ФАН-ТВ
Умаханов: Эрдоган испытал стресс и пересмотрел отношения с Россией и Сирией. ФАН-ТВ
Общество
Молодая подруга Петросяна купила недвижимость на 280 млн рублей за пару лет — СМИ
Следующая новость
Загрузка...

    Умаханов: Эрдоган испытал стресс и пересмотрел отношения с Россией и Сирией. ФАН-ТВ

    Переговоры по Сирии выходят на принципиально новый уровень. На встрече в Астане удалось согласовать механизм прекращения боевых действий в Сирии, отделить умеренную оппозицию от террористов «Исламского государства»1 и «Джебхат ан-Нусры»1 – группировок, запрещенных в нашей стране. Россия, Иран и Турция –  страны-гаранты перемирия – констатируют снижение числа его нарушений. Что касается Турции, то ее роль в урегулировании сирийского кризиса по-прежнему вызывает немало споров. Турецкий лидер неоднократно заявлял о своем намерении свергнуть режим Башара Асада, при этом страна принимает активное участие в зачистке сирийских территорий от террористов. Заместитель председателя Совета Федерации Ильяс Умаханов рассказал ФАН-ТВ о том,  в каких форматах продвигается российско-турецкий диалог, в том числе по сирийскому вопросу, и дал свою оценку заинтересованности Турции в стабилизации ситуации на Ближнем Востоке.

    – Отношения между Россией и Турцией претерпевали множество изменений за последние полтора года. Были и взлеты, и падения. Какими вы их видите сегодня?

    – Я бы не хотел в черно-белых красках характеризовать достаточно многогранные и сложные взаимоотношения между нашими народами. Хорошо, что два руководителя государств нашли в себе мужество найти формулу примирения, которая позволяет постепенно возвращаться к докризисному уровню того взаимодействия, которое было между Турцией и Россией.

    Понятно, что это не произойдет быстро. Политическая элита имеет свойство быстро адаптироваться к тем задачам, которые ставит руководство. Общественное сознание более инерционно, поэтому оно потребует более целенаправленной работы и, соответственно, гораздо большего времени. Поэтому я не назвал бы российско-турецкие отношения сегодня падением, но для того, чтобы состоялся взлет, необходима дополнительная подъемная сила. Говоря авиационным языком, двигатели, прежде всего. Нужны, наверное, какие-то дополнительные резервные страховые механизмы, чтобы не дай Бог не допустить повторения, рецидива кризиса, который был. А главная сила – это должен быть импульс двух президентов, двух руководителей. Идея двигаться поступательно, целенаправленно, системно. Двигаться до полного восстановления, а, может быть, даже и развития двусторонних отношений. У нас очень много общего, у нас общие враги. Это международный терроризм, у нас есть чему поучиться друг у друга в части, касающейся противодействию внутреннему терроризму. Нас, наши народы исторически связывает очень многое. Наверное, прежде всего, это те механизмы, которые могут быть заложены предстоящей встречей Высшего Совета двух государств. Я очень рассчитываю на то, что результат такой встречи будет весьма позитивным.            

    Умаханов: Эрдоган испытал большой стресс и пересмотрел отношения с Россией и Сирией. ФАН-ТВ

    – Реджеп Тайип Эрдоган – человек незаурядный, неоднозначный, как политический лидер непредсказуемый для многих. Турецкий лидер все чаще оказывается за столом переговоров с представителями различных стран, в том числе, по вопросу сирийского урегулирования, как вы уже отметили, по вопросам борьбы с международным терроризмом. На ваш взгляд, о чем это говорит? О том, что он кардинально изменил свою позицию по этим вопросам в последнее время, или просто сейчас нет тех условий, которые позволяли бы ему вести жесткую игру, как раньше?

    – Это, наверное, говорит о том, что совокупность внутренних политических факторов и факторов международных заставляет его проводить прагматичную линию, которая в большей мере соответствует интересам собственного народа. Это во многом предопределило его курс по восстановлению отношений с РФ, известное его письмо с извинениями. Это, наверное, предопределило его понимание, что в этом бушующем мире не так много достойных союзников, которые могут в трудную минуту подставить плечо. И это, наверное, предопределили далеко идущие интересы турецкого народа, которые он связывает с развитием отношений с РФ.

    Говорить о том, что человек в одночасье поменялся, изменил своим принципам, будет трудно. Но я вполне допускаю, что серьезным стрессом была попытка государственного переворота. Осмысление базовых ценностей может подвинуть человека на последовательную, осознанную линию взаимодействия с РФ.

    – Накануне вы провели встречу с Чрезвычайным и Полномочным Послом Турции в России. Как продвигается диалог по вопросам совместной борьбы с экстремизмом,  радикализмом, терроризмом?

    – Вы знаете, трудно рассчитывать на первую встречу с вновь назначенным послом какой-либо страны, особенно, если речь идет о Турецкой Республике. Надо признать, что этот разговор был все же не просто протокольным, а содержательным. Мы затрагивали ряд вопросов, в том числе, связанных с межпарламентским взаимодействием. Как мне показалось, посла весьма заинтересовало предложение о совместной возможной поездке российских и турецких парламентариев в Сирию для того, чтобы своими глазами увидеть и убедиться в том, что там происходит.

    Возможно, этот формат может быть гораздо шире. Мы договорились о том, что максимально активизируем работу групп сотрудничества, которые созданы совсем недавно в турецком парламенте и Верхней палате российского парламента. Речь идет о том, что есть очень много форматов, когда напрямую могут работать профильные комитеты. Более того, сегодняшняя техника позволяет это делать необязательно в режиме поездки одной делегации или другой. Как мне показалось, посол заинтересован в том, чтобы придать дополнительный импульс нашим двусторонним отношениям.     

    Умаханов: Эрдоган испытал большой стресс и пересмотрел отношения с Россией и Сирией. ФАН-ТВ    

    – Один из интересных форматов – это работа Группы по сотрудничеству с Великим Национальным Собранием Турецкой Республики. Какие задачи она решает сегодня, что стоит на повестке дня, какие инициативы звучат?

    – Вы сами сказали, что мы в начале пути, поэтому, наверное, Группу дружбы с Великим Национальным Собранием Турецкой Республики вряд ли можно назвать образцовой с точки зрения интенсивности и объема. Скажу вам, более того, в Турции 10 лет не было председателя Совета Федерации, это достаточно большой срок. Важно другое, что с первых дней Группа сотрудничества с турецким парламентом активно включилась в эту работу еще до нашего пленарного заседания, когда было принято известное заявление в связи с убийством посла Карлова. Группа собиралась, направила собственное обращение с пожеланием, требованием, если хотите, турецким коллегам взять под личный контроль ход расследования. Сегодня речь идет о разноформатных мероприятиях, главное из которых – это, конечно, наладить взаимодействие между профильными комитетами Совета Федерации и турецким парламентом. Найти более активный механизм взаимодействия на межпарламентских площадках, добиться того, чтобы такого рода формальные встречи переросли в возможность прямого общения депутатов турецкого парламента и Верхней палаты российского парламента.

    В конечном итоге, чем больше мы будем разговаривать, чем больше мы будем общаться, чем больше мы будем знать друг о друге, тем меньше у нас рисков того, что мы совершим какую-то неточность, ошибку, какой-то просчет. Поэтому планы у наших коллег большие, но в облаках они не витают. Понятно, что эта работа будет идти постепенно, планомерно, и многое будет зависеть от турецкой стороны.              

    – Если говорить о Сирии, мы слышим все больше оптимистичных новостей, все больше территорий присоединяются к режиму прекращения огня. И Россия делает немало для того, чтобы это случилось. Это и разработка сирийской конституции, и два документа для контроля над прекращением огня. Можно ли сегодня говорить о том, что туман вокруг сирийского вопроса начинает рассеиваться, и в ближайшее время Дамаск и оппозиция найдут точки соприкосновения?

     – Наверное, можно говорить о том, что туман рассеивается, но свойство тумана –  появляться и исчезать. Когда он исчезает, появляется ясное солнышко. При его появлении трудно понять, кто друг, кто товарищ, о чем ты договорился, и что будет следующим шагом. Вне всякого сомнения, то, что произошло в Сирии за это короткое время, вселяет надежду не только у сирийцев – мы можем видеть эти радостные лица на экранах телевизоров, – но и у всего мирового сообщества. Более того, именно Сирия, именно действия российских ВКС и других подразделений неимоверно подняли роль и авторитет и российской армии, и роль и авторитет России в целом в регионе. Но предстоит еще трудный и тяжелый путь. Он всегда труден и тяжел, когда речь идет о том, что проливается кровь, когда люди теряют своих родных и близких, когда террористы всех мастей и большинства стран пытаются навязать свою волю, в значительной степени пользуясь в том числе и неграмотностью людей. Для того чтобы все это преодолеть, придется пройти большой путь.

    У меня есть большая надежда, мне довелось несколько раз встречаться с президентом Асадом, что руководству страны, сирийскому народу такой путь под силу. Я им очень хочу пожелать мира, спокойствия и мирной жизни. Это был один из красивейших уголков мира… То, что мы сегодня смотрим, конечно, вызывает ужас и разочарование, боль за эти шедевры цивилизации, которые уже вряд ли когда-нибудь можно будет вернуть. Но я все же предлагаю закончить на оптимистической нотке. За один стол сели вооруженные формирования, а это впервые, Сирия, Россия, Иран, Турция, – это залог того, что мир на сирийскую землю скоро придет.  

    Смотрите также: Турки с Россией не согласовали – вот и получили: москвичи об инциденте в Сирии. ФАН-ТВ

    Все видеосюжеты ФАН-ТВ смотрите здесь.

    1 Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Анастасия Алексеева; Борис Гришин