Россия
Защитник Ленинграда Василий Васецкий: Все знали, что город не устоит без нас
Политика
Турция приняла ответные меры на повышение пошлин в США
Следующая новость
Загрузка...

    Защитник Ленинграда Василий Васецкий: Все знали, что город не устоит без нас

    Защитник Ленинграда Васецкий: Все знали, что город не устоит без нас

    Есть один день в году, когда Санкт-Петербург следует называть Ленинградом. 27 января 1944 года город на Неве стал городом-героем, выдержав тяжелые 872 дня жестокой блокады. В этот день 73 года спустя мы благодарим тех, кто врос на подступах к Ленинграду намертво, не пропустив фашистов. Кто отчаянными усилиями разорвал блокадное кольцо и отбросил врага от уникального сокровища России. Федеральное агентство новостей публикует интервью с одним из немногих оставшихся в живых фронтовиков, защитником Ленинграда, участником операций 1943-1944 гг. по прорыву и снятию блокады, командиром орудия 189-го зенитно-артиллерийского полка Ленинградской армии ПВО, полковником в отставке, Василием Васецким.

    В конце беседы Василий Петрович сетует: «Получилось не интервью, а беседа, и я столько всего не рассказал еще!». Но где там за пару часов пытаться охватить вопросами и ответами все 92 года его жизни, в которой после войны все только началось! Он прав: мы не записываем интервью, мы просто беседуем в скромной комнатке с советскими коврами, старинными фотографиями на стенах, с сервантом и хрусталем, новогодними украшениями, под тихий перезвон медалей на груди человека, отвоевавшего мой город.

    Родился под Полтавой, крещен битвой за Ленинград

    Моего отца призвали в армию с началом войны в 1941 году, я ушел на фронт через два года, в 17 лет. Из всех наших ребят шесть, включая меня, попали на Ленинградский фронт, потому что все имели образование не менее девяти лет. Хотя я вырос в Полтавской области, про Ленинград, конечно, знал: что это славный город нашей страны, город трех революций. В наши 17 лет мы еще не все понимали, и по-настоящему гордиться тем, что я дрался за Ленинград, я смог позже, когда узнал обо всех обстоятельствах блокады. Но и во время войны все уже знали о том, что там тяжелейшие условия, что не на жизнь, а на смерть люди встали под Ленинградом… Все понимали, что в политическом и стратегическом значении город имел исключительное значение, поэтому на него сразу набросились фашистские войска с Прибалтики. Выбор был небогат: или мы защитим Ленинград, или его сотрут с лица земли. Гитлер открыто заявлял, что ему город не нужен, что он не собирается брать пленных и кормить нахлебников, а будет уничтожать всех жителей. Сейчас ведутся разговоры о том, будто мол, можно было не защищать так яростно город: не потеряли бы столько солдат и жителей. Ерунда, конечно. Мы бы никого не спасли, войди немец в Ленинград…

    Защитник Ленинграда Васецкий: Все знали, что город не устоит без нас

    Хорошо, что Лужский рубеж на месяц задержал фашистов. Ох, сколько людей там положили, сколько курсантов артиллерийских училищ, жителей… Но за это время в районе Пулковских высот строили укрепления, вели работы по техническому снабжению, и этот месяц задержки хоть и высокой ценой, но помог не пустить немца к нашему Ленинграду. Я так говорю… «к нашему Ленинграду»: я хоть и не здесь родился, но ленинградец. А кто же еще?

    Каждый вечер мы давали клятву удержать Ленинград

    С самого начала блокады наши войска предпринимали попытки ее прорвать, но до 1943 года несколько операций закончились провалом. Наши три батареи стояли на правом берегу, прямо у Невы, а через реку был легендарный Невский пятачок, который мы прикрывали, как могли — вот где был настоящий ад! Он был полтора километра в длину и в одном километре от Невы. Наконец, в январе 1943 года с 12 по 18 число нам удалось захватить узенькую полосочку. Условия прорыва были тяжелейшие… Когда в бой шли, возвращалась из него только треть.... По вечерам мы проводили совещания, подсчитывали свои потери и давали клятву любой ценой Ленинград удержать. К этому времени мы сами себя уже не щадили: все знали, что если не мы, Ленинград не устоит. Но особенно о каком-то героизме не задумывались: себя бы спасти. Я хоть папу и маму вспоминал сначала, но потом подумал: «Нет, здесь хныкать не годится, здесь каждый сам за себя».

    В тех местах все время было очень сыро, в землянках была вода, мы постоянно ее откачивали и делали деревянные накаты от дождя и нары, чтобы хоть немного поспать на сухом. Раз стоял в карауле ночью, попросил сменить меня — такой мокрый был, хотелось согреться — так чуть на гаупвахту за это не попал. До этого финны вырезали целый наш батальон из-за подвыпившего и уснувшего командира батареи. На второй день приехал СМЕРШ, забрали его и в присутствии других солдат расстреляли без суда...

    Защитник Ленинграда Васецкий: Все знали, что город не устоит без нас

    Силенок у нас не хватало, конечно, технических средств не хватало, снарядов, артиллерии… Хорошо, что потом Ленинград наладил выпуск боеприпасов, ремонт техники. Около 1000 артиллерийских орудий даже через Неву отправили в Москву на поддержку москвичей. К январю 1943 года мы закрепились на позициях, и когда добились прорыва и расширили свободную полосу, это было великое дело! Правильно, что недавно этот день закрепили как официальный праздник в городе. Помню, по нам немцы бьют, а мы уже не замечаем — салютуем, у нас праздник. В это время активные действия и в других частях страны вовсю шли: из-за Сталинграда, Москвы новые силы на Ленинград не бросали. Здесь, под Ленинградом, такая была проявлена устойчивость наших солдат, такая непоколебимость, такое стремление к победе, что мы не считали даже убитых, не обращали внимания на раненых, когда на прорыв шли. Была только одна мысль: давай вперед, а то не победим.

    Немец был врагом, злее всякого, кого мы знали

    Немец для нас был врагом. Скотом. Больше никак быть не могло. Когда война закончилась, мы участвовали в исполнении приговора немцам в Ленинградской области. Нас, несколько человек, привезли на площадь, где вешали приговоренных к смертной казни. Мы стояли в оцеплении, а их на машине поставили, с петлями на шее. Еще перед тем, как машина тронулась, некоторые сами заранее прыгнули за борт. Жалости к ним не было никакой: они ведь с нами точно так же поступали, и в разы хуже еще. Мы понимали, что этот враг злее всякого, про которого мы в свое время читали в книгах. Фашизм есть фашизм…

    Ленинград перестал быть фронтовым городом

    27 января маршал Говоров зачитал приказ о полном снятии блокады Ленинграда, и в это же день мы приехали в город. Что творилось в центре, на Дворцовой площади, на набережных… Люди плакали: Ленинград перестал быть фронтовым городом. Можно спать, не боясь снарядов, как сейчас в Донбассе боятся спать, потому что украинские войска бомбят по ночам… Наших солдат просили помогать разгребать мусор и развалины, и мы увидели, сколько домов было разрушено в центре. Мы видели, как бесконечно хоронили родственников, как подбирали трупы на улице и везли на захоронения. Не представить этого никому, кто не видел… Люди были оборванные, тощие, голодные. Конечно, холод, голод — как выжить в таких условиях? За водой ходили к Неве — пойдут и не вернутся. Мы и сами голодали: с котелками одного человека посылаем, ему супа нальют, ложку каши и три кусочка хлеба. Но нам твердо давали еду три раза в день. А в Ленинграде голодали так, что готовы были съесть все, что угодно.

    Защитник Ленинграда Васецкий: Все знали, что город не устоит без нас

    В январе немецкие группировки оказались разгромлены под Ленинградом, и это было первой боевой операцией 1944 года. А в этот год наш генштаб спланировал 10 таких стратегических операций по освобождению нашей советской территории и выходу к границам.

    «Ветеранская радость» и разговор с президентом

    Со всеми президентами — и с Медведевым, и с Путиным — я в близких отношениях. В Ленинграде я человек достаточно известный: преподаватель, ученый, фронтовик, защитник блокадного города. Как только президенты приезжают, я их всегда сопровождаю. Вот и в Москве после парада как-то пошли все вместе «ветеранской радости» выпить, президент подходит к нашему ленинградскому столику с рюмочкой, видит меня: «О, знакомый». Я ему докладывал всегда о жалобах, предложениях. Говорю, жалуются ветераны, товарищ президент. Хотел сказать «на вас», но… Говорю, раньше льготы у нас серьезные были на билеты, транспорт, а сейчас монетизацию сделали, льготы отменили и нам копейки платят. Да еще и наши ветераны жалуются, что не везде в городе в туалет бесплатно пускают. Он: «Так я позвоню». Нет, смеюсь, товарищ президент, уже поздно, уже никто не ходит по городу, все по домам сидят или лежат. Фронтовиков уже почти не осталось. На недавнем мероприятии встретил ветерана — оказалось, он на Синявинском выступе прокладывал железную дорогу, а мы их в этот момент прикрывали. Им немцы не давали возможности строить: только проложат, сразу разрушат, так что прокладывали рельсы прямо под огнем. Когда поезда все-таки пошли через 17 дней, столько паровозных команд погибло… Но часть поездов через коридорчик пробиралась в Ленинград, и мы эту дорогу назвали дорогой Победы. Была у нас дорога Жизни и была дорога Победы.

    Защитник Ленинграда Васецкий: Все знали, что город не устоит без нас

    Федеральное агентство новостей поздравляет всех жителей Ленинграда-Петербурга с Днем полного освобождения города от фашистской блокады.

    Автор: Евгения Авраменко