Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Возвращение Русской весны

Возвращение Русской весны

23:06  28 Августа 2014  /обновлено: 1:13  28 Октября 2015
2305

Ополченец ДНР

С самого начала украинского кризиса было ясно, что Россия не сможет остаться от него в стороне и, вмешавшись, столкнётся с яростным сопротивлением со стороны Запада. Но о нынешнем "украинском раскладе" мы могли лишь мечтать.

 Ловушка для Москвы

Собственно говоря, весь Евромайдан формально начался с отказа президента Януковича подписывать соглашение с ЕС, вызванного прямолинейным давлением на него со стороны Кремля. И в дальнейшем вмешательство России в украинский кризис лишь нарастало — к ужасу отечественных либералов и вящему удовольствию тех западных кругов, которые, как считается некоторыми наблюдателями, нарочно создали под боком у России эту головную боль, чтобы та страдала и мучилась, не в силах "подняться с колен" и позабыв обо всех прочих конфликтных точках на мировой "шахматной доске". После воссоединения России с Крымом и первых антироссийских санкций Запада могло сложиться впечатление, что нашу страну затягивают в гибельную ловушку: по мере разрастания украинского кризиса, она всё сильнее увязала бы в нём, попутно получая всё новые уколы и оплеухи со стороны США и Европы. Восставший Донбасс, казалось, лишь укрепил эту тенденцию. Кремлю грозила на редкость неприятная "вилка": отрекшись от Новороссии, он вызвал бы страшное разочарование среди собственного населения — а любая поддержка мятежных республик неминуемо приводила к ужесточению санкций. Последние, как ожидалось, должны внести раскол в правящей элите страны, резко ухудшить состояние российской экономики и вызвать недовольство народа — с дальнейшим усугублением кризиса вплоть до "московского Майдана".

Народ-победитель

Составители этой схемы, однако, оперировали устаревшими представлениями о состоянии российского общества. Похоже, они совершенно не просчитали эффект от Русской весны — вызвавшей всенародную эйфорию от нежданного обретения Крыма и последующего героического сопротивления ополченцев Донбасса. Пять месяцев назад в отечественном социуме возобладало удивительное чувство "победительности", когда казалось, что все проблемы нам по плечу. После Крыма народ словно проснулся: те сложности и беды, что раньше вызывали страх и растерянность, отныне казались сущей ерундой. По итогам этой Русской весны получила массовое признание точка зрения, согласно которой противостояние с Западом вокруг Украины выгодно и благотворно для России. В санкциях против первых лиц государства, высших чиновников и приближенных к власти бизнесменов углядели доброе предзнаменование: теперь эти персоны вынуждены будут выводить с Запада свои и государственные капиталы и вкладываться в Россию. В секторальных санкциях против ключевых отраслей отечественной промышленности виделась долгожданная перспектива внутреннего развития — через импортозамещение и принципиально новую финансово-экономическую политику правительства. По мере того, как неолиберальная "пятая колонна" всё отчётливей противопоставляла себя общенародной эйфории, отказывала России в праве на Крым, яростно поддерживала майданофильные тенденции на Украине и прямо призывала Запад усугубить антироссийские санкции, в обществе росло понимание, что "украинский вопрос" проводит окончательный водораздел между "агнцами и козлищами" в нашей стране и навсегда покончит с влиятельным присутствием компрадорского мировоззрения в коридорах российской власти, в бизнесе и СМИ. Становилось очевидным, что власть, если уж она решилась на жёсткое противостояние Западу вокруг Новороссии, вынуждена будет апеллировать к общественной консолидации и минимизировать влияние тех групп внутри страны, которые заняли в этом вопросе радикально антироссийскую позицию.

Сценарий ввода: плюсы и минусы

Долгое время среди государственнически мыслящих экспертов и аналитиков большой популярностью пользовалась идея скорейшего ввода российских войск на территорию украинского юго-востока — для помощи сжимающимся, словно шагреневая кожа, ДНР и ЛНР. Среди аргументов в пользу вооружённого вмешательства России в этот конфликт называлось не только скорейшее спасение жителей Новороссии от смерти, которую несли им киевские каратели, но и вполне прозаичные внутриполитические последствия — резкое ослабление прозападного лобби в России и "сжигание мостов" для той части правящей российской элиты, которая ещё надеялась, путем сдач и уступок в "санкционной" торговле с Западом, вернуть себе "доступ в цивилизованный мир", к западным благам и расположенным там же личным авуарам. Ведь что означал бы в политическом плане полноценный и официальный ввод российских войск? Не только внятный сигнал всему миру "Россия своих не бросает — нигде и никогда" или выраженное желание покончить с нелепым антироссийским государством возле наших западных границ, но и не менее яркий переход к новому, мобилизационному типу национальной экономики, не оставляющему места для бездарных социально-экономических экспериментов выходцев из неолиберальных школ и для столь же бесполезной суеты вороватых оппозиционных политиканов. В условиях войны и полнейшего разрыва с Западом ни для условного "Ясина", ни для столь же условного "Навального" места в российской политике уже не нашлось бы. Этот сугубо военный сценарий, однако, таил в себе два существенных минуса. Первый из них очевиден каждому: прямое вторжение привело бы к неминуемым жертвам среди наших военнослужащих. В своём нынешнем состоянии российский социум согласился, в целом, принять "добровольно-принудительный" отказ от "хамона и пармезана". Общество готово также, не впадая в истерику и бунтарство, оплакивать гибель российских добровольцев, отправившихся по своей воле защищать свободу Новороссии и сложивших там головы. Однако к массовым потерям среди "подневольных" военнослужащих Российской армии общественная терпимость была бы на порядок меньшей, поскольку воевали бы они хоть и за правое дело, но вне национальных границ. Второй же минус заключался бы в серьёзной утрате нашей геополитической манёвренности в случае прямого ввода войск в Донбасс. В условиях очевидной государственной "недооформленности" Донецкой и Луганской народных республик до той степени, когда они могли бы реально взять на себя право просить Россию о военной поддержке (для этого им нужно достичь хотя бы уровня Абхазии или Приднестровья), полномасштабное пересечение границы многотысячными подразделениями нашей армии было бы однозначно воспринято во всём мире как акт прямой агрессии, со всеми вытекающими последствиями. Спарринговать с Западом — это достойная и необходимая задача, однако ссориться сразу со всей планетой в планы России явно не входит.

«Мягкая сила»

Два указанных минуса привели Кремль к очевидному решению о "мягком варианте". Он был направлен на то, чтобы Новороссия получала всё увеличивающуюся помощь из "Военторга", российские матери не рыдали бы над гробами своих сынов-солдатиков, а у мирового сообщества по сей день не доставало бы неопровержимых доказательств нашего военного участия в конфликте в соседней стране. Так всё и развивалось до последнего времени — с вкраплениями рукотворных "случайностей" в виде сбитого "Боинга" или переговоров в Минске, — пока в конце лета ситуация вокруг Новороссии не приняла практически идеальную конфигурацию. Создав боеспособную армию, республики перешли в наступление "по всем фронтам", сотни и тысячи российских военнослужащих остаются в своих казармах, Запад грозит всё новым ужесточением санкций, в то время как остальной мир - от наших старых китайских партнёров до новоприобретённых латиноамериканских друзей — глядит на ситуацию в целом равнодушно и лишь изредка говорит для проформы какие-то общие слова. И даже с самим Западом, после минского саммита и киевского визита г-жи Меркель, как будто произошла метаморфоза: в то время как Вашингтон и НАТО неистовство вопят: "Русские идут!", — ОБСЕ в упор не замечает случаев явного или мнимого пересечения российско-украинской границы колоннами с тяжёлой российской техникой. Фактически, "государственники" во власти и в околополитических кругах получили тот самый расклад, о котором всё это время мечтали: назло Западу и вопреки усиливающимся санкциям, Россия ведёт войну руками ополченцев и наших военных "отпускников", не теряя при этом сотен и тысяч солдат и не рассорившись со всем миром. Кремль не испытывает никакого давления со стороны травмированного войной общества в виду отсутствия потоков похоронок с фронта, однако явным образом вынужден менять государственную политику во множестве сфер жизни, чтобы приспособиться к дальнейшему ухудшению отношений с Западом. Денис Тукмаков

Алексей Громов
Закрыть