Особое мнение
Рычаг давления на Трампа: Роман Носиков о смысле действий Киева в Донбассе
Украина
«Нафтогаз» повысит цены на газ для предприятий Украины
Следующая новость
Загрузка...

    Рычаг давления на Трампа: Роман Носиков о смысле действий Киева в Донбассе

    Рычаг давления на Трампа: Роман Носиков о смысле действий Киева в Донбассе

    Новый постпред США в ООН Никки Хейли и ее российский коллега, наш любимый Виталий Чуркин, впервые скрестили клинки на ристалище.

    Хейли заявила, что санкции, наложенные США на Россию за аннексию Крыма, могут быть сняты только после восстановления Украиной контроля над полуостровом. И добавила: она сожалеет о том, что ей приходится начинать свою работу с осуждения агрессии России.

    Публика взвыла

    Чуркин в карман за словом не полез и в ответной речи всех, как обычно, разукрасил серьгами в меру своего чувства прекрасного.

    Украинцам припомнил все их хвастливые заявления об успехах наступления ВСУ, которые они озвучили непосредственно перед тем, как начать жаловаться на «неспровоцированную агрессию России». А г-же Хейли досталась цитата из конституции США — с тем очевидным подтекстом, что Америка сама есть продукт сепаратизма и нарушения международного права своего времени.

    Публика как либерального, так и ультрапатриотического болельщицких клубов взвыла.

    Одни-то думали, что Трамп-то — хороший! А он — вон какой! Санкции не снимает!

    Другие же думали, что Трамп-то — плохой! А он вон какой хороший! Санкции не снимает!

    Украинский сектор ушел в гопак и экстатическое исполнение щеневмерлы. Либералы, кажется, находятся под воздействием духовного хамона. Ультрапатриоты пьют горькую, естественно.

    А если подумать?

    Это не смертельно

    Что такое «санкции за аннексию Крыма»?

    Это всего лишь самый первый и самый слабый пакет санкций, который был принят весной 2014 года.

    Под санкции тогда попали: спикер СФ Валентина Матвиенко, вице-премьер Дмитрий Рогозин, помощник президента РФ Владислав Сурков, советник главы государства Сергей Глазьев, депутаты Госдумы Елена Мизулина и Леонид Слуцкий, сенатор Андрей Клишас, премьер Крыма Сергей Аксенов и председатель парламента Крыма Владимир Константинов, помощник президента РФ Андрей Фурсенко, глава администрации президента Сергей Иванов и его первый заместитель Алексей Громов, лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов, спикер Госдумы Сергей Нарышкин, начальник ГРУ Игорь Сергун, глава ОАО РЖД Владимир Якунин и директор ФСКН Виктор Иванов.

    Иные уж далече.

    Рычаг давления на Трампа: Роман Носиков о смысле действий Киева в Донбассе

    Кроме того, санкции были введены в отношении зампреда Госдумы Сергея Железняка и управляющего делами президента Владимира Кожина, предпринимателей Юрия Ковальчука, Аркадия и Бориса Ротенберга и Геннадия Тимченко. Кроме этого, в список вошли члены Совета Федерации Евгений Бушмин, Владимир Джабаров, Виктор Озеров, Олег Пантелеев, Николай Рыжков и Александр Тотоонов. Ах да, еще санкции введены против банка «Россия».

    Все. Не смертельно. Это пассаж про «санкции за Крым» читается как «забудем ненужные ссоры, давайте дружить домами».

    Читайте также: Забудьте вы про эти санкции: Дмитрий Лекух об одной навязанной дискуссии

    Я не толкую Трампа и не утверждаю, что он имел в виду именно это. Но гипотеза же имеет право на существование, не так ли?

    Возможно, кому-то из читателей это покажется мелким и унизительным — разбирать, что там имел в виду какой-то президент США. Их удовлетворит только победный рев нашего бронедесанта на радиоактивных руинах Капитолия. Но это не к нам. Это — в Fallout. Сублимировать свои детские комплексы.

    Будем жить

    Тот факт, что мое толкование имеет право на жизнь, подтверждает одна вещь. А именно, тональность, в которой Белый дом сообщил о состоявшемся телефонном разговоре с человеком, называющим себя президентом того, что когда-то было Украиной.

    Сообщение из Вашингтона выглядит так: «Мы будем работать с Украиной, Россией, а также всеми другими вовлеченными сторонами, чтобы помочь им восстановить мир вдоль границы».

    Вот как это толкует свидомый политолог, представитель Украины в Минской переговорной группе Евгений Марчук:

    «Во-первых, работать, а не воевать — то есть акцент на дипломатические методы и подтверждение формулы о том, что военного решения проблемы нет. Во-вторых, работать с Украиной и Россией — это понятно и правильно. Но дальше идут слова «а также ВСЕМИ другими вовлеченными сторонами…» — это подразумевается и ОРДЛО? Скорее всего — да. Тогда потребуется небольшая коррекция нашей тактики и стратегии. Коррекция, которая с трудом будет восприниматься нашей общественностью и вызовет острейшие политические дискуссии».

    «ОРДЛО» в страдальческих рассуждениях Марчука — это, если кто не понял, Донецкая и Луганская народные республики. Ну, а «острейшие политические дискуссии» — это, в переводе на русский язык, кризис в Киеве, возможный переворот и обрушение режима.

    Именно этого Петр Порошенко и пытается избежать, начав эскалацию боевых действий в Донбассе. Он дает «демократической оппозиции» и «республиканским ястребам» рычаг давления на нового президента США. Он полагает, что сможет пережить этого президента. И возможно, его надежды не так уж и беспочвенны.

    Читайте также: Сын за отца отвечает: почему Донбасс — не Крым и не Новороссия

    Однако президентство Трампа для нас — это шанс спасти множество жизней. Избежать войны. И достичь желаемого — без войны. Или же, в крайнем случае, — достичь желаемого наименьшими жертвами.

    России не будет легко. Трамп не прилетит в голубом вертолете и не подарит Украину на блюдечке. Не появится перед нами и экономики-самобранки. Но возможности для страны и народа жить и работать дальше — есть. И эти возможности на данный момент значительно расширились.

    Разбрасываться такими шансами не стоит. История не любит капризных и неблагодарных людей, не ценящих предоставляемые ею возможности.

    Автор: Роман Носиков