Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Политическая педофилия: Роман Носиков о том, как оппозиция дошла до малолеток

0 Оставить комментарий

Политическая педофилия: Роман Носиков о том, как оппозиция дошла до малолеток

Российская оппозиция ищет себя.

«Поиск себя» — так говорят, когда у взрослого человека нет ни работы, ни семьи, когда он занимается непонятно чем, а обижать его, называя его занятия тунеядством и разложением, не хочется. Тогда и говорят, что он «ищет себя». Некоторые так в поисках и седеют.

Так вот, российская оппозиция продолжает поиски себя. Пообнимались с «рассерженными горожанами» и «креативным классом», позанимались петтингом с суровыми дальнобойщиками.

Не то.

То есть неплохо, конечно, но нет чувства хозяина положения. Что менеджеры, что программисты, что дальнобойщики — они все себе на уме. Не добьешься от них чистоты и бескорыстности.

А чистоты и бескорыстности хочется.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что наша оппозиция в поисках идеальной аудитории в итоге оказалась там, где и должна была — среди малолеток. Так бывает со всеми искателями «идеальной любви», если у них не хватает мозгов и совести остановиться.

Дите без памяти

Нужно сразу оговорить некоторые вещи. Это не «сами подростки вышли на протест против системы». Их целенаправленно вывели.

Была проведена осознанная агитационная работа, нацеленная именно на эту возрастную аудиторию. Вот, полюбуйтесь:

И дети вышли.

Давайте поинтересуемся у них — почему они это сделали.

Вот показательное интервью с юной (18 лет) оппозиционеркой в «Телеграфе»:

«Я всю жизнь провела при Путине, и я больше не хочу, — сообщает студентка. — Я хочу демократии, свободы слова, честных выборов и честные расходы из гос. бюджета; собственно, ради этого я и собиралась идти на митинг».

«Всю жизнь». То есть самое большое — 17 лет. Что в этой девушке удобно, с точки зрения ее агитации?

Девушка не жила в 90-е. Поэтому весь путь, пройденный страной за последние четверть века, остается за пределами ее понимания и опыта. Ей не с чем сравнивать. Она не может понять, что это такое, когда государство действительно обслуживает интересы только лишь олигархов.

Ей неизвестно, что такое Семибанкирщина. Ей непонятно, как это — когда правоохранительные органы полностью разложены, а городами правят преступные группировки. Она не знает, что значит «зарплаты нет восемь месяцев». Она не помнит ни беженцев, ни крови, которые текли изо всех осколков рухнувшей страны. И захват роддома со взрывами жилых домов — тоже не помнит.

И в этом девушка удивительно похожа на наших либералов. Потому что для тех 90-е годы были временем свободы, свежих ветров, укатайки, гонораров. А СССР у них распался бескровно.

То есть она просто не знает того, что они знать не хотят. И то, что мы, по их мнению, не должны помнить. А самое главное — она не знает об их роли в тот период.

У этой девушки нет нужного опыта и информации для принятия общественно значимого решения. Нет памяти.

Политическая педофилия: Роман Носиков о том, как оппозиция дошла до малолеток

«Дельфины» с утками в руках

Слушаем дальше. Тут нам поможет либеральное издание «Медуза». И проинтервьюированный им Константин, 17 лет, Москва:

«В 2017 году достаточно опрометчиво тешить себя надеждами, что такие примитивные формы политической активности, как физическое присутствие на улице, могут что-то изменить. Я пошел на митинг, исходя из двух соображений: во-первых, протест сам по себе эстетичен, к тому же у нас такие акции становятся культовыми, ради этого стоит тратить свое время и свои силы. Во-вторых, само участие в массовых мероприятиях — это эмоциональная разрядка, возможность проверить, где заканчивается твоя гражданская позиция».

В переводе на русский, молодой человек признал, что пошел на модное мероприятие, чтобы покрасоваться. Потому что именно это значение скрывается за его словами о «культовости» и «эстетике».

Согласитесь, тут тоже много перекличек с оппозиционной тусовкой, которая мыслила себя еще недавно как «норковая революция против месива в ватниках» и как «дельфины среди анчоусов».

Из той же публикации — Катя, 16 лет, Москва:

«Когда убили Бориса Немцова — мне тогда было 14 лет, — я впервые вышла на улицу, чтобы принять участие в марше памяти, и этот день изменил всю мою жизнь. Я пошла туда одна, без родителей, без друзей, тогда никто не разделял моих взглядов, и я почувствовала себя как дома среди этих незнакомых людей и поняла, что отныне я не смогу жить как прежде. ...Я стояла с плакатом «Долой неравноправие уточек» в руках…»

Я никого не хочу обидеть. Я скорее склонен сочувствовать. Но перед нами — одинокая девушка, которой хочется найти коллектив, в котором она чувствовала бы себя принятой. Это идеальная жертва для любой секты.

Перед нами — примеры совершенно примитивных мотиваций, которые никак не подходят для лоббирования общественно важных решений. Потому что там отсутствует такое понятие, как ответственность.

Политическая педофилия: Роман Носиков о том, как оппозиция дошла до малолеток

Как становятся взрослыми

Если добавить, что формальный повод для митинга — это фильм «Не Димон», в котором доказательствам коррупции председателя правительства может поверить только ребенок, — то мы поймем: приход оппозиции к детям абсолютно неизбежен и естественен. В точности как приход растлителя к жертве.

То, что сейчас преподносится нашими оппозиционерами как некое достижение, как победа в духе «молодое поколение пробудилось» и так далее, — на самом деле является уликой. Свидетельством их позора.

Дети — это дети. Им так положено. Им положено быть неопытными буратинами. Это пройдет. Проблема не в них. Проблема в вас, уважаемые фрондеры. Проблема в том, что пропаганда, которая действует на детей, — действует и на вас по той же причине.

Это потому, что вы, уважаемые сорока-, пятидесяти-, шестидесяти- и восьмидесятилетние оппозиционеры, — инфантильны. Вы как дети, ей-богу.

Нет-нет, не «будьте как дети», это другое. Там подразумевалось умение радоваться жизни. «Как дети» — это значит без памяти, без ответственности, с низкоуровневой мотивацией.

Ставка на лузеров: Дмитрий Лекух о новом оппозиционном методе управления массами

А знаете, почему вы так и не повзрослели? Для того, чтобы повзрослеть, нужно взять на себя ответственность. А чтобы почувствовать свою ответственность за кого-то или за что-то, надо это любить. Не потреблять. А переживать связь с возлюбленным.

Но вспять безумцев не поворотить,
Они уже согласны заплатить.
Любой ценой — и жизнью бы рискнули,
Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить
Волшебную невидимую нить,
Которую меж ними протянули...

Политическая педофилия: Роман Носиков о том, как оппозиция дошла до малолеток

Это переживание и есть то самое, что делает взрослым. Эгоисту-потребителю оно недоступно. Поэтому он всегда остается ребенком. Он боится взросления, скрывается от него в «поисках себя», не доверяет жизни и ревнует ее ко взрослым.

И в конце концов, он всегда приходит к детям, чтобы взять реванш.

Не до совпадений

Сейчас много пишут о том, что «Росмолодежь» провалила работу. И что работать с пассионарной, патриотической молодежью, кроме государства, совершенно некому.

Бунт «онижедетей»: Роман Носиков о протестах Навального в Москве и провинции

Но такая организация есть. Я говорю о «Сути Времени». И вот что удивительно — именно она сейчас усиленно компрометируется.

Это может, конечно же, быть совпадением. Но такие совпадения возможны только в том случае, если игра пошла на узком поле.

Но если это не совпадение, то я бы предположил, что компроматная атака на движение «Суть Времени» заключается в необходимости высвобождения разочарованных юных активистов, приученных к дисциплине и готовых к труду.

infox - new
Автор: Роман Носиков
Новости партнеров