Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное
ыавываы

Крымская весна 2014-го: как это было. Взгляд из Москвы

0 Оставить комментарий

Я хорошо помню то 18 марта 2014 года и все, что было до него.

Евромайдан, стелящийся по экранам телевизоров едкий дым от горящих покрышек, стрельба, трупы и ощущение нереальности происходящего. Память от лупящих прямой наводкой по Дому Советов России танков уже успела стереться из памяти. Поэтому для жителя Москвы та кровавая вакханалия, что охватила Киев 18 февраля 2014 года, представлялась совершенно немыслимой.

Последующие недели показали, что привычная логика начала «нулевых», пережившая первый нокаут еще в августе 2008-го, теперь окончательно пошла вразнос. Чем дальше, тем больше темп событий ускорялся. Они сменяли друг друга с такой скоростью, что мозг чаще всего успевал их лишь зафиксировать, но не обдумать.

Натянутая струна

Еще 18 февраля президиум Верховного совета Автономной республики Крым направил обращение к президенту Украины Виктору Януковичу: «Сегодня мы требуем от вас как главы государства решительных действий и принятия чрезвычайных мер. Этого ждут и сотни тысяч крымчан, которые голосовали за вас на президентских выборах в надежде на стабильность в стране».

20 февраля спикер крымского парламента Владимир Константинов заявил, что не исключает отделения Крыма от Украины в случае дальнейшего обострения ситуации в стране. В тот же день стало известно об избиении под Корсунем крымских участников акции «Антимайдан». 22 февраля в Севастополь на площадь Нахимова прибыли чудом вырвавшиеся из Киева автобусы с севастопольским «Беркутом». Горожане встречали своих бойцов слезами и цветами.

В ночь с 22 на 23 февраля по распоряжению президента России Владимира Путина была проведена спецоперация по эвакуации Януковича и членов его семьи. В семь часов утра 23 февраля, когда вся страна готовилась отмечать День защитника Отечества (удивительно символично!), Путин сообщил руководителям российских спецслужб: «Ситуация развернулась таким образом на Украине, что мы вынуждены начать работу по возврату Крыма в состав России…»

Впрочем, об этом мы узнали лишь через год, когда появился документальный фильм «Крым. Путь на Родину». То, что Януковича буквально из-под носа уже вовсю стреляющей «оппозиции» выдернули в Крым, 23 февраля 2014-го знало лишь небольшое количество посвященных…

Пока в Киеве делили власть и измывались над «беркутовцами», 23 февраля в Симферополе стартовала мобилизацию крымчан в народные дружины. 24 февраля в Керчи, Евпатории, Феодосии, Ялте, Севастополе и Симферополе весь день проходили стихийные митинги с призывами присоединения к России. С московских улиц этого было еще не видно, но полуостров уже начал «отдавал швартовы» и дрейфовать в сторону «родной гавани».

Тем временем Крыму грозили, Крым пугали, Крым жалели. В воздухе буквально чувствовалось гудение туго натянутой струны, которая вот-вот лопнет. Будущее неизвестное, а потому пугающее, неумолимо надвигалось. Еще никто не подозревал, что в Крым уже началась скрытная переброска российских Сил специальных операций...

 

«Вежливые люди»

26 февраля в Симферополе так называемый «Меджлис1 крымско-татарского народа» (организация запрещена в РФ) организовал митинг у здания Верховного совета республики с целью заблокировать его и не допустить принятия «решений, направленных на дестабилизацию ситуации в автономии».

При попытке «меджлисовцев», усиленных эмиссарами «Правого сектора»1 (террористическая организация, запрещена в РФ), ворваться в здание Верховного совета произошли столкновения с членами «Русской общины Крыма». Какое-то время ситуация висела буквально на волоске, но здание крымского парламента Рефату Чубарову и Ко захватить так и не удалось. В давке пострадали 30 человек. Пожилой мужчина и женщина погибли.

Понятно было, что на достигнутом «меджлисовцы» и иные проукраинские элементы в Крыму останавливаться не станут. Следовало ждать от них дальнейших попыток раскачать ситуацию — вплоть до перехода противостояния с пророссийскими активистами в состояние межнационального конфликта. Чем это могло кончиться для населения Крыма, было ясно и в Москве, и в Симферополе с Севастополем.

Положение еще более усугубила информация о готовящейся в Киеве массовой отправке в Крым по железной дороге и по воздуху радикалов и верных новому режиму вооруженных формирований.

27 февраля в 4 часа 20 минут бойцы российских Сил специальных операций проникли в здания Верховного совета и совета министров Автономной республики Крым. Сначала через окна в помещения первых этажей влетели дымовые гранаты. Следом появились военнослужащие в полной боевой экипировке, но без знаков различия. Для взаимного опознавания на левой руке у каждого красовалась белая повязка. Несшие охрану административных зданий украинские сотрудники правоохранительных органов оказались разоружены в считанные секунды.

Через 20 минут над Верховным советом и советом министров АР Крым взвились российские флаги. Струна лопнула!..

Случайный свидетель описывал произошедшее в Симферополе так: «Вооруженные люди спокойно приехали на автомобилях, спокойно выгрузились. Интеллигентные приятные ребята без претензий, без всевозможных каких-то наглостей... Ребята патрулируют периметр. Это очень умиротворяющий месседж».

Пока местное украинское руководство пыталось добиться от Киева каких-то внятных инструкций, бойцы ССО пропустили сквозь свое оцепление в здание парламента крымских депутатов. Те, уже не опасаясь за свою жизнь, провели внеочередную сессию. Новым премьер-министром Крыма был назначен лидер «Русского единства» Сергей Аксенов.

Тем же утром 27 февраля были установлены блокпосты на Перекопском перешейке и Чонгарском полуострове, что позволило заблокировать сообщение по суше между Крымом и материковой Украиной. Вскоре и воздушное сообщение с материком оказалось под контролем пророссийских сил. В отношении все более активно действующих на полуострове бойцов российского спецназа впервые прозвучал эвфемизм «вежливые люди».

 

Страшно-счастливый сон

28 февраля Янукович вынырнул в Ростове, откуда потряс всех следующей цитатой «Мне стыдно. И даже — более того!.. Но я никуда не бежал. Я принял решение!..» Тем временем в Крыму началось блокирование объектов ВСУ.

Одновременно в Киеве прошло закрытое заседание СНБО. Глава СБУ Валентин Наливайченко вещал про «полномасштабное использование на полуострове российских военнослужащих» и массовый переход на сторону РФ сотрудников правоохранительных органов Крыма. Про народные дружины и отряды самообороны крымчан глава СБУ умолчал.

И. о. министра обороны Украины Игорь Тенюх отметил неготовность украинской армии к полномасштабной войне с Россией и вкрадчиво посоветовал разрешить конфликт политическими методами. К этому моменту Крым уже не дрейфовал, а несся в сторону России на всех парусах.

Дальнейшее напоминало сон. Для кого-то — страшный, для кого-то — счастливый.

1 марта Аксенов переподчинил себе всех силовиков на территории республики и официально обратился к Путину с просьбой «об оказании содействия в обеспечении мира и спокойствия на территории Автономной республики Крым». В тот же день президент России внес в Совет Федерации обращение об использовании Вооруженных Сил России на территории Украины «до нормализации общественно-политической обстановки в этой стране». Совет Федерации отреагировал на это единогласным «за».

В воздухе отчетливо запахло порохом. Тем более что СНБО Украины в тот же день вынес решение «О неотложных мерах по обеспечению национальной безопасности, суверенитета и территориальной целостности Украины». В нем говорилось следующее:

«1. Начальнику Генерального штаба — Главнокомандующему Вооруженных Сил Украины, руководителям других военных формирований безотлагательно привести Вооруженные Силы Украины и соответствующие военные формирования в боевую готовность ПОЛНАЯ согласно уточненным планам приведения войск (сил) в боевую готовность.
2. Секретно».

Последний пункт многих в России загипнотизировал. Кое-кому уже слышался лязг рвущихся с севера через Перекоп в Крым украинских танков. То, что в Крыму украинских танков и без того было как у дурака фантиков, пессимистично настроенную часть российской общественности не смущало. К счастью, на деле решение СНБО окончилось пшиком.

Из воспоминаний украинского военнослужащего, проходившего службу в Крыму: «В два часа ночи подняли по тревоге и построили на плацу. Мы думали, что сейчас погонят в оружейку, но вместо этого просто тупо стояли примерно час. Потом получили приказ... почистить обувь! Потом всем дали отбой...»

Другой вариант: «Украинский пулеметчик бросился в бетонированную ячейку в десятке метров от КПП и приготовился вести огонь. Оттуда его за шиворот вытащил командир».

Украинских солдат и офицеров, несмотря на озвученный в Бельбеке эпичный тезис «Америка с нами!», потихоньку начали разоружать. Тех, кто не соглашался сразу сложить оружие, уговаривали. Давали позвонить матерям, а потом уговаривали снова и снова.

Сердобольные крымчанки пекли блины для всех. И для тех, кто еще «тримався» за забором своих воинских частей, и для тех, кто их блокировал снаружи. О том, что трагедия в одесском Доме профсоюзов и стрельба в Донбассе скоро окончательно рассекут мир на своих и чужих, еще никто не подозревал.

«Мятежный фрегат», срыв покровов и конфеты

6 марта в 0:10 на входе в Донузлав черноморцы затопили давно лишившийся хода БПК «Очаков». Выход из севастопольской гавани был перекрыт боновым заграждением. Не успевшие покинуть место своего базирования вымпелы ВМСУ оказались заперты.

В тот же день стало известно, что украинский фрегат «Гетьман Сагайдачний», на котором, по слухам, случилось «восстание и подъем Андреевского флага», вполне благополучно добежал от Босфора до Одессы, где его встретили торжественно, но с некоторым удивлением. Во-первых, потому что слух о «мятежном фрегате» интернет донес и до Одессы. Во-вторых, этот слух успел дополниться креативной сплетней, что фрегат оказался окружен российскими кораблями и, не желая сдаваться, самозатопился под пение «Варяга».

Вообще, байка о том, что украинские военнослужащие в Крыму весной 2014 года регулярно запевали про крейсер «Варяг», оказалась удивительно живуча. Я ее слышал не раз и не два, и всякий раз оказывалось, что пел кто-то другой, а не рассказчик. Но рассказчик точно знал, что «Варяга» пели. Потом, правда, певцы сдавали оружие/танки/самолеты/корабли и выдвигались в казарму, чтобы там героически поспать, «пока это вот все не закончится»…

Но это все будет уже потом. А пока 6 марта Верховный совет АР Крым принял решение войти в состав Российской Федерации в качестве субъекта Российской Федерации и провести референдум на всей территории Крыма.

7 марта в Черное море вошел американский эсминец «Тракстан», чем привлек к себе самое пристальное внимание со стороны Краснознаменного Черноморского флота, а также на порядок увеличил число украинцев, скандирующих «Америка с нами!».

Киев лютовал, но не покидал кабинетов. Крым митинговал и ставил на повестку дня вопрос о референдуме, в ходе которого мог бы волеизъявиться и воссоединиться с Россией. Или же остаться в составе Украины, если, как это прокомментировал один севастополец, «мы сойдем с ума». Совет Федерации заявил, что готов поддержать решение Крыма о вхождении в РФ.

Киев на это ответил невнятной истерикой и «постановлением о приостановлении действия постановления ВС АРК о проведении референдума». Своей цели это постановление, разумеется, не достигло. С тем же успехом исполняющий обязанности президента Украины Александр Турчинов мог попытаться издать указ о приостановке действия на территории АРК закона всемирного тяготения…

9 марта началось с объявления политолога Станислава Белковского: «Я считаю, что владельца журнала Forbes Стива Форбса, меня и главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова необходимо отдать под Гаагский трибунал. Чтобы больше никто не делал так, как делали мы. Потому что это мы объявили Путина великим. И то, что сейчас происходит, это результат моих усилий, усилий Венедиктова, а также — Forbes. Ведь именно Forbes назвал Путина самым влиятельным человеком мира».

Пока мир обсуждал данный срыв покровов, ВСУ и ВС РФ занимались «гонкой к Перекопу». Выиграли ее ВС РФ, успевшие сосредоточить на севере Крыма столь мощную войсковую группировку, что украинские войска в Херсонской области так и не решились рискнуть пробиться на полуостров силой.

11 марта Верховный совет Автономной республики Крым и Севастопольский городской совет приняли декларацию о независимости. На Украине тем временем сгоряча объявленная мобилизация провалилась с треском. И постфактум была переименована то ли в «учебные сборы», то ли в мобилизацию, но «частичную».

Тенюх отрапортовал, что при общей численности украинских сухопутных войск в 41 тысячу человек, «активных штыков», которые можно прямо сейчас бросить куда-нибудь (толстый намек на Крым) — всего 6 тысяч. При этом, по данным Тенюха, Россия сосредоточила на юго-восточных границах Украины и в Крыму 220 тысяч своих военнослужащих. Мораль: «Если что, то дальше — без меня!»

Читайте также: Эти парни реально опасны: Дмитрий Лекух о «крестовом походе» украинских нацистов

13 марта украинские военнослужащие, отказавшиеся присягать народу Крыма, начали покидать территорию полуострова. В Лондоне после переговоров с госсекретарем США Джоном Керри министр иностранных дел России Сергей Лавров подарил журналистам знаковую фразу: «Что значит Крым для России? Неизмеримо больше, чем Коморы для Франции или Фолкленды для Великобритании».

В Симферополе и Севастополе стремительно набирали популярность селфи, сделанные с «вежливыми людьми». Те добродушно улыбались сквозь маски и раздавали конфеты детворе.

Запертым на своих кораблях украинским матросам и офицерам конфет никто не нес. Тем более что в этот же день случилось нечто, вынудившее МИД РФ сделать следующее заявление:

«13 марта в Донецке произошли трагические события, пролилась кровь. На мирных демонстрантов, которые пришли на улицы города, чтобы выразить свое отношение к деструктивной позиции людей, называющих себя украинской властью, напали праворадикальные группировки, вооруженные травматическим оружием и битами, которые накануне начали съезжаться в город из других регионов страны. В результате столкновений имеется большое количество раненых, один человек погиб… Россия осознает свою ответственность за жизни соотечественников и сограждан на Украине и оставляет право взять людей под защиту».

Крым свой выбор сделал

14 марта Киев продолжал твердить об «оккупации Крыма». Словно бы в ответ на это Никита Михалков в своем «Бесогон TV» зачитал манифест харьковчанина Андрея Авраменко:

«По поводу сложившейся ситуации, оккупации и прочего. Кто кричит громче всех, что нам нужно защищать «нашу» независимость, единство и свободу? Те же чиновники, олигархи и депутаты. Они до ужаса боятся, что за все, что произошло за эти годы с нашей Родиной, придется отвечать. А может, это не оккупация? А может быть, это идет освобождение? Это пришли наши, когда уже почти совсем не осталось надежды, когда мы уже почти сдались… Я патриот Украины, настоящий патриот, и сейчас решается судьба моего народа и моей Украины. Мы или вспомним, кто мы есть, или просто исчезнем. Я люблю мой украинский народ, своих предков и свою культуру. Я украинец, но больше этого я — русский!»

15 марта в интервью изданию The Kiev Times украинский политолог Олег Соскин высказался против присутствия наблюдателей от материковой Украины и международных организаций на «инсценированном оккупантами» референдуме, так как оно легитимизирует референдум.

16 марта, несмотря на Соскина, референдум в Крыму состоялся. Крымчане занимали очередь к участкам голосования чуть ли не с ночи. За ходом голосования наблюдали 135 иностранных наблюдателей и 1240 представителей местных организаций.

Результат референдума стал пусть и ожидаемой, но настоящей бомбой. Согласно официальным данным, при явке 83.1%, поддержало присоединение Крыма к России 96,77% проголосовавших.

17 марта Путин подписал указ о признании независимости Республики Крым и одобрил проект договора о принятии его в состав Российской Федерации. 18 марта договор был подписан. В соответствии с ним, в составе России появились два новых субъекта — Республика Крым и город федерального значения Севастополь.

То, что большинство стран-членов ООН не признало крымский референдум, а Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию, в которой заявила, что референдум в Крыму не имеет законной силы и не может служить основанием для какого-либо изменения статуса полуострова, уже не имело никакого значения. Равно как и все киевские танцы с бубнами. Просто потому, что Крым свой выбор сделал. Просто потому, что он воссоединился с Россией.

18 марта 2014 года Крым и Россия вновь стали единым целым. Твердить, что это было сделано незаконно, можно. А вот изменить случившееся уже нельзя.

Те, кто это понял, после референдума занялись аккуратным демонтажем на территории Крыма украинской символики для последующей передачи оной законным владельцам. Те, кто данный факт понимать отказался, принялся копать на границе с Россией ров имени губернатора Донецкой области Сергея Таруты, требовать аннулирования продажи России «Мистралей» и еще громче кричать «Америка с нами!»

«Севастопольский марш»

А помните Георгиевский зал Кремля 18 марта 2014-го? Я помню. Почти часовое обращение президента России по итогам крымского референдума. Его слова: «Только народ является источником любой власти». И просьбу Владимира Путина рассмотреть конституционный закон о принятии в состав Федерации двух новых субъектов — Республики Крым и Севастополя.

Я помню, как в едином порыве встали все присутствующие. Помню гром их аплодисментов. Потом — ратификация договора, гимн… Помню, я потом ехал домой по МКАДу. Чувствовалась какая-то оглушенность. Неужели это все произошло? Произошло здесь и сейчас? Произошло с нами?..

Читайте также: ВМФ России у берегов США: это не агрессия, это просто работа

Слева шла военная колонна. Под тентами на лавках мотало усталый личный состав, упакованный в бронежилеты и «разгрузки». Откуда шла эта колонна? Может быть — из Крыма? Неизвестно. Но из кабины замыкающего «Урала» на весь МКАД гремел «Севастопольский марш»:

Мы вернулись домой
В Севастополь родной,
Вновь, как прежде, каштаны в цвету,
И опять
Я вас жду...

Догоняющие колонну машины притормаживали и сигналили. Кто-то из водителей опускал стекло и кричал «ура!», кто-то — «молодцы!..» Кто-то смахивал слезы. Это было что-то, чего я на МКАДе раньше никогда не встречал. Это было массовое счастье.

И вот тут я понял, что — да. Это произошло, здесь и сейчас. Это произошло именно с нами. Мы не захватили чужое, мы вернули свое. Россия сбросила многолетнюю одурь и уныние. Она не поднималась с колен, нет. Она просто проснулась и слегка повела своим богатырским плечом.

Украина отреагировала на воссоединение Крыма с Россией словами своего писателя Яна Валетова: «Все. Слили. И не надо говорить, что в Крыму будет действовать полумиллионная армия украинских военнослужащих. Или партизан… Партизаны могут существовать только при поддержке местного населения. Ни одна собака нас в Крыму не поддержит. Смешно. Путин нас переиграл. Там, где не смог переиграть, просто воспользовался правом сильного. И мы все съели… «Микола! Ты шо? Всрався? Так я не со страху, а вiд лютою ненавiстi!» Некого винить… »

Мой знакомый, только что вернувшийся из гущи крымских событий, прочитал резюме Валетова и с ним не согласился:

— Все не так.
— А как?
— Все проще.
— Поясни.
— Крым наш.
— И что?
— И все.

Пожалуй, лучше и не скажешь. Крым, действительно, наш. И все. С чем я Россию и поздравляю.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Новости партнеров

Новости партнеров