Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Как Россия спасла Крым от массовой эпидемии исламизма

0 Оставить комментарий

Исламисты в Крыму вскормлены Украиной

На днях в ходе операции по выявлению лиц, причастных к деятельности запрещенной в РФ террористической организации «Хизб-Ут-Тахрир», в Бахчисарайской районе Крыма сотрудниками правоохранительных органов были задержаны несколько человек. Точное их количество неизвестно, однако по месту задержания силовиками была также изъята литература экстремистской направленности.

Деятельность радикальной панисламистской организации «Хизб-Ут-Тахрир» в Крыму приобрела угрожающие масштабы в середине прошлого десятилетия, и негласно поддерживалась правительством Украины. Основные пункты устава международной «Исламской партии освобождения» гласят о необходимости борьбы с государствами, чья политика «не соответствует основным принципам ислама». Число членов организации, по непроверенной информации, достигает одного миллиона человек. Несмотря на то, что организация запрещена в большинстве среднеазиатских и ближневосточных государств, «Хизб-Ут-Тахрир» продолжает активно действовать на Ближнем Востоке и в пространстве СНГ.

Председатель Государственного комитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Республики Крым Заур Смирнов в беседе с корреспондентами ФАН подробно осветил работу исламистских группировок и организаций на территории Крыма и объяснил, почему Украина несет львиную долю ответственности за внедрение радикальной салафитской идеологии в крымско-татарское общество.

— С радостью должен констатировать, — заявил в ходе беседы Заур Русланович, — что за прошедшие три года количество крымских татар, сочувствующих религиозным радикалам, заметно уменьшилось. Однако, несмотря на это, даже сегодня на территории Бахчисарая проходит спецоперация по пресечению деятельности лиц, причастных к деятельности «Хизб ут-Тахрир». И эти факты нас, разумеется, не радуют. Подобные эксцессы не могут не беспокоить крымское общество, и крымских татар в первую очередь, так как речь идет об их родственниках, соседях, друзьях. Крымские татары, в силу малочисленности и ряда других причин, очень близко знают друг друга.

Исламисты в Крыму вскормлены Украиной

Смирнов констатирует, что даже единичные случаи задержания крымских татар провоцируют широкий резонанс в обществе. Каждый случай подобного толка в первую очередь привлекает внимание политических оппонентов. Украинские власти, руководствуясь мнениями многочисленных «правозащитников», активно используют задержания и следующие за ними уголовные дела против членов исламистских общин Крыма в качестве политической спекуляции. Помимо своеобразной «либеральной» линии, проводимой украинскими СМИ после каждого якобы «необоснованного задержания молодых людей», пресса, близкая к президентскому пулу Украины, пытается подать каждую операцию российских силовиков как «продолжение политики советских репрессий против крымских татар».

Заур Смирнов, будучи одним из официальных представителей крымских татар, рассматривает такого рода инфоповоды как несомненную спекуляцию на исторических событиях.

— Разумеется, — говорит он, — никто не воспринимает борьбу с организациями вроде «Хизб ут-Тахрир» как элемент государственной политики, направленный против крымских татар.

Деятельность организации запрещена на всей территории России. Правоохранительные органы особенно активно начали работать после трагических событий в Санкт-Петербурге. И в этой связи мы каждый раз анализируем первопричины ситуации, оглядываемся на «украинский период».

Заур Русланович убежден, что львиная доля ответственности за укрепление радикальных исламистских настроений среди мусульман Крыма лежит на Украине. Украинская власть, в силу слабости и недальновидности, строила внутреннюю политику, чересчур часто прибегая к провокации конфликтов среди разнообразных объединений и группировок. Это касается не только экономического или силового сектора. Методология стабилизации обстановки, выбранная Киевом, касалась и религиозных организаций.

Исламисты в Крыму вскормлены Украиной

— За счет провоцируемого «конфликта» украинская власть достигала некой временной нейтрализации проблемы. Так было и в Крыму, — вспоминает Смирнов. В отношении ислама. Когда Украина не хотела усиления духовного правления мусульман Крыма и видела в этом «угрозу», некое «слияние с Турцией» и т.п., то власти сразу же начинали стимулировать работу неких иных параллельных структур, которые немедленно вступали в конфликт с официальными структурами.

Такой параллельной структурой была, в частности, «Хизб ут-Тахрир». Они легально действовали в Крыму, пользовались сильной поддержкой весомых чиновников в администрации президента Украины, в правительстве… Достаточно было сказать, что ты из «Хизб ут-Тахрир», и тебя сразу же подхватывали на высшем уровне и делали все ради того, чтобы ты активно противодействовал муфтияту. И наплодили здесь порядка сотни таких общин.

Заур Смирнов считает, что от массовой эпидемии исламизма Крым спас только факт восприятия татарской молодежью догматов, предлагаемых «Хизб-Ут-Тахрир», как некой поп-культуры.

«Где ты там? А, пошел к «хизбам»? Ну, хорошо», — смеется Заур, вспоминая, как выглядел среднестатистический разговор двух потенциальных «исламистов» лет 20-22 от роду.

Среднестатистический член общины даже не понимал, что он там делает. Но и этого было достаточно организаторам, так как они регулярно демонстрировали окружающим высокую численность групп такого рода.

Исламисты в Крыму вскормлены Украиной

— Одним из знаковых моментов активности исламистов был митинг в поддержку сирийской оппозиции, против президента Сирии Башара Асада. Проходил он в Симферополе в 2013 году. Многотысячный митинг, люди с черными знаменами… Если бы вы в тот момент очутились в Крыму, то вы бы решили, что находитесь в Ливане или в Палестине, — вспоминает Заур.

— Эта ситуация даже заставила украинские власти задуматься над тем, куда они пришли. Но, по большому счету, было уже поздно, потому что большое число крымских татар встали под знамена «Хизб ут-Тахрир». И, разумеется, часть из них, относительно небольшая, но в масштабах Крыма весомая, оказалась, разумеется, и в Сирии. И, к сожалению, мы вынуждены говорить о том, что среди крымских мусульман есть те, кто воюют, и те, кто погиб на территории Сирии и Ирака. И мы знаем, что следы большинства тех, о ком говорят правозащитники т.н. «пропавших мусульман», ведут в районы Ракки, Мосула и т.д.

Стоит отметить, что лидер Таврического муфтията Крыма Руслан Саитвалиев еще в середине ноября 2014 года заявлял, что, по имеющейся у него информации, на стороне исламистов в Ираке и Сирии воюют порядка пятисот крымских татар. Не последнюю роль в оказании помощи добровольцам, желающим вступить в разнообразные исламистские группировки, оказывала украинская мусульманская организация «Арраид», оказывавшая всестороннюю финансовую и информационную поддержку крымским общинам, организованным в рамках деятельности «Хизб ут-Тахрир». По мнению нескольких независимых политических аналитиков, основные тренировочные лагеря для крымских татар расположены на юге Турции, а также на Кипре. Турецкие силовики активно сотрудничают с организационными подразделениями группировки, несмотря на то, что последняя запрещена в Турции.

— Мы прекрасно понимаем, что этот процесс, рисковавший стать необратимым, был остановлен событиями Крымской Весны. Российские власти, — считает Заур Смирнов, — более трезво и предметно подошли к вопросу существования в Крыму подобных группировок. И уже в 2014 году вектор развития ситуации с крымскими мусульманами пролег в обратном направлении. Лидеры «Хизб ут-Тахрир» покинули Крым одними из первых. Получили сигнал от своих руководителей, и перебрались в Киев в первые дни после референдума. Однако стоит напомнить о том, что роль, играемая «Хизб ут-Тахрир» была заметна не только в рамках митингов или противодействия муфтияту. 28-го февраля, когда на площади перед госсоветом было знаменитое противостояние, наиболее агрессивной и активной группой, противодействовавшей волеизъявлению народа, была группа молодежи, причастная к «Хизб ут-Тахрир».

Вопреки регулярным осуждающим высказываниям крымского муфтията касательно участия татарской молодежи в боевых действиях в Сирии на стороне исламистов, поток желающих повоевать под знаменами джихада сократился лишь после воссоединения Крыма с Россией. Несмотря на просветительскую работу, проводимую муфтиятом среди мусульман полуострова, некоторые молодежные активисты продолжают симпатизировать террористическим организациям и вести агитацию среди соотечественников, склоняя их к участию в боевых действиях. Гибель соотечественников (в частности, погибшего в 2014 в Сирии двадцатилетнего крымского татарина Абдуллы Джеппарова) также является своеобразным психологическим барьером.

— На данный момент, — говорит Смирнов, подводя своеобразную заключительную черту под беседой об экстремистах, — нам известно о примерно 150 крымских татарах, покинувших Крым по инициативе исламистов. Не все из них, разумеется, находятся в Сирии или в Ираке. Многие работают на Украине. Некоторые входят в состав т.н. «мусульманских батальонов». Один из таких батальонов, по информации Генштаба, охраняет порт в Мариуполе. Ну и среди этих полутора сотен есть те, кто навсегда остался в земле Сирии и Ирака. Таких — не больше полутора десятков.

Автор: Кирилл Оттер
Новости партнеров