Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Политическая война против ИГ: что теперь ждет ВКС РФ в небе Сирии

0 Оставить комментарий

Политическая война против ИГ: как будут вести себя ВКС РФ в небе Сирии дальше

В середине февраля в Астане состоится новая встреча представителей РФ, Ирана, Турции и Иордании. На ней планируется окончательно решить вопрос разделения сирийской оппозиции на умеренную и радикальную. Считается, что это существенно упростит и борьбу с террористами, и ведение мирных переговоров. Такой подход отражается и на ведении активных боевых действий: наши ВКС РФ сейчас ведут себя очень аккуратно. Подробнее об этом рассказал корреспонденту Федерального агентства новостей военный эксперт.

Понятно, что в потенциальном списке «умеренных» и «радикальных» группировок сирийской оппозиции первые рассматриваются переговорщиками как потенциальные участники мирного процесса, в то время как вторые подлежат полному уничтожению. Но пока такого списка нет, и потому тактика организации воздушных налетов и в целом ведения боев с боевиками выверяется очень тщательно.

«Сейчас идет некое переосмысление ведения военной операции в Сирии. Параллельно ведь проходят переговоры в Астане, и никто не хочет просто так тратить ресурсы на военные операции, в том числе и Россия. Никто не хочет получать обвинений в нарушении перемирия, в том, что задели с воздуха подразделение, которое участвует в переговорах. Одним словом, в этом отношении проявляется много осторожности: ВКС РФ наносят удар только там, где стопроцентно находятся террористы — ИГ1 (арабское название — ДАИШ, запрещена на территории РФ) или «Джебхат-ан-Нусра» (деятельность организации запрещена в РФ). Если есть какие-то сомнения, удары не наносятся. Идет строгое согласование действий. Здесь проявляется момент, что война больше не боевая, а политическая. Военная сила идет как придаток переговоров, обмена мнениями. Переговоры ведутся не только словесные, но и с помощью информационных систем и технологий», — комментирует военный эксперт, доцент кафедры политологии и социологии Российского экономического университета имени Плеханова Александр Перенджиев.

По его словам, в этих условиях для противоположной стороны, коей являются террористы, скрывается мало неожиданностей.

«Террористы владеют информацией, их предупреждают, и эффективность нанесения ударов снижается. Если мы ведем переговоры с умеренной оппозицией, то найдутся и в этой группировке такие участники, кто непосредственно предупредит ИГ и «Нусру». Войну вести тяжело: нет таких сил, чтобы организовать боевые действия всех против всех. Потому мы вынуждены больше заниматься политическими вопросами, проведением гуманитарных операций на территориях, где оппозиция приняла на себя какие-то обязательства по недопущению других группировок на свою территорию и защите мирного населения. Населенных пунктов много, и не всегда понятно, кто там действует. Это как в фильме «Неуловимые мстители»: помните, Буденному говорят, что Жуковка освобождена какими-то мстителями. Он спрашивает: а вы с ними связь установили? Ему в ответ: так их нет. А Жуковка? А Жуковка есть. Что-то подобное и происходит в Сирии. Кто там воюет, куда эти группировки деваются, как прячутся среди населения, не всегда понятно», — продолжает эксперт ФАН.

Дейр-эр-Зор

Вот и приходится с помощью переговоров выявлять и пытаться договариваться, чтобы понять, с кем мы имеем дело в сирийской республике.

«Практически то же самое происходило у нас в Чечне в 90-е годы. Тот или иной населенный пункт зачастую был сам по себе, маленьким государством, где также приходилось договариваться со старейшинами и прочими лидерами, чтобы не вступать в боевые действия. Диалог позже случился уже не с федеральным центром, а внутричеченский, что позволило выйти на первый план Ахмату Кадырову и его сыну. Здесь применима такая же тактика: перейти от действий разных внешних коалиций к внутрисирийскому диалогу. Поэтому политическим и дипломатическим мерам уделяется много внимания. А военная сила применяется только в борьбе с отморозками, которые не признают никаких договоренностей», — считает Перенджиев.

Потому ожидать от наших самолетов, что они сломя голову полетят бомбить террористов в условном Дейр-эр-Зоре, не приходится.

«Зачем мы будем внедряться дальше в боевые действия? Мы же воюем не против сирийского народа, а против террористов. Борьба против оппозиции неизменно приведет к конфликту с представителями отдельных социальных групп республики. Такие вот современные войны. Раньше было понятно: есть линия фронта, впереди враг, сзади тыл. Но это Ближний Восток, здесь голову нужно держать по циркулю: четко анализировать ситуацию. Военным приходится очень много заниматься анализом обстановки, информационным мониторингом, давать оценку сложившемуся политико-военному положению», — добавляет спикер ФАН.

Как сообщают «Известия», РФ может смягчить свою позицию в отношении групп, присоединившихся в течение минувшего месяца к «Ахрар аш-Шам» (запрещена в РФ). В список «умеренных» могут попасть около дюжины исламистских групп.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Автор: Максим Вручный
Обсуждаемое