Поиск
Лента новостей
Закрыть
Общество
Стало известно, сколько грозит виновникам ДТП в Марий Эл с 15 погибшими
Весь мир
Корея на грани войны: Север и Юг вот-вот пройдут «точку невозврата» — эксперт
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Корея на грани войны: Север и Юг вот-вот пройдут «точку невозврата» — эксперт

    15:35  8 Марта 2017
    13809

    Корея на грани войны: Север и Юг вот-вот пройдут «точку невозврата» — эксперт

    И без того непростая ситуация вокруг КНДР с наступлением 2017 года приобрела ярко выраженную тенденцию к росту напряженности.

    На фоне не прекращающейся «холодной войны» между Пхеньяном и «осью» Сеул–Токио–Вашингтон 13 февраля в аэропорту малайзийского Куала-Лумпура внезапно скончался гражданин КНДР с паспортом на имя Ким Чхоля. По версии следствия, смерть Чхоля наступила в результате применения нервно-паралитического вещества VX, запрещенного международной конвенцией о химическом оружии.

    Южная Корея и США немедленно объявили, что погибший были никем иным, как Ким Чен Намом, сводным братом лидера Северной Кореи Ким Чен Ына. В Пхеньяне отказались подтвердить эту информацию.

    При этом южнокорейские СМИ обвинили в причастности к смерти Ким Чен Нама северокорейские спецслужбы, попутно обвинив КНДР в нарушении международной конвенции о химическом оружии. В свою очередь, северокорейский посол в Малайзии назвал нарушением закона тот факт, что вскрытие тела умершего в аэропорту мужчины проходило без согласия дипмиссии и без присутствия ее представителя.

    Далее посол обвинил малайзийское правительство в сговоре с врагами КНДР. Малайцы ответили объявлением посла персоной нон грата и высылкой его из страны.

    Тем временем малайзийская полиция попробовала допросить пару «подозрительных» северокорейцев, но те укрылись в здании посольства КНДР и покидать его отказались. Результат — малайзийские власти фактически блокировали северокорейское посольство.

    В качестве своеобразного «алаверды» Пхеньян наложил запрет на выезд из КНДР сотрудников посольства Малайзии. Северокорейцы уточнили, что запрет будет действовать до «вынесения справедливого решения по делу о гибели гражданина КНДР в Малайзии». Власти Малайзии медлить не стали и также запретили гражданам КНДР покидать страну.

    Пока Пхеньян и Куала-Лумпур усердно обменивались дипломатическими демаршами, 38-я параллель, разделяющая Северную и Южную Кореи, все больше становилась похожа на спираль во включенной лампе накаливания. К началу второй недели марта эта «спираль» уже почти начала искрить.

    В ответ на агрессивную риторику Сеула и Вашингтона, а также с оглядкой на учения по отработке «первого удара по Пхеньяну», КНДР резко активизировала разработку и испытания своих баллистических ракет.

    6 марта северокорейцы из провинции Пхенан-Пукто произвели одновременный запуск четырех своих баллистических ракет. Эти испытания совпали с проведением в Южной Корее очередных крупномасштабных корейско-американских военных учений.

    Корея на грани войны: Север и Юг вот-вот пройдут «точку невозврата» — эксперт

    В тот же день северокорейское агентство ЦТАК уточнило, что целью ракетных испытаний являлась отработка нанесения ударов по американским базам в Японии. Со своей стороны, американцы приступили к досрочной переброске в Южную Корею элементов системы THAAD (Terminal High Altitude Area Defense), предназначенной для высотного перехвата ракет среднего радиуса действия.

    Утром 7 марта южнокорейский телеканал KBS, со ссылкой на разведывательные источники, сообщил, что в КНДР зафиксированы признаки подготовки к ядерному испытанию. В тот же момент стало известно, что лидер КНДР Ким Чен Ын приказал стратегическим силам Корейской народной армии быть готовыми к военным действиями в любой момент.

    Таким образом, стараниями всех участников процесса, маховик эскалации конфликта продолжает набирать обороты.

    Чем вызвана такая ситуация и может ли она привести к новой Корейской войне? На эти и другие вопросы Федеральному агентству новостей ответил кандидат исторических наук Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.

    Суета вокруг трупа

    — Константин Валерианович, погибший в Куала-Лумпуре гражданин КНДР — это действительно Ким Чен Нам?

    — Официальное подтверждение этого со стороны Пхеньяна до сих пор отсутствует. Труп не опознан. Следствие продолжается. Насколько мне известно, его решено проводить в закрытом режиме. Так что каких-то сенсационных откровений из Куала-Лумпура я бы в ближайшее время не ждал.

    — Кто, по-вашему, виновен в гибели «гражданина Кима Чхоля»: северокорейцы или южнокорейцы?

    — При нынешнем уровне улик, версия с северокорейским следом имеет столько же доказательств, сколько и версия о южнокорейской провокации. Если же задаться вопросом, кому убийство в Куала-Лумпуре в данный момент более выгодно, то ответом на него будет слово «Сеул». В принципе, то, как реагируют южнокорейские медиа на все происходящее вокруг случившегося 13 февраля в малайзийском аэропорту, больше всего напоминает известный анекдот про соболезнование, которое пришло за полчаса до аварии. Если бы я был конспирологом, то обязательно обратил бы внимание еще на кое-что. Едва начались разговоры о том, что с режимом Ким Чен Ына можно о чем-то попробовать договориться, как нате, получите — братоубийство с применением оружия массового поражения!.. Ну как с таким режимом можно о чем-то договариваться?!

    Корея на грани войны: Север и Юг вот-вот пройдут «точку невозврата» — эксперт

    — Как бы вы прокомментировали запрет на выезд из КНДР сотрудников посольства Малайзии?

    — С точки зрения северян, это, конечно, не самый умный ход, так как выглядит как удержание заложников. Вообще, весь этот накал страстей между Пхеньяном и Куала-Лумпуром начался со взаимного недопонимания и неких предубеждений. А потом что одна, что другая сторона откровенно «заигрались». В отличие от южнокорейцев, малайцы никогда не заявляли, что гибель гражданина КНДР в аэропорту — это результат действий северокорейских спецслужб. Но факт причастности к инциденту отдельных граждан Северной Кореи, что называется, «случившихся неподалеку», следствие решило проверить. Работа в этом направлении привела малайзийских следователей к идее допросить двух граждан КНДР: секретаря посольства и представителя авиакомпании.

    — Как на это отреагировали северокорейцы?

    — Объявили, что для допроса нет никаких оснований. Следствие же заявило, что северокорейцы должны уважать малайзийские законы, а то «можем и ордер на арест выписать». Северяне поинтересовались: «Какого черта?!» Малайцы ответили, что раз северяне так упорствуют, значит за их нежеланием предоставить для допроса двух своих граждан скрывается нечто компрометирующее Пхеньян. В общем, слово за слово, кулаком по столу… А тут еще и северокорейский посол начал едко и жестко комментировать ход малайзийского следствия, местами перегибая палку…

    — Затем малайцы вытолкали посла за границу, двое северокорейских фигурантов расследования забаррикадировались в посольстве КНДР, и малайцы его оцепили, Пхеньян отказался выпускать малайзийских дипломатов, из Куала-Лумпура шарахнули ответным заявлением… Пошла цепная реакция.

    — Именно так. На мой взгляд, стороны уже перешли ту грань, когда можно было все «спустить на тормозах» и отыграть назад. Есть информация, что правительство Малайзии рассматривает пакет мер в ответ на «вызывающее поведение представителей КНДР» и намекает, что может пойти даже на разрыв дипломатических отношений, существующих между двумя странами с 1973 года.

    Клубок проблем

    — Надо полагать, что если малайзийские власти пойдут на принцип, им будет тяжело отказаться от северокорейского следа в убийстве «гражданина Кима Чхоля», даже если против него будут говорить какие-то факты?

    — Разумеется. Тем более что параллельно с ухудшением северокорейско-малайзийских отношений Сеул делает все, чтобы выставить Пхеньян виновным и привлечь к делу максимум внимания.

    — Чем вызвано новое обострение ситуации вокруг КНДР?

    — Там нет нового обострения. Есть продолжение некоего общего тренда, родившегося довольно давно. Сводится он к следующему. Поскольку Северная Корея небезосновательно воспринимает своего южного соседа как весьма враждебного и нормальных стратегических союзников у Пхеньяна нет, то северяне полагают, что их единственными надежными союзниками являются лишь армия и флот… «Флот», впрочем, зачеркиваем. На его место вписываем «ракетно-ядерная программа». Понятно, что данный нюанс вызывает нервозность у окружающих и запускает порочный круг дилеммы безопасности. При этом не будем забывать, что определенные круги очень даже не против стереть с лица земли Северную Корею. Все вместе это и вызывает к жизни ситуацию, при которой в ответ на враждебные действия, да и просто для поддержания реноме, Пхеньяну регулярно приходится «показывать зубы». На что следует, в свою очередь, закономерная реакция Сеула, Вашингтона, Токио — далее везде…

    Корея на грани войны: Север и Юг вот-вот пройдут «точку невозврата» — эксперт

    — Насколько сейчас усилилось противостояния в Корее между Севером и Югом?

    — Градус противостояния, конечно, подскочил. Тем более что Юг и США начали у границ Севера масштабнейшие учения, которые будут продолжаться до конца апреля. Не забудем и про четыре одновременно запущенные вчера баллистические ракеты средней дальности, наглядно показавшие, что северокорейские конструкторы и ракетчики не зря едят свой хлеб. Вспомним про развертывания в Южной Корее американской системы THAAD… Условно говоря, пара провокаций — и легким движением руки уже случившееся развертывание южнокорейско-американских войск превращается в полномасштабный конфликт. Проблема тут в том, что каждый год весной Сеул и США проводят в регионе совместные крупные маневры. Каждый год северяне совершенно справедливо воспринимают эти маневры как репетицию вторжения. К тому же, южане открыто писали об отработке их вооруженными силами действий по уничтожения ядерных объектов и ключевой инфраструктуры Севера…

    — Пхеньян в ответ вынужден «показывать зубы» — я помню.

    — Верно. В КНДР понимают, что могут быть уничтожены. Но при этом демонстрируют, что эта победа над Северной Кореей станет для врагов Пхеньяна Пирровой. Внутриполитические, репутационные и иные издержки победителей окажутся запредельно велики. Плюс к этому Пхеньян частично пытается играть в «Не тронь меня — я психический!»

    Читайте также: Европа двух сортов: Дмитрий Лекух о подготовке к неизбежной реформе ЕС

    — Что заставляет Америку все более плотно заниматься проблематикой КНДР?

    — Политика Барака Обамы строилась на том, что КНДР не вынесет прессинга санкциями. Что она рухнет, так и не успев создать оружия массового поражения, способного всерьез угрожать не только Южной Корее и Японии, но также и территории самих США. И что, в крайнем случае, Америка всегда сможет превентивным ударом гарантированно исключить ядерный удар северокорейцев. Однако создание северокорейцами мобильной твердотопливной ракеты и дальнейший ход развития ракетной программы Пхеньяна показывают, что надежды бывшего президента США тают буквально на глазах. Соответственно, американцы вынуждены все чаще задумываться, что же им в отношении КНДР делать дальше. Кое-кто уже в открытую обсуждает вопрос «бахнуть или не бахнуть»?

    Шаг назад нужен. Но невозможен

    — Как я понимаю, выбор очень непростой?

    — Еще бы. Ведь «бахнуть» означает высокую вероятность северокорейской «ответки». То есть неоднократного повторения Хиросимы если не на американской территории, то, по меньшей мере, на территории Южной Кореи и Японии.

    — Вряд ли это вызовет среди южнокорейцев и японцев прилив оптимизма вкупе с приступом невиданной любви к США. Получается, что для Штатов проще «не бахнуть»?

    — «Не бахнуть» для американцев означает дальнейшее попустительство наращиванию северокорейского ракетно-ядерного потенциала. Альтернатива — какие-то договоренности с режимом, предельно демонизированным как американским истеблишментом, так и американскими СМИ. Американский народ может и не понять внезапной симпатии Вашингтона к Пхеньяну… Наконец, новый президент США Дональд Трамп позиционирует себя как сильного и волевого лидера. Для него начинать какие-то переговоры с Пхеньяном — это немедленно вызвать против себя шквал обвинений в стиле «Трамп слил!»

    Корея на грани войны: Север и Юг вот-вот пройдут «точку невозврата» — эксперт

    — Действительно, получается крайне запутанная ситуация.

    — «Запутанная» — это еще слабо сказано. Есть ведь еще Южная Корея, в которой вот-вот отрешат от власти посредством импичмента Пак Кын Хе. На Юге хватает тех, кто мечтает как-то подтолкнуть США к удару по северянам. Это, мягко говоря, тоже не добавляет ситуации на Корейском полуострове стабильности.

    — Да это не полуостров, а какой-то закипающий котел!

    — Поставьте себя на место тех, кто там живет. Чрезвычайное нервное напряжение. Постоянные заявления о том, что «на любые провокации мы ответим десятикратно более мощным ударом». Постоянное ожидание такого удара с противоположной стороны границы. Любой шорох в кустах может вызвать немедленную стрельбу. Другая сторона после этого решит, что ура — наконец-то провокация! — и ударит «в ответ». И понеслось!..

    — Что же делать?

    — По хорошему, всем сторонам надо сделать шаг назад, прийти в себя, успокоиться, а потом сесть за стол переговоров. На практике ждать такого, к сожалению, вряд ли стоит. Во-первых, первый сделавший шаг назад будет восприниматься не столько миротворцем, сколько уступившим слабаком. Во-вторых, ультрапатриотичный «треск штанов от вставания с колен» для КНДР весьма характерен. Настроения категории «Ну вот сейчас-то, наконец, мы им всем покажем!» среди северян довольно популярны, и руководство страны не может с этим не считаться. В-третьих, явная попытка США ослабить давление на КНДР приведет к новым нападкам на администрацию Трампа. В-четвертых, в Южной Корее есть масса людей, которые, пусть и по разным причинам, но мечтают об одном — о том, чтобы США «бахнули» по Северу…

    Читайте также: Москва как Второй Вашингтон: Роман Носиков о демократии по-русски

    — В-пятых, видимо, нет страны, которая смогла бы активно заняться посреднической деятельностью? Китай на это роль не подходит, а Россия…

    — А Россия в первую очередь занята Украиной, Донбассом и Сирией. В свете чего события на Корейском полуострове не являются для нашей страны наиболее значимыми.

    — Ну так что? Корейский полуостров полыхнет?

    — Скажем так: по сравнению с мартом прошлого года, вероятность подобного негативного исхода событий выросла. И это очень печально.

    Автор: Андрей Союстов
    Включить уведомления в Вк
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть