Общество
Мать изъятых детей из Зеленограда: В саду испугались ВИЧ-положительного сына
Россия
Глава ЯНАО рассказал Путину о строительстве Северного широтного хода
Следующая новость
Загрузка...

    Мать изъятых детей из Зеленограда: В саду испугались ВИЧ-положительного сына

    Светлана Дель: у детского омбудсмена Кузнецовой произошла некрасивая ситуация

    История с отобранными детьми из многодетной семьи Дель, проживающей в Зеленограде, прогремела на всю страну. У приемных родителей органами опеки было изъято сразу десять малышей. Опека заподозрила совершение побоев в отношении детей после того, как воспитатель детского сада обнаружила у одного из подопечных синяк.

    Сложно остаться равнодушным к этой истории. Проблемы восприятия обществом ювенальной юстиции всплыли в ней как никогда остро. В родительском сообществе даже появились слухи о тотальных проверках всех приемных семей в России.

    Горячее обсуждение изъятия детей из семьи Михаила и Светланы Дель ведется и в социальных сетях. Одни пользователи поддерживают многодетных родителей, другие считают, что государство в данном случае поступило правильно.

    В ситуации разбиралось Федеральное агентство новостей.

    «Подпишите заявление!»

    «10 января в 15:30 к нам пришли без предупреждения четыре сотрудника полиции и сотрудник опеки, — рассказывает о произошедшем корреспонденту ФАН мать детей Светлана Дель. — Документов никаких не показали».

    По ее словам, полицейские заявили, что пришли они по подозрению в плохом обращении с детьми: якобы у маленького Сережи нашли синяк. Полицейские проверили состояние квартиры и заявили, что забирают детей на время разбирательства.

    «Они подчеркнули, что ко мне никаких претензий нет и что я смогу беспрепятственно детей навещать, — вспоминает Светлана. — Двоих детей увезли в приют в Зеленограде и восьмерых — в больницу имени Сперанского».

    Но когда на следующее утро Светлана пришла к детям, ее не пустили, сказав, что нет разрешения опеки.

    Мать обратилась за помощью к детскому омбудсмену Анне Кузнецовой.

    «Я написала ей обращение с просьбой о помощи, — рассказывает Дель. — Утром меня пригласили в аппарат детского омбудсмена. После официальной встречи написали распоряжение, что мне можно видеться с детьми. Сказали, что родственники могут забрать детей, есть документы».

    Однако в аппарате уполномоченного по правам ребенка произошла «очень некрасивая ситуация», продолжает Светлана.

    «Мне просто в голову не пришло, что рядом с детским омбудсменом мне нужна юридическая защита! — возмущается многодетная мать. — Представитель нашей опеки в присутствии высокого собрания заявила: «Чтобы детей забрать, подпишите два заявления: что детей помещаете в приют и что забираете».

    Светлана подписала документы и позвонила своей сестре, которая дежурила в приюте.

    «Сестра сообщила мне: детей одели, ждут тебя, — вспоминает Светлана. — Но, когда я появилась в приюте, детей раздели и не отдали. А потом везде в прессе заявляют: мол, мать сама поместила детей в приют, по собственному заявлению».

    Неудобный ребенок

    На вопрос о том, практиковались ли в семье телесные наказания, Светлана отвечает однозначно: «Нет. Никогда такого не было. Ни я, ни муж не били детей. Мой муж — очень мягкий человек».

    Откуда же тогда взялись синяки?

    «Я вообще не знаю, были ли синяки, — отвечает Светлана. — Ни мне, ни мужу никаких экспертиз не показали. Единственное, что мне продемонстрировали в аппарате уполномоченного, — это фотографию какого-то синяка, непонятной части тела и непонятно чьего».

    Синяки могут быть у детей откуда угодно, размышляет Светлана. «Ребенок мог и с горки скатиться, удариться, еще что-то. Дети у нас гимнастикой занимаются, там тоже можно ушибиться», — перечисляет возможные варианты мать.

    Светлана Дель: у детского омбудсмена Кузнецовой произошла некрасивая ситуация

    Что же стало причиной происходящего? Были ли предпосылки для сложившейся ситуации? Светлана выдвигает свою версию случившегося:

    «Мне кажется, Сережа был просто очень неудобным ребенком для воспитателя, — предполагает женщина. — Он очень хулиганистый. Воспитатель Сережу не любила и жаловалась все время на него. Ну и — об этом уже можно говорить — детский омбудсмен [пресс-служба детского омбудсмена — ФАН] озвучила диагноз детей на всю страну… Поскольку ребенок ВИЧ-положительный, то, вполне возможно, в саду узнали и испугались «чумы XX века»…»

    Из волонтеров — в многодетные мамы

    Многие семьи с трудом решаются на то, чтобы завести одного ребенка. В семье Дель воспитывалось 15 детей. Что двигало Светланой, когда она забирала детей из приютов к себе домой?

    «Это началось почти 20 лет назад, — рассказывает Светлана. — Долгое время я была волонтером. Во время волонтерской деятельности я поняла, что так детям не поможешь. Надо забирать их в семью».

    Во время одной из волонтерских поездок Светлана познакомилась с девочкой, своей будущей дочкой.

    «Я приняла решение, что заберу ее домой. Забрала и ее братика. Так случайно для себя стала многодетной мамой».

    Какое-то время у Светланы и ее мужа было только трое детей.

    «Потом мы почувствовали силы, что можем взять еще одного ребенка… и еще одного… Когда знаешь, как в приютах живут дети, тяжело жить, понимая, что ты можешь еще кого-то оттуда вытащить и не делаешь этого», — объясняет Светлана.

    Халатность и побои

    В органах опеки считают, что не все так гладко. По их мнению, в семье практиковались телесные наказания. Полиция провела обыск в квартире семьи Дель. В отношении отца детей правоохранительные органы расследуют уголовное дело о побоях. Михаил отрицает все обвинения.

    Управлением СК РФ по Москве было возбуждено уголовное дело относительно халатных действий самих органов опеки. Следователи полагают, что правам и интересам детей был нанесен вред, так как опекой не было вовремя выявлено отсутствие в семье необходимых условий проживания и развития детей.

    Мэр Москвы Сергей Собянин пообещал подыскать новую приемную семью для изъятых детей. Пообещал он также выделить им при необходимости и квартиру.

    Детский омбудсмен Анна Кузнецова сообщила журналистам, что итогом совещания, прошедшего 17 января в департаменте социальной защиты населения Москвы, стало решение о возврате детей в семью Светланы Дель. По ее словам, аппарат уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка добивался именно такого решения. В аппарате омбудсмена убеждены в том, что семье можно и нужно дать шанс на воссоединение — при условии поддержки и контроля со стороны профильных специалистов.

    Кузнецова полагает, что в любой семье могут возникнуть проблемы и решать их нужно вовремя. «Если бы вовремя был осуществлен не формальный контроль, а реальная помощь, то семью можно было бы спасти, — подчеркивает она. — На момент изъятия детей мы говорили о том, что в действиях опеки были основания, но процедура изъятия произведена ненадлежащим образом».

    Читайте также: Украина уходит в гетто: туда ее заталкивает законопроект «О языке»

    В свою очередь, многие в обществе негативно оценивают изъятие детей органами опеки. Аналогичную позицию занимают и представители Православной церкви.

    В частности, руководитель синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ РПЦ Владимир Легойда заявил: «Я абсолютно убежден в том, что в подобных ситуациях должна быть предельная ясность. И если есть претензии (к родителям) у органов государственной власти, они должны быть таким образом предъявлены, чтобы у общества не оставалось никаких сомнений в правомочности действий государственной власти».

    Негативно изъятие детей восприняло и родительское сообщество.

    «Все наши семьи стали себя чувствовать незащищенными в одночасье перед беззаконием, — отметила руководитель Центра родительской культуры «Светлица» Ольга Лукоянова. — Потому что изъятие производилось с нарушением всех возможных законов, а к детям было применено жестокое обращение. Но не со стороны родителей, а со стороны тех, кто совершал изъятие».

    1 февраля Зеленоградский суд Москвы рассмотрит иск Светланы и Михаила Дель, которые требуют вернуть изъятых у них детей. ФАН будет следить за развитием событий. Надеемся, что в этой непростой ситуации восторжествует справедливость.

    Автор: Герман Парло