Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Куда идем мы с Пятачком, или Зачем Порошенко опять воюет. Колонка Олега Денежки

0 Оставить комментарий

Зачем Порошенко опять воюет?

Более двух лет разговоров о том, что конфликт в Донбассе не имеет военного решения, завершились в очередной раз закономерным и привычным итогом — очередной попыткой Киева найти это самое военное решение. Киевские силовики перешли в массовое наступление с применением тяжелой техники практически по всему западному участку линии разграничения.

С военной точки зрения все кажется ясным. Украинские военные не изменили своему стандартному стилю. Они действуют тупо: идут в лоб и по кратчайшему направлению. Наступление идет из района Песок, то есть фактически, если и не из городской черты Донецка, то из его ближних поселковых пригородов.

Район Песок и Авдеевки — это вообще лучшее достижение ВСУ за все три года боев. Это как Ржевско-Вяземский выступ для Вермахта, в котором немцам вплоть до 43 года удавалась удерживать плацдарм для возможного наступления, сохраняя участок фронта, находящийся на кратчайшем расстоянии от Москвы.

Строго говоря, Киев имел два таких плацдарма: Дебальцевский выступ и позиции у Песок. Первый плацдарм предназначался для удара встык между двумя народными республиками с целью разрезать их. Он был ликвидирован ВС ДНР в январе–феврале 2015 года. Пески тем не менее остались под контролем украинской армии и добробатов по итогам «Минска-2».

Нынешняя украинская власть с каждым часом все больше увязает в политическом тупике. Выполнить минские договоренности для нее невозможно, не выполнять — преступление. Потому причины нынешнего обострения кажутся вполне понятными. Киев хочет спровоцировать ДНР и ЛНР на ответные действия. После эскалации конфликта груз вины будет возложен именно на народные республики. Это даст Киеву повод выйти из минского процесса. Тогда он снова оказаться востребованными западными хозяевами и сможет затянуть старую песню о «восточном вале», «стене от варваров», и «русской угрозе».

В Донецке эвакуриуют мирных жителей.

Из этого вытекает много разнообразного профита. От новых траншей МВФ, до решений внутриполитических проблем, связанных с растущим недовольством нищающего населения. Рабочих мест нет? Коммуналка дорогая? А тебе не стыдно? Страна воюет!

Однако это только внешняя и очевидная сторона нынешнего обострения. Если проанализировать всю эту ситуацию, то для Киева отрицательных сторон в таком решении донбасского вопроса окажется не меньше, чем потенциально положительных. А может и больше. Несомненно, даже не привлекая дополнительных резервов, и не прибегая к наступательным действиям, армия ДНР легко даст по зубам ВСУ, сколько бы наемников из Польши и Прибалтики с боевым опытом они не привлекли в свои ряды.

Потери будут высокие, моральный дух упадет еще ниже, наемники явно разочаруются подобными бессмысленными с военной точки зрения действиями, а на просторах Украины появятся новые контуженные военными неудачами ветераны. Так какую же цель преследует Киев?

Для этого надо внимательно посмотреть на карту боевых действий и оценить сводки хотя бы последних часов. Вот что мне прислал товарищ из Донецка буквально только что.

«Час назад снова была обстреляна шахта Щегловская-Глубокая в Макеевке. Попадание — копер клетевого ствола. Пострадал слесарь, который работал на поверхности. Оторвало руку. Отвезли в Макеевскую травматологию.

В 11:30 горняков начали выводить на поверхность, потому что на момент взрыва 131 шахтер находился под землей. Сейчас продолжается эвакуация. На данный момент попасть на территорию шахты невозможно. Продолжается артиллерийский обстрел ВСУ. Работа шахты парализована. Шахтеры отправлены по домам».

Это уже не первая пострадавшая в результате обстрела с украинской стороны шахта. Стоит вспомнить хотя бы обстрел шахты им. Засядько 31 января. Тогда 203 шахтера оказались заблокированы.

Сами наступательные действия украинской армии выглядят довольно скромно. Небольшие тактические группы, не более отделения с парой БМП, идущие чуть ли не поодиночке танки. Тем более большинство танков располагаются в глубине позиций ВСУ, в резерве. Главная скрипка все еще принадлежит артиллерии.

Это классический удар по коммуникациям. Это блокада, но другого уровня. Идея более глубокая, чем все прежние попытки изоляции ДНР и ЛНР. В своей основе она имеет не административный, а военный инструмент. Это вам не блокировка счетов частных лиц в украинских банках, отмена выплат пенсий старикам, живущим на территории непризнанных республик, и хамский беспредел на пунктах пропуска. Все три года Киев издевался над своими гражданами, надеясь издевательствами сделать их жизнь невыносимой. Тщетно.

Стоило стихнуть, хотя бы относительно стихнуть, боевым действиям, как экономические и личностные связи прорастали вновь, как грибы после дождя. Люди выше мордобоя, и жить они хотят нормально. Дети, семья, родственники и друзья — гораздо сильнее танков и пушек. Это показывает примеры самых ожесточенных гражданских конфликтов на территории бывшего СНГ.

Абхазия. Стоило смолкнуть пушкам, язык оружия моментально сменялся языком торговли

Карабах, Приднестровье, Абхазия, Осетия, Чечня. Стоило смолкнуть пушкам, как раны, при виде которых мысли о выздоровлении даже не возникало, затягивались с поразительной скоростью. Язык оружия моментально сменялся языком торговли — в отдельных случаях даже поразительными историями любви, когда прежде стоявшие по разные стороны баррикад семьи играли свадьбы.

Когда меня спрашивают, в чем смысл «Минска-2», если боестолкновения продолжаются, я неизменно отвечаю: в том, что люди, сами того не желая, возвращаются к мирной жизни и теряют способность убивать. Именно это и бесило весь это год Киев. Там видели, как прямо на его глазах налаживается относительно мирная жизнь. Люди приходят в себя. Между украинской территорией и территорией непризнанных республик восстанавливаются экономические связи.

Не последнюю роль в этом играет металлургический комплекс, доставшийся Украине в наследие от СССР. Большая его часть сегодня принадлежит небезызвестному украинскому олигарху Ринату Ахметову. Война в Донбассе разрезала его корпорацию пополам: шахты и коксохимические обогатительные комбинаты оказались на территории ДНР, а металлургический завод имени Ильича в Мариуполе.

Казалось бы, это смертельный удар по бизнесу. Но вышло наоборот: бизнес Ахметова оказался сильнее политики и устремлений Киева. Рациональное всегда побеждает. Именно его предприятия по обе стороны фронта стали основой для сохранения связей. Поэтому главная цель Киева не наступление. А попытка уничтожить то, что сшивает людей и предприятия обратно. Бизнес Ахметова это не просто контакты двух частей Украины — это серьезный источник социальной жизни ДНР. И поэтому боевые действия вспыхивают не только в районе Песок и Авдеевки, но и в районе Докучаевска.

А что находится там? А там находится главная железнодорожная ветка соединяющая Донецк и Мариуполь. По ней на завод имени Ильича и доставляется обогащенный кокс Донецкого и — кстати — Авдеевского коксохимов. И вот уже кокса на ахметовском метзаводе остается чуть ли не на одни единственные сутки. Он на грани остановки. Люди по обеим сторонам фронта — без работы.

Многие эксперты задаются вопросом: а зачем ВСУ обстреливают населенные пункты, где нет ни одного подразделения армии ДНР? Например, Ясиноватую? Хочу напомнить бомбардировку авиацией США во Время второй мировой войны Дрездена. Там тоже не было немецких войск. Но там были беженцы, семьи немецких военнослужащих. По мысли стратегов из Пентагона, массовая гибель семей в тылу, должна была сломить дух немецких солдат.

В начале 20 века в итальянской армии служил генерал Джулио Дуэ. Он придумал бесчеловечный способ боевых действий: теорию воздушной войны — идею проведения массированных бомбардировок тыловых городов противника с целью оказания морального воздействия и принуждения к капитуляции. Этой же концепцией руководствовались в Вашингтоне во время Второй мировой. Этим же руководствуется Киев сегодня.

 Интересно: сами придумали или подсказал кто?

Автор: Олег Денежка
Обсуждаемое