Закрыть
Россия
Президентские выборы: около 7 тыс. арестованных смогут проголосовать в московских СИЗО
Украина
Русский путь батьки Хмеля. Колонка Руслана Мармазова
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Русский путь батьки Хмеля. Колонка Руслана Мармазова

    16:11  17 Января 2017
    9482

    Богдан Хмельницкий

    18 января отмечается годовщина события однозначного в советские времена и крайне противоречивого, если окунуться в бурление современных материалов. Речь о Переяславской Раде 1654 года. Не юбилей, конечно, а скорее дежурный повод — 363 года. Но в нынешних условиях о таких исторических вехах говорить не столько нужно, сколько должно, без привязки к нулям и пятеркам.

    Зарубка на древе истории

    Раньше все было понятно: воссоединение Украины с Россией, навеки вместе и все такое прочее. Теперь же спектр мнений безумно широк и насыщен взаимоисключающими трактовками. Да и отношение к ключевым фигурам тех отчаянных, страшных и героических времен, включая и гетмана Богдана Хмельницкого, поплыло, утратило однозначность.

    Вы не в курсе, киевский кружок крушителей памятников еще не засобирался валить монумент на Софийской площади? С этих станется. Как минимум, Хмельницкий на советском ордене был изображен. Вдруг этого хватит для декоммунизации? Жалко будет. Великолепный памятник, произведение искусства и элегантная зарубка на стволе исторической памяти.

    памятник Богдану Хмельницкому

    А я, знаете, не очень-то хочу прямо сейчас вдаваться в детали и толкования безнадежно диссертабельной темы. Зато о Хмельницком думается и размышляется очень даже с удовольствием и интересом. Не только о нем, понятно, но о нем в первую очередь.

    Сложно ему было. Невероятно тяжело! Какой могучей надо быть личностью, какой характер кованный иметь, чтобы не просто собрать войско, способное заставить считаться с собой всех претендентов на обширные территории и ресурсы, так еще и оценить расстановку сил, выстроить отношения так, чтобы повернуть исторический процесс в новое русло.

    Нет, дорогие современники, Богдан Михайлович был как минимум матер и незауряден, хитер и ловок, велик, в общем. Потому и участники всех сторон дискуссии норовят считать его своим. Кстати, видимо потому на памятник никто посягнуть и не посмел.

    Всего одного решение

    Мудрость же гетманская была сведена к тому, чтобы правильно увидеть единственный, верный путь движения. При всей удали молодецкой и дерзкой отваге группировки, известной как Запорожское войско, быть самостоятельным игроком в лютой военно-политической обстановке XVII века она не могла. То есть логика и элементарный инстинкт самосохранения подсказывали необходимость искать сильного покровителя.

    Благо, в ту пору выбор определялся почти сплошь географией. Кто ближе, к тому и присматривайся. И совсем хорошо, что ни Хмельницкому, ни его полевым командирам не было нужды брать в расчет американский фактор. До принятия декларации о независимости США оставалось 122 года.

    Из возможных вариантов один (или два, если считать крымского хана сколько-то самостоятельной фигурой, а не вассалом турецкого султана) был совершенно диким. «Басурмане!» — так не толерантно, зато очень искренне оценивали казаки южных, с позволения сказать, партнеров. Ситуативно могли пойти с ними на соглашение, конечно. Но кратковременное и вызванное общими целями совершить набег. Глобально же цели и задачи турок и крымских татар были очевидны. Связать с ними судьбу? Никогда! Все усугублялось религиозным вопросом, что вполне понятно.

    Отголоски долгих лет кровавого соседства, резни, угонов в плен, между прочим, и по сей момент можно обнаружить в нашей повседневной жизни. В виде ночной страшилки. Ведь когда дети спать не хотят, а уставшие родители нет-нет, да и пуганут их бабайкой. Это абстрактное, уютное чудовище для домашнего пользования, но явно восточного происхождения. А в Крыму, даже сейчас, какая-нибудь татарская мама вполне может урезонить расшалившегося потомка, мол, если не уймется, его казак заберет. Не милиционер, заметьте, не просто чужой дядька, а казак. Что обозначает — русский.

    Евроинтеграция XVII века и Тишайший русский царь

    Да-да, именно русский. И Богдан Хмельницкий, и его казаки все, естественно, были русскими людьми, из южной ветви триединого большого народа. Вариант отправиться под флаги польского короля для них был столь же неприемлем, как и версия с мусульманскими наставниками и покровителями.

    Собственно, весь сыр бор разгорелся, а потом и привел к той самой знаменитой Переяславской Раде. Это произошло как раз из за произвола польской шляхты. Жутко же паны бесчинствовали! Уверен, об этом знают все, а не только обладатели аттестатов зрелости советского образца. Даже те, кто учился в уже упростившейся образовательной системе 90-х годов, тоже не смогли пройти мимо этого факта. Слишком уж он вопиющий. Гениальное литературное воплощение эпохи в гоголевском «Тарасе Бульбе» точно знакомо каждому. Хотя бы по фильму, но лучше по книге.

    Наверное, можно говорить, что перестань казаки Хмельницкого биться с польскими оккупантами, смирись они с западными магнатами, прими ксендзов и кровопийцев-арендаторов — это была бы некая версия европейской интеграции. С поправкой на время. Разве нет?

    Но одна маленькая деталь. Где Польша — там католицизм. Могли ли с этим спокойно жить казаки? Они воспринимали свою миссию защитников православия как высшую честь и награду. Отсюда и единственный выбор: отправляться под руку православного царя. Отсюда и Переяславская Рада, где украинского не было и ничего быть не могло в силу отсутствия искусственно созданного территориального формирования с соответствующим названием. Просто одна часть русских людей приняла подданство русского царя. Закономерный ход.

    Впрочем, это сказка скоро сказывается. И учебники истории просто читаются. Тогда-то первое посольство отправилось к царю, тогда-то второе, бояре приехали, присяга прозвучала. А процесс-то шел годы! Заметьте, средства коммуникации поскромнее нынешних были. А всякие политические хитросплетения, поди, даже и позаковыристей современных случались.

    Царю, скажем, Алексею Михайловичу Романову, принципиальное решение принимать пришлось. Это же только нам, потомкам не всегда благодарным и часто нерадивым, ложно кажется, что самодержцы только и ждали, чтобы кто-то к ним в казну запросился.

    Алексей Михайлович (Романов)

    Тоже, небось, бояре нудные попадались и с двойным дном, со своими замыслами бубнели в ухо: «Зачем, царь-батюшка, нам казаки, да земли эти? Мало ли у нас уже есть? Так еще Богдашка Хмельницкий смутьян, говорят, редкостный… Да и с поляками переругаемся до скончания веков… А поляки — это сила! И  потянет ли государство такую обузу? Ну мало ли, что они православные и за русский люд бьются… Может позже? Даст Бог, сынок твой Петруша в императоры выбьется, реформ наделает, вот тогда пусть и решает такие вопросы… Тебе ли, Тишайшему, да в такую бучу лезть».

    А царь поразмыслил и, с Божьей помощью, решил иначе. И принял под свое покровительство новых подданных. Начался совершенно новый виток истории. Которая и сегодня актуальна, телевизор включите, она там бурлит и пенится. Хотя хватает желающих ее перекроить под корявые лекала, так еще и чужие. Хмельницкий свой путь выбрал. Русский царь слово сказал. Уж как потомки с их наследием обойдутся, к им, потомкам-то, вопрос. К нам с вами, в смысле.

    Автор: Руслан Мармазов
    Включить уведомления в Вк
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    a
    Закрыть
    Читайте нас в Дзене