Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Валерий Крупкин: Мы возродим осетра в Балтике!

0 Оставить комментарий

Валерий Крупкин: Мы возродим осетра в Балтике!
Журналист ФАН и директор крупнейшего в стране Федерального селекционно-генетического центра рыбоводства договорились: один не задает провокационных вопросов, второй отвечает: либо честно и откровенно, либо вопрос пропускается.  

Начали беседу с как это принято, с байки – директору такого Центра даже «на рыбалку с мужиками» в семье не отпроситься, закончили разговором  проблемах. Их на первый взгляд практически не видно, но когда беседа уходит в детали, понимаешь, за всем благополучием Центра скрывается тяжелейшая работа всех сотрудников. 

Валерий Крупкин: Мы возродим осетра в Балтике!
—Вашему центру в следующем году четверть века! Есть чем гордиться? Есть что показать?

— Особая гордость, мы в этом  установили собственную газовую котельную.  Хотите знать, что это такое? Это потрясающая экономия! Если раньше подогрев был за счет электричества,  и было очень дорого, то   мы сейчас можем спокойно круглый год выращивать рыбу при оптимальных условиях. Спокойно и круглый год.

 Следующие минут пятнадцать Валерий Залманович Крупкин объясняет журналисту, что центр не просто  «место где разводят» рыбу. Здесь наука – генетика, селекция, настолько тесно переплелась с производством, что решая одни жизненно-важные вопросы, неизбежно затрагиваются другие.  

Валерий Крупкин: Мы возродим осетра в Балтике!
—Основная цель центра – селекция.  Мы производим племенной посадочный материал. То есть молодь рыб, которую мы реализуем в товарное хозяйство. Далее  мы реализуем ее, то есть продаем в другие хозяйства, где  она уже будет вырастать до товарного вида: килограмм и более. Так вот мы этой молоди реализуем в год до миллиона штук.  Наша задача не накормить людей рыбой, а сделать так чтобы в десятки рыбных хозяйств поставить молодь, которую уже там вырастят до конца и тогда уже они и будут продавать ее населению.  Если хотите, по-научному это называется воспроизводство рыбных ресурсов.  Например,  мы уже 10 лет занимаемся воспроизводством ладожской палии. Ее еще называют – арктический голец.  Правда, мы еще немножко разводим каспийского лосося. Но это не наш климат, этим занимается центр на Каспии, но если у них что-то случится, мы всегда можем помочь. У нас есть небольшое стадо.  Почему ладожская палия? Ну это очень достойный вид . Раньше ее в Ладоге было много,  а сейчас ее практически нет. Биоресурс исчерпан.  Мы сейчас пошли по направлению, который ближе к нам. Не просто отловить  и собрать икру, а надо формировать маточные стада. И тогда не будет зависимости от водоема в котором трудно поймать палию.  И мы сумели  сформировать такое  маточное стадо.  У нас сегодня 10 тысяч штук,  причем – очень важно – разного  возраста.  От годовалых до семилеток. Ведь палия созревает на 5 году, а на  нерест идет в 5-7 лет.  А у нас каждый год подходит новая генерация и мы не зависим ни от чего,  ни от кого.  И это наше госзадание. Мы ежегодно выпускаем в Ладогу согласно заданию  порядка 50 тысяч штук.  Выживаемость,  которой 17 процентов минимум.  Это блестящий показатель.  Но 50 тысяч в год это не все.  Чтобы восстановить популяцию этой рыбы надо в течении как минимум 3-5 лет выпускать в Ладогу не менее 500 тысяч рыб. Так вот, мы еще ежегодно около 200 тысяч особей выпускаем, но по другой госпрограмме. Так называемые «компенсационные договоры».  Предприятий, которые наносят ущерб природе очень много. Те, кто ответственный за свой бизнес всегда готовы компенсировать потери и мы с такими предприятиями заключаем договор, они нам платят деньги  и в счет этих средств мы выращиваем, развиваем и в конце концов выпускаем ее в Ладогу. Тем самым пытаемся уравновесить  потери природы от деятельности человека. Только за последние три года наш Центр воспроизвел и выпустил на волю почти 17 тонн рыбы.

Валерий Крупкин: Мы возродим осетра в Балтике!

Говоря о таком виде деятельности как «компенсационные договоры», глава Центра затронул одну из серьезных и наболевших проблем. Добровольно сообщать о собственных нарушениях по отношению к окружающей среде, согласится не каждый коммерсант.  Хорошо если эти нарушения выявит Росприроднадзор. А если нет?

Получается, что дело здесь не столько в том, заработает Центр дополнительные финансы или нет, а в том, что природа не компенсирует потери от деятельности человека. Однако теперь, учитывая государственную политику можно утверждать, что «для «экологических двоечников» наступают тяжелые времена. И дел не в том, что этот год – 2017-й, указом президента объявлен Годом экологии. На последней «Горячей линии» Владимир Путин открыто и жестко заявил, что «водные биоресурсы, это основное богатство нашей страны наряду с лесом, нефтью, газом, и металлами, без всяких сомнений». А учитывая, что всего  четыре года назад, в 2013-ом, в России уже был Год экологии, абсолютно уместен знак равенства между – «ущерб экологии, природе» это «ущерб государству». И этого никто не потерпит и не допустит.

Вот почему Валерий Крупкин считает, что поддерживая отрасль, федеральные власти в лице Росрыболовства приняли правильное решение и реорганизовали всю систему искусственного воспроизводства биорусурсов. Государство считает каждую копейку и теперь за счет экономии на административных расходах будет повышено финансирования работ по восстановлению национальных рыбных запасов. И в этом предложении главное словосочетание – национальных запасов.  

—Воспроизводство это не единственная наша задача. Селекционно-племенная работа - вот направление, которое мы сейчас развиваем усиленными темпами. В последние годы в стране оно  как-то затухало. Специалистов практически не было. Они вообще штучный товар. Но нам удалось сохранить людей, хотя мы ряд лет вообще не имели финансирование по селекционной работе.  Ну да, одно время мы получали дотации по племенному делу,  10-12 миллионов, рублей,  на племенную работу. За счет этого держались.  Сегодня стало полегче.  Я даже и не знаю, что важнее: воспроизводство или селекция. Хотя селекция как таковая гораздо шире. Мы, например  авторы двух новых пород форели. И не только. Нам удалось сохранить породу ропшинского карпа. Ведь это южная рыба, и она в этих условиях практически не выживает. А у нас выживаемость этой породы – 80 процентов.  Готовы ее передавать в маленькие  центры, в том числе и частные. Пожалуйста. У нас есть миллион штук особей. А что касается форели? Вон видите медали и дипломы? Так вот, это достояние страны, я не боюсь этой фразы.

Валерий Крупкин: Мы возродим осетра в Балтике!

Наши новые, выведенные  породы – рофор (ропшинская форель,  прим. ФАН, росталь – ропшинский стальноголовый лосось, прим. ФАН) отлично выживают, у них потрясающая плодовитость и темпы роста высоки. Они приспособлены для условий северо-запада. Скажу большее, мы вывели две породы карпа в Адлере, как раз для юга. Вот смотрите: обычно рыба живет  при температуре воды + 25-27 это на юге. А иногда температура воздуха поднимается, становится жарко и от высокой температуры рыба может погибнуть, а наша порода позволяет выживать рыбе даже при температуре даже + 35. Представляете, это Ставропольский, Краснодарский края! Мы там как раз внедряем эту породу. Мы обязаны этим заниматься.

Казалось бы чего проще? Есть технологии, есть наработки. Специалисты, говорят, одни из лучших в стране, разводите, выращивайте, продавайте!. Но не все так просто.

Валерий Крупкин: Мы возродим осетра в Балтике!

—У нас площади ограничены.  Мы должны заниматься  и селекцией,  и воспроизводством. На одних и тех площадях. Пытаемся найти золотую середину.  Нам пришлось «уйти под крышу». Выращивать рыбу в прудах в принципе архисложно – браконьеры не спят. Народ думает, что все вокруг ничье и можно «взять немножко». Полицию к каждому пруду не поставишь. Поэтому мы  занялись замкнутыми системами. Под крышей создав  условия аналогичные природным.  Проточная вода, постоянные фильтры, специальное затемнение и прочие технические условия. Все это затратно. Требует физических, и финансовых сил. Но я все равно это дело не брошу.  Я здесь с 1966 года, более 50-ти лет. Я прошел все сложнейшие годы: конец 80-х, и 90-е. Я своим сотрудникам говорю – мы уже не потопляемы.  Я повторюсь, что сейчас стало полегче.  В прошлом году мы вошли в «Главрыбвод» » (ФГБУ «Главрыбвод» -  Главное бассейновое управление по рыболовству и сохранению водных биологических ресурсов. Прим. ФАН). Его глава, Дан Михайлович Беленький, буквально на прошлой недели заявил, что они из собственных средств готовы провести финансирование по селекции из собственных средств.  

—Судя по всему оптимизм у вас хоть и сдержанный, но довольно крепкий?

—А куда деваться? Сейчас я уже думаю, что начнем реализовывать еще одну мечту:  мы хотим заняться балтийским осетром. У нас его практически нет. Он исчез. А  Европа уже  вовсю им занимается. Прибалтика, Польша Германия. Но мы этим обязательно займемся. Это престиж для страны – возродить осетра в Балтике. 

Автор: Денис Машкин