Экономика
Нефть бюджету не товарищ: почему Минфину РФ нравится влезать в долги
Происшествия
Неизвестные избили железным прутом звезду «Зеленого слоника»
Следующая новость
Загрузка...

    Нефть бюджету не товарищ: почему Минфину РФ нравится влезать в долги

    Нефть бюджету не товарищ: почему Минфину РФ нравится влезать в долги

    Все те, кто повсеместно и непрерывно скорбели о дальнейшей судьбе внебюджетных фондов России, могут переключить свое внимание на другие, не менее важные проблемы. Министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что расходы федерального бюджета в 2017 году не будут увеличены, даже если цена барреля нефти окажется выше заложенных в бюджет 40 долларов. А она уже точно окажется выше.

    Минфин экономить будет

    2017 год «черное золото» встретило на отметке 56,75 «баксов» за «бочку», 18 января было 54,28, и прогноз в ценовом диапазоне 53–57 до конца года сейчас является практически общепризнанным. Учитывая, что каждый дополнительный доллар с барреля при нынешнем уровне экспорта приносит в казну около двух миллиардов денежных единиц США, то даже при среднегодовой цене чуть выше 50 ведомство Антона Германовича получит в свое распоряжение от такого «зигзага нефтегазовой конъюнктуры» более 20 млрд долл. дополнительных доходов, что при текущем обменном курсе под шестьдесят «деревянных» за один «вечнозеленый» будет означать, ни много ни мало, около 1,2 трлн рублей.

    Конечно, реальный временной «лаг» от момента закрытия экспортной сделки до зачисления средств на счета Минфина составляет от трех до шести месяцев, а значит, текущая сумма допдоходов будет «плавающей» и по времени, и по массе. Но здесь важна принципиальная позиция: Минфин никому больше, чем запланировано бюджетом, денег не даст, он просто меньше возьмет из своей «кубышки». Он «экономить будет».

    Наверное, в данной связи нужно напомнить, что федеральный бюджет 2017 года был сверстан с дефицитом в 2,75 трлн рублей (доходы — 13,43 трлн, расходы — 16,18 трлн рублей), из которых более 1 трлн предполагалось получить путем «обнуления» Резервного фонда, а недостающие почти 1,75 трлн собрать путем размещения облигаций внутреннего федерального займа на номинальную сумму в 1,9 трлн рублей почти под 22% годовых (9% купонного дохода + 13% налоговых вычетов по НДФЛ). В случае необходимости были предусмотрены также заимствования на внешних рынках — до 7 млрд долл. (420 млрд рублей).

    И вот теперь получается, что из всех «трех источников и трех составных частей» покрытия отечественного бюджетного дефицита Минфин, получив возможность финансового маневра, решил полностью перекрыть... самый дешевый! То есть не тратить свои собственные запасы, а брать в долг под проценты...

    Спрашивается, зачем? Просматривается ли в решении подобного рода хоть какое-то рациональное зерно?

    Хлеб, сметы и проблема кредиторов

    На первый взгляд, не просматривается тут никакого зерна. Даже с учетом той — не слишком очевидной — профессиональной логики, которая под девизом «Своя рубашка к телу ближе». Мол, стоит ли тратить «свои», когда есть вариант потратить «чужие»? А эти — пусть лежат до такого «черного дня», который чернее некуда и когда никто уже больше в долг не даст. Вот тогда-то денежки из Резервного фонда и Фонда национального благосостояния пригодятся нам по-настоящему...

    Так? Не исключено, что есть такой момент, но, скорее всего, дело в другом.

    Нефть бюджету не товарищ: почему Минфину РФ нравится влезать в долги

    Можно было заметить, что за первые дни нового года глава Счетной Палаты Татьяна Голикова и заместитель Силуанова Максим Орешкин почему-то очень много внимания уделяли теме исчерпания Резервного фонда в 2017 году. Не говоря уже о мощной пропагандистской кампании насчет якобы катастрофических последствиях подобного «исчерпания», развернутой в масс-медиа и социальных сетях, — видимо, решалась судьба немалых дополнительных доходов в бюджет. И, судя по всему, решение было принято в пользу блока Минфина и Счетной Палаты.

    Ведь Резервный фонд — это банально, скучно и, по большому счету, неинтересно: из этого государственного кармана деньги вынул, в тот — переложил, и никакой тебе благодарности за работу, кроме зарплаты. Зато вот займы, их размещение и обслуживание, а также контроль за всеми соответствующими операциями — это дополнительный «хлеб» для финансовых чиновников, здесь расходы и премиальные «вбиваются» в сметы изначально.

    Читайте также: Давос-2017: русские приходят за своими деньгами

    Более того, работы по данным «финансовым инструментам» уже наверняка в самом разгаре, если не близки к завершению, и тормозить их на полпути — как-то «несистемно» и даже «негуманно». И вообще, если ты должен тысячу долларов — это твоя проблема, а если миллиард — это уже проблема кредиторов.

    К тому же, все эти долги плюс проценты по облигациям и внешним кредитам — это «уже не мы». Во всяком случае — «не мы здесь» и «не мы сейчас». Как говорится, почувствуйте разницу! А уже после этого можете и поинтересоваться, нет ли здесь случайно какого «конфликта интересов»: скажем, ведомственных с государственными и национальными?

    Автор: Олег Щукин