Лента новостей
Поиск
loop
Украина
Украина перед коллапсом: Дмитрий Лекух о том, почему МВФ не дал Киеву кредит

Украина перед коллапсом: Дмитрий Лекух о том, почему МВФ не дал Киеву кредит

9:56  20 Марта 2017
16533

Украина перед коллапсом: Дмитрий Лекух о том, почему МВФ не дал Киеву кредит

Как подтвердили источники мировых СМИ, совет директоров Международного валютного фонда не просто отложил обсуждение антикризисной программы Украины, которое было запланировано на сегодня. Окончательный диагноз заключен в сухой бюрократической формулировке: «На текущий момент времени дата нового рассмотрения еще не определена».

Вообще-то, для международных финансовых структур это штука беспрецедентная. И не только потому, что к заседанию, по сути, все было уже подготовлено, — это детали.

Тут хитрость в другом: согласно процедуре, решение отложить дискуссию в последний момент могло быть принято только с согласия высшего руководства Фонда. А в субботу и директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард, и ее первый заместитель Дэвид Липтон находились не в Вашингтоне. А совсем даже наоборот — в немецком Баден-Бадене, на совещании финансистов «Большой двадцатки».

Но и это еще не все.

Афронт и дефолт

Ни для кого не было большим секретом, что намеченный — и теперь вот приостановленный — транш в один миллиард долларов США для Украины входит в так называемый «технический пакет». То есть, если не прямо, то косвенно он должен был пойти на погашение процентов по прежним займам.

И уж совсем не является тайной тот факт, что в три ближайших года Украина должна либо выплатить, либо каким-то образом реструктурировать 12,5 миллиардов долларов США — это необходимо просто для технологического обслуживания международных обязательств.

Без траншей МВФ это просто невозможно сделать. То есть, перед нами — дефолт.

Жалкий миллиард баксов, который так ждали киевские власти, — всего лишь часть необходимой суммы. А тут такой, простите, афронт.

Читайте также: Эти парни реально опасны: Дмитрий Лекух о «крестовом походе» украинских нацистов

Ясно, что ситуация, как минимум, — чрезвычайная. Но в чем же ее причина? Почему так все получилось-то?

Конспирологических версий самого разного толка сейчас по медиапространству гуляет столько, что, на наш взгляд, имеет смысл придерживаться версии совершенно официальной.

В уведомлении о переносе обсуждения вопроса с украинским кредитом сказано: «Короткая отсрочка необходима для оценки развития событий за последнее время и политических мер, влияющих на финансовый сектор и более широкие экономические перспективы».

Что конкретно имеется в виду, в документе не уточнялось. Однако не составляет никакого труда связать эту формулировку с событием 15 марта. Тогда, напомним, состоялось заседание Совета национальной безопасности и обороны Украины, на котором президент страны Петр Порошенко предложил принять решения, по сути, удовлетворяющие требованиям радикалов. В частности, о полной транспортной блокаде Донбасса и санкциях в отношении банков с российским капиталом.

Украина перед коллапсом: Дмитрий Лекух о том, почему МВФ не дал Киеву кредит

Люди сели и посчитали

Понятно, что если это «требование оценки» возникает, то вряд ли его имеет смысл увязывать с какой-то особой любовью МВФ к людям Донбасса или, допустим, с уважением позиции Российской Федерации. Дело совершенно в другом.

Блокада Донбасса, внезапно ставшая «взаимной», а также последовавшее введение «внешнего управления» на предприятиях с украинской юрисдикцией, усиленное еще и непонятной ситуацией с, как минимум, десятой частью украинской национальной финансовой системы, действительно, нуждается в «оценке». Хотя бы на предмет того, насколько после этой красоты украинская экономика вообще жизнеспособна. И я не знаю ни одного вменяемого кредитора, которого подобного рода вопросы в такой ситуации могли бы не волновать.

Читайте также: Крым, три года: Роман Носиков об истории, которая никогда не заканчивается

Судите сами. Любая национальная экономика — безумно сложный взаимозависимый механизм, с тысячами не только вертикальных, но и горизонтальных связей. И механически «ампутировать» ее весьма значительную часть, как поступил Киев, — это не только прямые потери, но и куда более значимые потери косвенные.

И банальный срыв поставок донецкого антрацита — это не только «веера» в украинской энергетике, но и перебои исполнения контрактов в химии и металлургии. Которые влекут за собой куда более значительные, хотя и не сразу видимые потери в обработке, финансах, транспорте и, конечно, в сфере экспортных обязательств. Все это неизбежно ведет к потерям в сервисе: хотя бы у тех же страховщиков.

Эти вещи действительно критичны и требуют немедленной оценки. Никакая «политическая анестезия», предшествовавшая экономической «ампутации» Донбасса из экономики Украины, долго работать в любом случае не могла.

Так вот, судя по той внезапности и беспрецедентности, с которыми было принято решение о «переносе обсуждения антикризисной программы Украины», предварительный анализ экспертов МВФ выдал крайне неблагоприятный прогноз — причем уже и по краткосрочной перспективе. Ничем иным подобного рода радикальные действия руководства Фонда по отношению к «украинским партнерам» не объяснишь.

Словом, нас, кажется, в очередной раз ждут увлекательные времена. Какие там нынче фьючерсы на Молдавской кукурузной бирже?

Дмитрий Лекух
Новости партнеров
mediametrics