «Кавказской пленнице»: «Пиши: два шашлыка — выбросила в пропасть. — Не два, а три! — Хорошо, пиши: три шашлыка». Эпопея с непрерывным и безрезультатным «восстановлением Чечни» до прихода к власти Ахмата Кадырова, а затем и его сына Рамзана — классический пример такого «номенклатурного терроризма», который тоже имеет много уровней и далеко не всегда замыкается на региональном. Региональном – во всех смыслах: как места проведения терактов, так и самих заказчиков этих терактов. Ниточки многих «кавказских» терактов 90-х годов вели если не напрямую в Кремль (вспомним хотя бы деятельность Бориса Березовского на посту руководителя Совета Безопасности РФ), то в очень высокие кабинеты «властной вертикали». Каждый из этих терактов, вне и помимо наружного антуража, который может быть каким угодно: хоть «религиозным», хоть «национальным», хоть «классовым», — является своего рода ультиматумом его адресатам: мол, не хотите по-хорошему — будет по-плохому. И адресаты на всех уровнях, как правило, эти ультиматумы понимают. Но реагируют на них по-разному: «Норд-Ост» и Беслан в этом отношении стали прямой противоположностью Буденновску, когда условия Шамиля Басаева принимал лично тогдашний премьер-министр РФ Виктор Черномырдин. И он же гарантировал террористам безнаказанность, предоставив им «коридор безопасности» для выхода из буденновского роддома. Конечно, помимо внутриполитических причин, немалую, а порой — и определяющую роль в «заказе на террор» играют и причины внешнеполитические. Иметь на «чужом поле» свою вооруженную агентуру, способную в нужное время в нужном месте оказывать силовое давление на противника или даже партнера, — идеальная ситуация для любого государства. И все реальные субъекты мировой политики к такой ситуации стремятся. Высшим приоритетом здесь является религиозный или идеологический, который позволяет достичь максимального уровня управляемости и надежности «боевых агентов». Максимального — потому, что идеи абстрактны и не подвержены «обратной связи». Политический терроризм — куда менее опасен, потому что системы политического уровня, от государства до этноса, находятся всё-таки на земле, и если деятельность террористов начинает наносить ущерб системам, во имя которых осуществляются акты террора, это сказывается и на самих террористах, и на поддержке их действий со стороны «вмещающего ландшафта». История Чечни последней четверти века самый наглядный тому пример. «Замирить» чеченских «сепаратистов» удалось, а вот «замирить» исламских «моджахедов» можно, только каким-то образом повлияв на руководителей их религиозных центров. А еще лучше — на тех, кто оплачивает «исламский терроризм» на территории России. А поскольку 70% мировых финансовых транзакций осуществляются в долларах, то конечными заказчиками террора так или иначе приходится признать владельцев Федеральной резервной системы США. В случае с Украиной это проявилось гораздо более наглядно, чем в случае с «кавказским» террором, где был задействован мощный ваххабитский «медиатор» религиозного толка.

    Что делать?

    Всё, сказанное выше, — это, в общем-то, азбука контртеррора. И в данном случае нельзя отделываться словами о том, что «повторение — мать учения». После Беслана терактов подобного масштаба в России не было на протяжении десяти лет. Из чего следует вывод, что уроки событий 1-3 сентября 2004 года не только были выучены нашими властями, но и пошли впрок. Недавняя зимняя Олимпиада в Сочи с точки зрения безопасности участников и зрителей получилась вообще образцово-показательной. Но «почивать на лаврах» в этой сфере не получится никогда. Терроризм — не только «кавказский» — снова может быть задействован на территории России, особенно внешними силами, и это будет штука посильнее «Фауста» Гёте, то есть финансово-экономических санкций Запада. Эту угрозу нужно постоянно иметь в виду и, соответственно, быть к ней готовым — в том числе и через целый спектр «симметричных» и «несимметричных» ответов России главным заказчикам и исполнителям. Олег Щукин

    Автор: Алексей Громов
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях