Технологии
В уникальное отделение Института Вредена везут пациентов со всей России
Общество
Москалькова рассказала о состоянии осужденного за терроризм Сенцова
Следующая новость
Загрузка...

    В уникальное отделение Института Вредена везут пациентов со всей России

    В отделение Института Вредена везут пациентов со всей России. Фото из архива Светланы Божковой

    Молодую женщину привезли в РНИИ травматологии и ортопедии имени Р. Р. Вредена с Кавказа в полуживом состоянии — из-за сепсиса отказывали внутренние органы. Осложнения возникли через несколько лет после коррекции деформации позвоночника. Врачам клиники пришлось буквально вытаскивать ее с того света. И вытащили, как и многих других своих пациентов.

    Два самых сложных участка — отделение профилактики и лечения раневой инфекции и отделение клинической фармакологии, возглавляет замечательный доктор Светлана Божкова. В сотрудничестве со специалистами из гнойной хирургии и бактериологической лаборатории она и ее коллеги оказывают помощь больным с ортопедической инфекцией.

    Именно к ней везут пациентов со всей России. 90% больных — иногородние с тяжелыми осложнениями после эндопротезирования суставов или других больших ортопедических операций. Такие специализированные отделения в России можно пересчитать по пальцам одной руки — в Москве, Санкт-Петербурге и Кургане.

    В отделение, возлавляемое Божковой, везут пациентов со всей РФ. Фото из архива Светланы Божковой

    Как пояснила корреспонденту Федерального агентства новостей Светлана Божкова, инфекция, которая развивается примерно у одного процента пациентов после имплантации эндопротезов или других ортопедических металлоконструкций, называется перипротезной или периимплантной. Причем инфекционный процесс часто переходит в хроническую форму и протекает с периодическими обострениями.

    «Это тяжелая группа пациентов, многим из них приходится выполнять несколько хирургических вмешательств. А в ряде случаев у больных развивается сепсис вплоть до летального исхода», — подчеркнула заведующая отделением.

    Примерно такая история произошла и с 28-летней женщиной, доставленной в Санкт-Петербург с Кавказа. Назовем ее Анной. Семь лет назад из-за тяжелого сколиоза ей была выполнена коррекция деформации позвоночника. Такие операции сейчас делают во многих регионах России. Металлоконструкция была установлена от шейного отдела до крестца. За полгода до поступления в РНИИТО им. Р. Р. Вредена несколько винтов расшатались, нарушилась фиксации в районе шейного отдела и конструкция начала травмировать окружающие ткани. Девушка обратилась к местным врачам, но, как говорится, это ее не спасло.

    «К моменту поступления в нашу клинику женщина была уже в состоянии сепсиса.  У нее была сильная лихорадка, высокий лейкоцитоз. Я единственный раз в жизни видела пациента с протромбиновым индексом около 10, что свидетельствует о начавшихся нарушениях в печени. Хирургам гнойного отделения вместе с нашими специалистами пришлось буквально вытаскивать ее с того света. Сразу при поступлении мы назначили пациентке антибиотикотерапию, активную в отношении широкого спектра патогенов, с учетом нарушенной функции печени. Хирурги заменили девушке всю конструкцию, поддерживающую позвоночник, и удалили некротические ткани. Микробиологам удалось достаточно быстро выделить возбудителей инфекции, после чего мы уже смогли сузить терапию. Девушку удалось спасти. Мы во время успели все сделать — печень восстановилась, и в течение 3-4 недель девушка поправилась», — рассказала Светлана Анатольевна.

    По словам Божковой, для того, чтобы в зоне имплантата возникло воспаление, микробов нужно в тысячу раз меньше, чем для инфицирования родного сустава. Чаще всего это случается, когда спустя некоторое время после операции человек заболевает ангиной, пневмонией, тонзиллитом или, скажем, инфекцией мочевыводящих путей. Как следствие, иммунитет снижается, а микробы устремляются в область искусственного сустава.

    «Таких отделений, как наше, в стране единицы. Поэтому к нам попадает много запущенных пациентов, которые живут с инфекцией имплантатов не только по несколько месяцев, но и по несколько лет. К сожалению, когда в регионах пытаются оказывать таким больным помощь, она не всегда бывает рациональной. Чаще всего лечат просто антибиотиками без удаления инфицированной конструкции, в результате возбудители инфекции становятся устойчивыми к лекарственным препаратам. И нам приходится приложить немало сил, чтобы вытащить пациента», — отметила доктор.

    90% пациентов – иногородние с осложнениями после эндопротезирования. Фото из архива Светланы Божковой

    В похожей ситуации оказался молодой человек по имени Александр, которого привезли в Петербург из отдаленного района Ленинградской области. Некоторое время назад он попал в страшное ДТП, его ноги переехал трактор и пациент получил множественные переломы костей нижних конечностей, местные врачи провели ему остеосинтез (фиксировали переломы). И все бы хорошо, но после операции развилось воспаление.

    «Инфекция была госпитальная и высокорезистентная к антибиотикам. В таком состоянии он и попал к нам. Одной операцией купировать инфекционный процесс было невозможно, несмотря на массивную антибиотикотерапию. Пришлось нашим хирургам в течение года проводить три этапные операции. Последний раз, после того как нам удалось купировать инфекционный процесс, хирурги смогли выполнить остеосинтез. Сейчас пациента выписали, но он еще долго будет под наблюдением наших врачей. Не исключено, что потребуется еще одна госпитализация», — рассказала Божкова.

    Как пояснила заведующая отделением, если пациент поступает в клинику на ранней стадии заболевания, хирурги просто выполняют санацию с сохранением конструкции, а врачи ее отделения назначают массированную антибактериальную терапию. Но чаще всего приходится имплантаты удалять и ставить цементный спейсер — специальную конструкцию из костного цемента с добавлением антибиотиков, которой замещают дефект в костях.

    После операции пациенту проводится антибактериальная терапия, и если удается купировать инфекцию, то во время повторной операции ему имплантируют ревизионный эндопротез. Ну а в ряде случаев, если возбудители очень устойчивые, приходится повторять санирующие операции.

    Отметим, что через отделения, которыми руководит Светлана Анатольевна, в год проходят не менее 300-400 человек. Пациенты все до одного проблемные. В связи с тем, что периимплантная инфекция нечастая патология, при отсутствии специализированных центров по месту жительства, к сожалению, такие осложнения плохо диагностируются, и больные часто поступают в РНИИТО в очень запущенном состоянии. Но пока есть такие врачи, как Светлана Божкова и ее коллеги, за жизнь пациентов можно не беспокоиться.

    Автор: Марина Кузина