Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Следы от взрыва: Роман Носиков о том, как в беду проявляются люди и нелюди

0 Оставить комментарий

Следы от взрыва: Роман Носиков о том, как в беду проявляются люди и нелюди

Есть такая наука — трасология. Она занимается изучением следов. Является частью криминалистики.

Все вполне просто — нам известна природа, структура одного объекта. На нем оставлен след другим объектом, который нам неизвестен. Совмещая знания о первом объекте и основные законы физики, химии, по оставленному на первом объекте следу мы познаем оставивший его объект. Иногда познаем характер взаимодействия, обстоятельства и так далее.

Пример.

В метро в Санкт-Петербурге взорвалась бомба. Она вывернула двери вагона, убила 14 человек, еще 50 ранила. Мы ничего не знаем о бомбе. Но мы делали вагон. Мы знаем, как он устроен. Мы знаем, насколько хрупок человек.

И так, по повреждениям вагона, мы можем понять, какой силы был взрыв. По следам несгоревшего взрывного вещества на стенках вагона, на людях, по температуре взрыва мы можем понять, что за вещество было использовано.

Соединив знания о мощности взрыва и использованном веществе, мы можем представить себе, какое количество вещества было использовано, какой объем занимала бомба, а следовательно, примерно можем представить, под какой предмет она была замаскирована.

И так далее.

Кровь и дух

Человеческие отношения тут исключением не являются. Происходящие события оставляют на людях следы. События проявляют, вскрывают людей. Взрыв, прогремевший в питерском метро, позволил нам лицезреть не только кровищу, но и духовное содержание наших сограждан.

Вот идут новости: «Uber, Таксовичкоф и Яндекс.Такси стали бесплатно развозить пассажиров после взрыва в петербургском метро».

А вот еще: «Водители Питера помогают застрявшим из-за закрытия метро людям добраться до своих пунктов назначения. Бесплатно».

«Люди стали людьми», — написал кто-то по этому поводу в «разговорчиках» на Яндекс.Картах.

И еще новость: «Жители Москвы приносят цветы к мемориалу города-героя Ленинград в Александровском саду».

Иногда только во время большой беды можно вспомнить, что окружен настоящими людьми.

Следы от взрыва: Роман Носиков о том, как в беду проявляются люди и нелюди

Выползшие из темноты

Впрочем, без нелюдей не обошлось. Да и не могло обойтись. И никогда не обходилось.

Они ползут из темноты на запах нашей крови, на наш страх и боль.

Оказывается, это Владимир Путин, в ужасе от протестов, на которые старые дураки вытащили — за неимением ничего другого — молодых дураков, в страхе перед сопливым маршем решил взорвать метро в Санкт-Петербурге!

Вот строчит Андрей Пионтковский: «Он и взорвал. Больше некому-с. Он уходит от власти так же, как входил в нее».

И прочие, подобные ему, вдруг все заговорили одинаковыми фразами. Так, будто эти фразы были заготовлены заранее.

«После взрывов в питерском метро линия поведения власти в отношении любых массовых акций предопределена», — тиснули в твиттере разом несколько оппозиционеров различных расцветок: от Дмитрия Гудкова до Валерия Соловья.

Политическое прикрытие терроризма: Ольга Туханина об убийцах и их апологетах

Ну, и конечно, когда люди напуганы, — это лучшее время плюнуть на их иконы. «А потому что Исакий не надо было трогать», — твитнул Олег Кашин. И добавил, что это не цитата.

Никакой Путин не может заставить их проявлять себя так, как они это делают. Это след взрыва. Взрыв вырвал части душ наших сограждан и швырнул в нас. И оказалось, что это дерьмо.

Дерьмо, конечно, есть в каждом человеке. Но не все состоят из него целиком. Настолько целостные натуры, что даже в такой момент у них для нас не нашлось ничего, кроме дерьма.

Следы от взрыва: Роман Носиков о том, как в беду проявляются люди и нелюди

Передышка кончилась

Нас давненько не взрывали прямо в наших городах. Последний раз, если мне память не изменяет, это случилось еще до начала гражданской войны на Украине.

Давно мы не чувствовали себя такими уязвимыми. Почти настолько же уязвимыми, как жители Донбасса.

У нас была некоторая передышка, обеспеченная нашими спецслужбами, Армией и, кстати, армиями республик Новороссии.

Передышка, очевидно, подошла к концу. И нам пора вспомнить кое о чем.

А именно о том, что когда подонки стреляют по Горловке — они это делают только потому, что не могут стрелять по Воронежу или по Москве. Когда другие подонки закладывают бомбы в наши пассажирские самолеты — это потому, что они просто пока не могут дотянуться до наших АЭС, больниц и школ.

Питер, метро, взрыв: версии строить рано, выводы делать пора — Дмитрий Лекух

Метят всегда в нас. Ненавидят больше всего нас. Желают больше всего именно нашей крови.

Когда стреляют по Донбассу, по Осетии, когда ваххабиты приходят в Дагестан, Чечню, Ингушетию — это они идут за нами.

И когда в Питере взрывают метро — это взрывают Донбасс, взрывают Москву, взрывают Беслан, взрывают Луганск, взрывают Пальмиру.

Потому что мы — «народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле».

Новости партнеров