ФАН-ТВ
Важнейшие переговоры по Сирии в Астане: Россия на коне, США не у дел. ФАН-ТВ
Политика
Путин на встрече с Меркель заявил о желании продолжить диалог с немецким бизнесом
Следующая новость
Загрузка...

    Важнейшие переговоры по Сирии в Астане: Россия на коне, США не у дел. ФАН-ТВ

    В столице Казахстана проходят переговоры по урегулированию сирийского кризиса. В них участвуют делегации России, Ирана и Турции, в качестве наблюдателей приглашены посол США и спецпосланник генерального секретаря ООН. Впервые с момента проведения очередного межсирийского диалога в феврале 2014 года под названием «Женева–2» за стол переговоров сели представители официального Дамаска и вооруженной оппозиции, а также группировки, которые непосредственно участвуют в боевых действиях. Сирийский кризис длится уже больше шести лет, и на эту встречу возлагаются серьезные надежды. По итогам переговоров должен быть принят общий документ о механизмах обеспечения перемирия. В нем должно быть отражено подтверждение того, что все стороны конфликта намерены бороться с терроризмом в Сирии. Прежде всего, с группировками «Исламское государство»1 и «Джебхат ан-Нусра»1, обе они запрещены в России. Есть ли шанс, что переговоры не обернутся провалом, и стороны смогут прийти к согласию в обозримом будущем? Свою точку зрения на эти вопросы в эксклюзивном интервью ФАН-ТВ озвучил эксперт, политолог, старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института Востока РАН Константин Труевцев.

    – Константин Михайлович, состав участников переговоров в Астане, пожалуй, дает все основания полагать, что эта встреча будет серьезной попыткой мирного урегулирования конфликта в Сирии. Причем, немаловажно то, что пока ни одна делегация не покинула Астану, хотя налицо серьезное несовпадение по ряду существенных вопросов. Но есть и плохие новости. Появилась информация о том, что сирийская оппозиция  не намерена подписывать коммюнике, потому что считает, что страны-участницы переговоров не заинтересованы в налаживании ситуации в Сирии по-настоящему. С чем вы связываете такой поворот, и что будет дальше? Неужели шансов на подписание договора становится всё меньше и меньше?

    – На самом деле, мне кажется, было бы большой неожиданностью ожидать от этого мероприятия сразу принятия решений. Понимаете, большой прогресс уже заключается в том, что Мухаммед Алюш (член запрещенной в России группировки «Исламская армия» – прим. ред.), который ставил  предварительным условием переговоров уход Асада от власти, просто сел за один стол с представителями сирийского режима, чего в ходе женевского процесса никогда не было. Они сидели в разных комнатах, и Стаффан де Мистура челноком ходил то к одним, то к другим, поэтому прямых переговоров не было. А это вообще впервые прямые переговоры! Причем, «Джей-шаль-Ислам», который представляет Мухаммеда Алюша, раньше еще называлась группой Эр-Рияда в свое время,  – это самый непримиримый из исламистов. И вообще, в свое время Россия пыталась их записать в террористы наряду с «Аль-Каидой»1, «Джебхат ан-Нусрой» и «Исламским государством». Это следует иметь в виду, то есть, здесь далеко не либералы сидят за столом. А вторая часть – Сирийская свободная армия, и здесь очень любопытные нюансы. Понимаете, это люди, которые первые восстали против существующего режима, военные люди, которые подняли восстание и думали, что им удастся завоевать власть. Это тоже достаточно сложный даже чисто психологически момент – переступить через себя, историю тех политических и военных действий, которые ты вел в течение шести лет.

    Вспомните Чечню, особенно Вторую чеченскую войну, когда в результате удалось привлечь на российскую сторону, в том числе, людей, которые занимали достаточно непримиримые позиции. И этот  российский опыт, на самом деле, внушает оптимизм. Для того чтобы подписать какой-то документ, нужно слишком много детальных вопросов решить, которые в этих условиях трехдневных переговоров невозможно решить. Это нужно сидеть так же, как процесс примирения с отдельными поселками идет, который длится уже, по-моему, один год.

    – Тогда какую роль сыграет эта встреча в Астане?

    – Роль этой встречи заключается в том, что она является отправной точкой. Впервые за все время все-таки путь к переговорам открыт. Если Женева всегда тупиком была, потому что так все время происходила «сказка про белого бычка», а здесь – нет все-таки. Здесь все заявили о своем несогласии и сели за стол. Если коммюнике будет подписано тремя сторонами – кураторами, спонсорами процесса, то это будет на данном этапе вполне удовлетворительный результат.

    – Хочется услышать от вас, что на сегодняшний день является главным камнем преткновения между сирийской оппозицией и сирийским правительством?

    – Вот представьте себе, они заключили соглашение о том, чтобы вместе биться с террористами. А кто будет главным? Под чьим командованием? Можно себе представить, чтобы Мухаммед Алюш, у которого брата убили сирийские войска, согласился, чтобы главный сирийский командир был над ним? Или генерал Сирийской свободной армии, который, так сказать, поднял революцию против режима, захочет, чтобы им командовал сирийский генерал, не дай Бог, еще и иранский? Каким образом разрешить эти противоречия, которые неразрешимы сейчас? Это очень сложно.

    Смотрите также: Итоги форума в Давосе: введут ли США антикитайские санкции из-за России. ФАН-ТВ

    Важнейшие переговоры по Сирии в Астане: Россия есть, США оказались не у дел. ФАН-ТВ

    – Не могу вас не спросить о роли США в сирийском урегулировании. На ваш взгляд, почему США оказались за рамками переговоров? И, кстати, как вы оцениваете то, что и страны Персидского залива тоже не участвуют в переговорах, а также Египет, например? 

    – Да. Вот смотрите, США и не могут никак участвовать в переговорах, потому что не сформирована служба Министерства Иностранных Дел, которая называется Госдепартаментом. Нет главы, неизвестно по поводу даже Украины: спорят до сих пор, останется Виктория Нуланд – не останется. А по поводу Сирии – вообще не понятно, кто будет. Поэтому американцы приняли, на мой взгляд, единственное мудрое решение, чтобы посол в Астане был представителем США, то есть, они вовсе не ушли от переговоров.

    Роль Саудовский Аравии была сведена к минимуму. Почему? Потому, что те силы внутри Сирии, на которые они делали ставку, оказались минимальными. «Джей-шель-Ислам»… В свое время, во время образования в 2012 году, в самом начале, это была первая исламистская антиасадовская организация. Потом она примкнула к «Джебхат ан-Нусре», в 2014 году вышла оттуда и была самой крупной исламистской организацией вне «Джебхат ан-Нусры» и ИГИЛа. «Джей-шель-Ислам» ориентировался на Саудовскую Аравию. Вот тогда у них было очень сильное влияние – на земле, что называется. Как только «Ахрар аш-Шам» ушли оттуда, роль «Джей-шель-Ислам» стала скукоживаться после этого.

    Ни американцы, ни Саудовская Аравия не создавали ни «Джебхат ан-Нусру», ни ИГИЛ1. Эти вещи создались сами по себе. Какая-то часть истеблишмента Саудовской Аравии поддерживает эти вещи. Но говорить, что король лично поддерживает «Джебхат ан-Нусру» и ИГИЛ  – это идти против правды и справедливости, потому что обе эти организации угрожают существованию Саудовской Аравии как государству. И причем, реально угрожают. «Аль-Каида» 10 лет уничтожала видных функционеров Саудовской Аравии. Забывать эти вещи нельзя. Поэтому Саудовская Аравия, тот же Катар могут пытаться использовать эти организации в качестве временного инструмента,  но они себе отдают отчет в том, что это те союзники, что завтра могут их легко задушить. А вот клиенты, на которых прямо можно делать ставку, – это только «Джей-шель-Ислам». А роль этой организации весьма ограничена. Это объективные обстоятельства, которые выкинули и Саудовскую Аравию, и Катар за основной театр военных и политических действий в Сирии. Они вынуждены вести свою политику через Турцию, а Турция ведет свою игру. Не надо забывать, что партия Эрдогана – это «Братья-мусульмане»1. А Саудовская Аравия смотрит на «Братьев-мусульман», как на врага тоже.

    Важнейшие переговоры по Сирии в Астане: Россия есть, США оказались не у дел. ФАН-ТВ

    – Кстати, Эрдоган намерен полететь в США и встретиться с Трампом…

    – Это правда. Действительно, такие планы есть, и, очевидно, они осуществимы. Ну и, насколько я понимаю, американская администрация к этому готова. То есть, поездка планируется реально. Трамп сейчас всеми силами показывает, что он человек, который выполняет свои предвыборные обещания. И если он говорит, что если Россия – это та страна, которая занимается серьезно уничтожением Исламского Государства, почему не сотрудничать с Россией по этому пункту? Смотрите, есть беспрецедентная вещь, которой никогда раньше не было. Впервые авиация России и авиация коалиции совместными усилиями бомбила позиции ИГИЛ в районе Аль-Баба. Этого не было никогда раньше. Значит, кооперация возможна!

    Теперь, существуют некоторые очень серьезные инструменты кооперации, которые созданы были еще при прежней администрации США. И прежде всего, это координационный центр, который расположен в Аммане, столице Иордании. Наши военные (и военные специалисты) в последние дни заявляют о том, что эта координация сейчас идет успешно. Значит, таким образом, есть определенные сигналы отчетливые, которые показывают, что кооперация возможна. Ну, и полевая ситуация складывается таким образом, что, объективно, полевые позиции Соединенных Штатов и России в зоне конфликта совпадают, там нет больших противоречий. Там возможна координация, она объективно возможна! Поэтому, на самом деле, – отсутствие координации было за счет привнесенных факторов, а не факторов на земле в зоне конфликта. Если эти факторы удастся устранить (а очевидно, что их удастся устранить), тогда возможно сотрудничество, совершенно определенное. И  я думаю, что если Трампу удастся отбросить некоторые глупости в американской методологии ближневосточной политики...  А я действительно считаю, что это даже не злой умысел какой-то, сколько глупости, которые имели место... Начиная с Ливии и всего прочего. Считать, что авторитарные режимы на Ближнем Востоке – это плохо… Ну ладно, с этим можно согласиться: лучше демократия, чем диктатура, да? Но считать, что авторитарные режимы являются источником исламского терроризма, – это глупая ошибка, на самом деле. Не так это обстоит. Не этим порожден исламский терроризм. Но параноидальная упертость в этом пункте породила методологию американской политики. Поверьте, я знаю, о чем говорю, потому что был причастен в свое время к работе фонда Jamestown Foundation, который определял стратегию американской политики на Ближнем Востоке.

    Добавим, что по итогам переговоров в Астане было принято совместное заявление России, Ирана и Турции о создании трехстороннего механизма за соблюдением режима прекращения огня в Сирии.

    Все видеосюжеты ФАН-ТВ смотрите здесь.

    1 Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Анастасия Алексеева; Борис Гришин