Экономика
Дутый рекорд: что стоит за ростом индекса Доу-Джонса до 20 тысяч пунктов
Общество
«Англичане и россияне должны быть друзьями»: 10-летняя британка рассказала, о чем написала Путину
Следующая новость
Загрузка...

    Дутый рекорд: что стоит за ростом индекса Доу-Джонса до 20 тысяч пунктов

    Дутый рекорд: что стоит за ростом индекса Доу-Джонса до 20 тысяч пунктов

    25 января индекс американского фондового рынка Dow Jones 30 (DJI) впервые в истории преодолел отметку в 20.000 пунктов. Президент США Дональд Трамп отреагировал на эту новость в своем твиттере одним словом: «Great!», что в данном случае можно перевести как «Грандиозно!».

    Но что стоит за этим рекордом? Какие процессы в американской и мировой экономике он отражает? И к чему нужно готовиться в ближайшем будущем?

    Что такое DJI и с чем его едят?

    Индекс Доу-Джонса представляет собой средневзвешенную цену акции нескольких (в данном случае — 30-ти) крупнейших компаний США, тем самым отражая динамику фондового рынка. Поскольку методика его расчета достаточно проста, то «стоимость» одного пункта DJI представляет собой не постоянную, а переменную величину, которая сейчас находится в диапазоне примерно 15–65 центов.

    Вследствие фундаментальных изменений в экономике США, несмотря на рекордный рост, доля компаний, учитываемых DJI, за 2009–2016 годы, сократилась примерно с 19% до 15%, в то время как общий объем фондового рынка США увеличился до 24,7 трлн долл. (35% мирового фондового рынка против 45% в 2008 году). Повышение стоимости акций DJI продолжается с января 2009 года, то есть более восьми лет — и это один из самых длительных периодов его роста в истории.

    Хотя, как сказать, роста… Доллар нонеча — не тот, что давеча. Реальная покупательная способность долговых расписок ФРС, которые по недоразумению именуются долларами США, за последние восемь лет снизилась примерно в 2,3 раза. Прежде всего, из-за политики «количественного смягчения», а по сути — практически бесконтрольной эмиссии наличных долларов в период 2009–2016 годов (как раз оба президентских срока Барака Обамы).

    По разным данным, ФРС за это время «залила» на мировые рынки не менее 16 трлн «баксов», из них свыше 9 трлн — в виде «кэша», то есть бумажных долларов. При этом 9,4 трлн из них пошли — прямо или косвенно — на финансирование федерального долга США, включая 6,2 трлн торгового дефицита.

    Читайте также: Трамп отдыхает: почему настоящим «агентом Кремля» нужно считать Барака Обаму

    Так что формально рекордный рост DJI полностью покрывается эмиссией долларов и не подтверждается ни ростом американской экономики, ни ростом текущих прибылей учитываемых в нем корпораций.

    Более того, показатель «капитализация/прибыль» даже здесь, в самом «консервативном» секторе фондового рынка, продолжает неуклонно расти и уже достиг отметки 17,8 (по индексу S&P-500 — 19,4, по «hi-tech»-индексу NASDAQ — больше 30).

    Дутый рекорд: что стоит за ростом индекса Доу-Джонса до 20 тысяч пунктов

    DJI и DJT, или как правильно «ежиков кошмарить»

    Как следует из теории больших систем, подтверждаемой историческим опытом, подобного рода «бумы» на фондовом рынке не могут быть вечными и даже сколько-нибудь продолжительными. «Бычий» тренд рано или поздно сменяется «медвежьим», и чем выше забираются биржевые спекулянты, тем больнее потом падать.

    Чему же, в таком случае, радуется 45-й президент США Дональд Джон Трамп (DJT)? А радуется он тому, что продолжающийся после его инаугурации рост DJI свидетельствует: главные партнеры и союзники США восприняли заявленную и олицетворяемую им стратегию всерьез.

    Это значит, что «горячие капиталы» со всех мировых финансовых рынков (прежде всего — из Европы, Китая и Японии) готовы побежать в США даже без дальнейшего повышения учетной ставки ФРС и усиления доллара. Говоря языком лихих 90-х, «беспредельщик» Трамп сразу же «закошмарил ежиков» до состояния едва ли не полной готовности. Что и следовало доказать.

    Читайте также: Кирилл Бенедиктов: Трамп перепишет мировую историю последних трех десятилетий

    Поэтому визит в США премьер-министра Великобритании Терезы Мэй и запланированные на 27–29 ноября закрытые переговоры с новым хозяином Белого Дома можно рассматривать как изъявление готовности Лондона (кстати, по-прежнему — крупнейшего финансового центра современной глобальной экономики) поучаствовать в данном процессе и получить с него свои законные комиссионные. Вопросы раздела наркотрафика афганских опиатов, углеводородных энергоносителей Ближнего Востока и прочие «вкусности» — это все-таки не более чем гарнир к указанному выше «основному блюду».

    В том, что Вашингтон и Лондон снова договорятся между собой — на этот раз с учетом «фактора Трампа» — нет никаких сомнений. Как и в том, что евро, юаню и йене, образно говоря, нужно готовиться «на выход с вещами». Хотя как раз насчет юаня есть определенные сомнения.

    А вот рублю и России, уже прошедшим огонь и воду, судя по всему, предстоит последнее и самое тяжелое испытание — медными трубами. Когда все вроде бы хорошо и многое удается. В этих условиях может возникнуть пресловутое «головокружение от успехов», в результате которого очень легко потерять не только успехи, но и голову.

    Автор: Владимир Винников