Поиск
Лента новостей
Закрыть
Политика
Путин: Мечты социалистов-утопистов о «городах Солнца» вряд ли сбудутся
Общество
Опыт, смекалка, гаечный ключ и кувалда — формула, оживляющая танки
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Опыт, смекалка, гаечный ключ и кувалда — формула, оживляющая танки

    15:15  25 Апреля 2017
    4104

    Опыт, смекалка, гаечный ключ и кувалда — формула, оживляющая танки

    С какими зрительными образами у вас ассоциируется слово «реставрация»? Тончайшая кисточка, пинцет? А как насчет разводного гаечного ключа и кувалды?..

    С колес на гусеницы за 20 секунд

    Началась эта история еще в 1938 году, когда в соответствии с постановлением Комитета обороны при Совете Народных комиссаров в научно-исследовательском Автобронетанковом полигоне АБТУ РККА началось создание Музея боевых машин. Музей исходно был ведомственным, то есть закрытым. И предназначался, в первую очередь, для ознакомления с образцами отечественной и иностранной бронетехники специалистов соответствующего профиля и военнослужащих Красной Армии.

    К 2017 году Музей боевых машин пережил Великую Отечественную и «Холодную» войны, изрядно пополнил свою коллекцию новыми образцами отечественной техники и трофеями, стал самым крупным танковым музеем в мире (его фонд насчитывает свыше 700 единиц!), переехал с открытой площадки в крытые боксы, сменил название на Центральный музей бронетанкового вооружения и техники МО РФ, стал филиалом Военно-патриотического парка культуры и отдыха Вооруженных сил РФ «Патриот», а главное — превратился в учреждение, которое может посетить любой желающий вне зависимости от наличия или отсутствия у него погонов на плечах.

    Практически с самого начала существования музея его сотрудникам пришлось свои экспонаты не только хранить и оберегать, но и, по возможности, восстанавливать. Изначально эту работу выполнял личный состав Вооруженных сил. С начала 2000-х к делу подключились волонтеры. Сейчас восстановлением уникальных образцов бронетехники занимается специальная реставрационная мастерская Музейного центра парка «Патриот»...

    Ее-то и посетил корреспондент Федерального агентства новостей.

    Опыт, смекалка, гаечный ключ и кувалда — формула, оживляющая танки

    Реставрационная мастерская прячется в глубине музейной территории. Здесь нет экскурсий и случайных зевак. Тут в воздухе витает смесь из запахов краски и машинного масла. Пастельные тона на стенах придают помещению некоторую камерность. Яркие лампы дневного света превращают ремонтный бокс в помесь операционной и автосервиса.

    На полу лежит деревянная паллета, поверх которой буднично покоится башня БМП. Рядом — «обезглавленный» бронекорпус. Позади «бронекоробки» — рабочий стол, на котором в понятном только мастерам порядке разложены болты, гайки и пружины.

    Сотрудники мастерской задумчиво медитируют над дизельным двигателем, который планируется оживить. Судя по задумчивым лицам реставраторов, дизель пока из комы выходить не намерен. Но у «реаниматоров» — большой опыт, и они в конечном успехе «операции» не сомневаются.

    В роли «пациента» реставрационной мастерской выступает опытная боевая машина пехоты «Объект 19», созданная в 1965 году. Серийно сей футуристического вида агрегат никогда не выпускался, но свой след в истории отечественного танкостроения оставил.

    «Объект 19» мог плавать, развивая на воде с помощью пары водометов скорость до 10 км/ч. Главной же изюминкой «девятнадцатого» являлось то, что он обладал колесной подвеской для движения по шоссе и гусеницами, которые располагались в середине корпуса и могли использоваться для улучшения проходимости по пересеченной местности. При этом переход с колесного хода на колесно-гусеничный можно было осуществить прямо на месте или в движении всего за 15–20 секунд!

    Интересную задумку погубила чрезмерная сложность конструкции. После испытаний единственный экземпляр «Объекта» отправился на музейную площадку. Длительное отсутствие постоянного ухода превратило машину в обездвиженный остов. В январе 2017 года останки опытной БМП были доставлены в реставрационную мастерскую. Мастера размонтировали «Объект» на отдельные узлы и агрегаты, провели их дефектовку, а также удалили с металла грязь, старую смазку, грунтовку и краску.

    Поскольку, в силу уникальности «Объекта 19», запчасти для него просто отсутствуют, пришлось признанные окончательно вышедшими из строя детали машины заменять новоделами. Их реставраторы изготовили своими силами. Затем, согласно восстановленной технической документации, началась обратная сборка «Объекта»…

    Опыт, смекалка, гаечный ключ и кувалда — формула, оживляющая танки

    Почему экспонаты приходится реставрировать

    Когда в работе выдался короткий перерыв, у нас появилась возможность пообщаться с сотрудниками реставрационной мастерской. Первые вопросы достались старшему инструктору по технико-технологической работе с музейными предметами Василию Евстафьеву:

    — Василий Иванович, до начала 70-х техника из коллекции музея находилась на открытой площадке. Видимо, жару, дожди и снег следует считать той причиной, которая «способствует» попаданию экспонатов в вашу мастерскую?

    — Причины для реставрации техники бывают разными. Очень часто техника сюда попадала, исходно находясь в не самом лучшем состоянии. Например, имея боевые повреждения или будучи попросту разграбленной. Понимаете, здесь же сначала был не музей в современном понимании этого слова. Здесь, под Кубинкой, было место хранения техники после ее испытаний.

    — А испытания случались разные — вплоть до испытаний обстрелом…

    — Вот именно.

    — Работа с пусть и старой, но военной техникой, имеет свою специфику. Вспоминается сразу песня Михаила Калинкина:

    Рядовой ремонтной роты Алексей Петрович Кошкин
    Крутит гайки на морозе, от мороза матерясь.
    Он висит в невероятной анатомиям всем позе,
    Если он изменит позу — все детали рухнут в грязь!..

    Василий Иванович, каким образом люди попадают в состав вашей реставрационной группы?

    — Знаете, сюда люди приходят по зову души. Мы уже тут, на месте, смотрим — подходят нам эти люди или нет.

    Опыт, смекалка, гаечный ключ и кувалда — формула, оживляющая танки

    Запчасти и документы критичнее финансов

    А вот что нам рассказал другой работающий в реставрационной мастерской инструктор — Александр Анфиногенов:

    — «Объект 19» — это, конечно, не первый экспонат нашего музея, который проходит через мои руки. До него уже был легкий чешский танк конца 30-х годов LT vz.38 и найденная под Псковом «тридцатьчетверка» с надписью «Снайпер» на башне. Представьте — танк 60 лет провел в болоте, а мы его на ход поставили… Также довелось иметь дело с Т-34-85, нашей самоходкой Су-100, легкими танками БТ-2 и БТ-5, немецким средним танком Panzerkampfwagen III, немецкой САУ Sturmgeschtz, нашим БТР-40 и т.д., и т.п.

    — Аександр Александрович, при реставрации техника восстанавливается лишь внешне? Или же — стопроцентно, включая способность к самостоятельному передвижению?

    — Существует специальная музейная комиссия, которая в каждом отдельном случае принимает решение о том, как будет строиться реставрационная работа. Конечно, всегда хочется большего… Но поставить технику на ход, вернуть ей полностью первозданный облик, увы, можно далеко не всегда.

    Читайте также: ЗРК «Тор» — чистильщик неба от американских «Томагавков»

    — Вопрос упирается в финансы?

    — Прежде всего вопрос упирается в наличие запчастей и техдокументации. «Объекту 19», например, несмотря на трудности, мы ход вернем.

    — Работы над этой БМП начались зимой. Когда планируется их окончание?

    — В июле.

    Опыт, смекалка, гаечный ключ и кувалда — формула, оживляющая танки

    Кошмар для механиков

    — Так как же обстоит дело с технической документацией? Ее хватает?

    — Где-то да, где-то нет. Угадать невозможно. Часто на относительно современные машины документацию найти сложнее, чем на технику первой половины прошлого века! У нас есть полные комплекты наставлений по ремонту для советской и немецкой трофейной техники времен Великой Отечественной, а вот для разработанного в 60-е «Объекта» ничего подобного не нашлось. Не потому что не сохранилось, а потому что не было написано и напечатано. Ведь машина была выпущена лишь в единственном экземпляре.

    — И как вы выкручиваетесь?

    — «Включаем» свой опыт, знания и смекалку. Фактически, «Объект 19» — это же просто машина: полный привод, четыре колеса…

    — Плюс гусеницы.

    — Ну, гусеницы, ну и что?.. Это не проблема.

    — А что стало проблемой?

    — Гидропневматическая подвеска. Огромное количество трубок, которые как-то работали, а вот как — в этом нам пришлось разбираться самостоятельно. То, что «Объект» не пошел в войска, это, на мой взгляд, большая удача!.. Машина превратилась бы для механиков в настоящий кошмар.

    Опыт, смекалка, гаечный ключ и кувалда — формула, оживляющая танки

    — Почему вы так считаете?

    — Знаете, сколько в подвеске этой БМП было использовано трубок? Мы посчитали — их общая длина получилась более 250 метров. Перемудрили конструкторы с устройством, ох перемудрили. Нам сейчас даже приходится ряд использованных в ходовой части «Объекта» технических решений банально упрощать, делая тем самым конструкцию более надежной. Но неудачей создание «Девятнадцатого» я бы тоже не считал. Как говорится, «опыт — сын ошибок трудных»… Данные, полученные при испытаниях ходовой части «Объекта 19», позволили выбрать для той машины, что пошла в серию, наиболее оптимальную конструкцию ходовой.

    Читайте также: Михаил Ремизов: Исход войны с терроризмом зависит от численности антисистемы

    «Вскрытие покажет!»

    — Сколько человек сейчас участвует в реставрации «Объекта 19»?

    — Восемь.

    — Военные?

    — Нет, мы сейчас все гражданские. Но Минобороны нам очень серьезно помогает.

    Опыт, смекалка, гаечный ключ и кувалда — формула, оживляющая танки

    — Александр Александрович, что лично вас сподвигло заняться восстановлением военной техники? Это же достаточно нерядовое занятие.

    — Тут сработали два фактора. Первый и главный — я всегда любил военную историю и историю техники. Второстепенный — на Дальнем Востоке я служил на танкоремонтном заводе, так что необходимая для музея квалификация у меня вполне имелась. В 2002 году я совершенно случайно впервые попал сюда, затем стал волонтером — стал помогать реставрировать бронетехнику… Потом вошел в постоянный состав сотрудников мастерской.

    — Какая машина займет свое место в ремонтном боксе после того, как его покинет «Объект 19»?

    — Согласно государственному плану, дальше мы примем в работу боевую машину поддержки танков и немецкий полугусеничный мотоцикл Kettenkrad.

    — Им тоже вернете возможность двигаться?

    — Тут, как говорят врачи, «вскрытие покажет»!.. В любом случае, работы нам хватит надолго.

    Автор: Андрей Союстов
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть