Ночь на эшафоте

Ночь на эшафоте

21.08.2014 10:03
411
Серое, тусклое небо исчезало в сгущающихся сумерках. Откуда-то сверху, из-за предела света фонарей падали кружась снежинки, покрывая, чистым, белым грязную, изодранную сотнями пар ног и треками бронетехники, площадь. Эти фонарные столбы оживили наши саперы, подав напряжение от привезенных генераторов. А так, ни электричества, ни света в городе не было уже месяц. Я поднялся на эшафот и встал рядом с бледным человеком в покосившихся очках. Человек испуганно взглянул на меня, сглотнул и что-то прошептал одними губами. Я не помню, как зачитывался приговор. Что-то смутное всплывает в памяти – набор не понятых слов и звуки команд, выполняемых автоматически, без осмысления. Но отчетливо помню прыгающие зрачки в мутном белке глаз, когда человек в очках поворачивал ко мне голову. Помню, как вздувались и дергались вены на его тонкой шеи и как по ней, не смотря на холод, катились капельки пота, капли вонючего, густого от страха пота. Я взял его сам. Мы штурмовали город быстро, с марша, без зачистки, прорываясь к правительственным зданиям. Мы работали по наводке, зная, куда и кто мог бы пытаться сбежать. Они пытались уйти на верхушках, когда поняли что мы не будем ждать ни реакции ООН, ни разрешения России на штурм, ни договариваться, но после первой же сбитой, больше не пытались. Они очень берегут свои жизни, полагая, что пока они живы – все можно еще развернуть в свою пользу, выкрутится. Прятались они активно, но защищались не очень – сдавались организованно, сберегая зубные протезы и почки и тут же, стучали на других, пытаясь быть полезными. Прозвучал приказ, и я не без удовольствия обошел его и встал прямо напротив уже совсем белого лица. Его губы двигались, но я не уверен, что он что-то говорил, да и слушать бы не стал. Я смотрел в умоляющие, мутные от страха, в блеске слез глаза, когда накидывал петлю ему на шею… едва слышно зажурчали мочой последние остатки человеческого достоинства… Саперы отключили генераторы, и площадь погрузилась в темноту уже наступившей ночи. Люди расходились, суетились военные. Где-то в городе затихали выстрелы и уже не было слышно работы артиллерии. Я поднял голову к небу и увидел звезды. Снегопад кончился, и из-за туч выплыла луна, освещая белую, чистую площадь, городские пожары и два десятка трупов качающихся на виселицах. Я поднялся с досок эшафота. Говорят, объявили перемирие до второго января. Оно и правильно, праздник все-таки. Новый год будет хорошим. Теперь уже у всех все будет хорошо. Сергей Батраков
Алексей Громов
Крупный пожар вспыхнул в аэропорту Буэнос-Айреса, пассажиры эвакуированы
Закрыть