Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Детей склоняют к суициду: взбудораженная Интернетом Россия ищет пути спасения. ФАН-ТВ

0 Оставить комментарий

В январе 2017 года на рассмотрение в Госдуму был внесен законопроект о внесении изменений в статьи Уголовного и Уголовно-процессуального Кодексов РФ «Склонение к самоубийству и содействие совершению самоубийства». Она предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до двух лет. О предпосылках к этой мере, о масштабах проблем детского суицида и склонения к нему, а также о законодательной и социально-культурной основе для защиты детей от негативной информации с корреспондентом ФАН-ТВ поговорили заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке Любовь Духанина и координатор Центра безопасного Интернета, ведущий аналитик Регионального общественного центра Интернет-технологий Урван Парфентьев.  

Беседа ФАН-ТВ с Любовью Духаниной состоялась в пресс-центре «Парламентской газеты» после круглого стола «Профилактика детских суицидов. Как избежать трагедии?».

– Любовь Николаевна, каков масштаб проблемы суицида и склонения к суициду в нашей стране?

– К сожалению, статистика по количеству суицидов в нашей стране неутешительная, суициды продолжают расти. Увеличилось на 30 % количество суицидов среди девочек. Мы входим в тройку стран, которые лидируют по количеству суицидов, поэтому в настоящий момент всё внимание нашего государства и общества должно быть привлечено к детям, к анализу причин таких поступков и, конечно, к предотвращению. Суицид – это катастрофа. Это не просто окончание чьей-то жизни в сложных условиях, это катастрофа для семьи, для нашей страны… Поэтому нам важно максимально быстро принять все необходимые меры, чтобы существовала система предупреждения такого поведения, если ребенок находится в ситуации размышления. А лучше создавать очень разнообразную среду для развития наших детей, которая увлекала бы ребят, в том числе, новыми форматами, современными технопарками, высокотехнологичными видами спорта, многими другими интересными делами, которые действительно интересны для наших ребят.

– Здесь, конечно, есть и предложения тотального запрета тех же соцсетей, как вы к этому относитесь? Вы все-таки педагог.

– Тотальный запрет не даст ожидаемых результатов. Запрет приведет к отстранению детей от взрослых и активизирует детей в поиске решения, как все-таки войти (в соцсеть – прим. ред.). Наши дети очень активны, они хорошо интеллектуально развиты, более того, наши дети – аборигены в информационном пространстве, а мы, взрослые, фактически мигранты. Поэтому они лучше понимают среду, они следят за развитием Интернета, за развитием программных средств, за развитием девайсов. Это приведет только к тому, что будет увеличиваться яма между взрослым и ребенком. Детям свойственно создавать штабы, объединяться в команды. Если мы на их штаб, команду повесим замок – значит, они будут искать пространство вдали от взрослых.

Детей склоняют к суициду: взбудораженная Интернетом Россия ищет пути спасения. ФАН-ТВ

– Они не научатся самостоятельно определять, где правильный путь, где ошибка…

– Важно в этой ситуации действительно учить, подсказывать, вместе учиться безопасному пользованию Интернетом. Важно, чтобы они могли пользоваться полезным для себя Интернетом, научились критическому мышлению.

– Скажите, а в чем суть изменений, которые вносятся на рассмотрение в Госдуму, уже внесены в УК, УПК по склонению к суицидам и содействию им? 

– Несколько рабочих групп сейчас в нашей стране работают, фактически, над поправками в закон, которые должны создать систему защиты для детей. Предлагается ввести уголовное преследование для тех взрослых, которые подвигают детей к совершению суицида. Но тема Интернета – более широкая, вопросов возникает много. Сегодня, действительно, разные группы нарабатывают эти предложения. Сегодня сложно говорить об оптимальном решении, потому что предложения пока разные. Должно пройти очень серьезное общественное обсуждение для того, чтобы этот оптимальный вариант был найден.

Смотрите также: «Лига школ» и ее полубоги: сексуальные домогательства как система? Расследование ФАН-ТВ

На вопросы корреспондента ФАН-ТВ также ответил координатор Центра безопасного Интернета Урван Парфентьев.

– Урван Урванович, какую роль сегодня в жизни наших детей играет информационная безопасность, и как ее обеспечение сегодня регулируется российским законодательством?

– Вопрос этот исключительно важный, потому что дети проводят много времени в информационной среде. Если еще пять лет назад пребывание в Интернете более трех часов считалось порогом киберзависимости, то сейчас уже семь часов – это нормально, а благодаря развитию мобильного Интернета дети подключены практически круглосуточно, периодически ныряя и выныривая из Интернета. У нас есть ряд законов, которые посвящены специально вопросам о распространении информации, и есть общий массив законодательства, который регулирует базовые отношения в обществе. В данном случае нет никакой разницы, происходит действие в Интернете или на улице, в офисе и так далее. Является заблуждением то, что разделяется виртуальная среда и реальная среда. Нет никакой виртуальной среды. Есть действия, которые мы совершаем в реальном мире. Поэтому все те правила игры, все те правила этики, законов, которые применяются в нашей повседневной жизни, применимы и к тем действиям, которые мы совершаем в Интернете.

Детей склоняют к суициду: взбудораженная Интернетом Россия ищет пути спасения. ФАН-ТВ

– Чего не хватает сегодня, на ваш взгляд, учитывая те проблемы, которые мы имеем?

– Если мы возьмем конкретно контентные угрозы, то у нас отсутствует, на мой взгляд, правовой механизм защиты от различных форм киберунижений. Киберунижение сейчас является Интернет-угрозой номер один. Не нужно подменять понятие Интернет-угрозы понятием свободы, что на практике оказывается вовсе не свободой, а какой-нибудь анархией. Очень часто под такими масками прячутся люди, которые хотят причинить вред. Это не только шантаж. Киберунижение – это распространение негативной, порочащей честь, достоинство, деловую репутацию человека информации. Начиная от банальных оскорблений, из-за чего человек испытывает стресс, он вынужден уходить с площадки, и до полноценных каких-то фейков, измышлений, которые иногда пытаются прятать под, вроде бы, на первый взгляд, благие цели. Но это всего лишь мимикрия.

Очень часто преступники прячутся под маской чистильщиков, защитников общественной морали, это давно известно еще с древнеримских времен. Проблема с киберунижением в том, что охват этой угрозы огромен, но механизмы саморегулирования их действия пока не совсем адекватны проблеме. Ряд механизмов по защите от киберунижений у нас, конечно, присутствует, на данный момент хронологически последний – это так называемое «право на забвение», оно же – закон «О достоверной информации». Здесь задача, чтобы эти правоприменительные механизмы заработали более качественно.

На мой взгляд, должны быть сформулированы специальные требования и контроль за их исполнением в части именно полноценной длительной реабилитации тех жертв, особенно детей и их родителей, которые стали жертвами тех или иных противоправных действий с использованием информационных технологий.

–  Есть еще феномен «девальвации смерти», который мы сегодня наблюдаем…

– «Девальвация смерти» связана, скорее, с явлением игромании. Развитие информационных технологий, компьютерной графики, теперь еще и появление тактильных ощущений создает впечатление, особенно на стадии формирования у детей и подростков, что это всё «понарошку», что герой умер и ожил. Поэтому автоматически это понимание распространяется на реальную жизнь. Здесь, на мой взгляд, определенным средством может послужить комплекс мероприятий воспитательного характера со стороны родителей, тех, кто занимается воспитанием, в некоторых случая со стороны психологов и, конечно же, с более активным внедрением позитивной офф-лайновой альтернативы. Чтобы представление об искусственности смерти, диктуемой исключительно компьютерными играми, все-таки как-то размывалось.

– Здесь нельзя не согласиться, но не считаете, что этого может быть недостаточно? Возможно, здесь неплохо бы применить запреты, как это сделали наши соседи на Востоке? 

– А каким запретом можно отменить «девальвацию смерти»? Вот это мне, честно говоря, не очень понятно. Без осознания вредоносности того или иного явления человек не сможет осознать, от чего его удерживают, за что его наказывают. Как фельдмаршал Миних в 1737 году: «Приказываю не болеть!»? Это вопрос не только педагогики, это вопрос семейной атмосферы. Все-таки семья, в которой появились дети, имеет главной целью качественное формирование и воспитание детей. Не зарабатывание денег, не личностную самореализацию, а дети. Всё. Собственно говоря, это прописано во всех даже международных нормативных документах: наилучшие интересы детей.

Все видеосюжеты ФАН-ТВ смотрите здесь.

Автор: Анастасия Алексеева; Борис Гришин
Обсуждаемое