Лента новостей
Поиск
loop
Интервью
Политолог о России и США: все хотят урегулирования, но на своих условиях

Политолог о России и США: все хотят урегулирования, но на своих условиях

12:56  13 Января 2017
1271

Святенков о России и США: все хотят урегулирования, но на своих условиях

На первой пресс-конференции избранного президента США Дональда Трампа, как и ожидалось, значительная часть вопросов оказалась посвященной России. На них Трамп отвечал подчеркнуто аккуратно, явно избегая подбрасывать дровишки в костер российско-американской конфронтации. Можно сказать, что пресс-конференция нового американского президента оставила больше вопросов, чем ответов. Попытки экспертов прокомментировать заявления Трампа конкретики не добавили.

Чтобы разобраться в том, почему будущее российско-американских отношений в 2017 году даже сейчас окружает атмосфера неясности, Федеральное агентство новостей обратилось к политологу и журналисту Павлу Святенкову.

Выжидание и противоречия

— Павел Вячеславович, 2016 год многими в России вспоминается как нелегкий для России. Западные санкции, гражданская война на Украине, кампания против террористов в Сирии, продолжающееся охлаждение отношений между Москвой и Вашингтоном… Начало нового года и появление в Белом доме Дональда Трампа наполняют наших граждан надеждой на позитивное для России изменение политической ситуации. При этом предан забвению тот факт, что это тот самый господин, который на выборах 2008 года поддерживал русофоба Джона Маккейна. Который до второй половины 2016 года не раз заявлял, что его симпатии — на стороне Киева, а не Москвы, и что Штаты должны увеличить объем военных поставок режиму Петра Порошенко. Словом, российский тренд «Трамп — это наш парень!», как минимум, спорен. Какой вам видится политика Трампа в отношении России? Чего нам ждать от нового американского президента?

— Думаю, что Дональд Трамп, конечно, попытается договориться с Россией. Конфронтация сейчас не в интересах США. Трамп приходит с программой резкого усиления экономической мощи Штатов и американского статуса лидера Запада. Для этого ему надо бороться не с Россией, а, скорее, с Китаем. Причем бороться не в военном смысле этого слова, а в смысле получения более выгодных торговых условий, а также прекращения утечки производства и промышленных мощностей в Китай и Юго-Восточную Азию. Ведь Трамп неоднократно критиковал действующую модель торговых отношений США с Китаем, подчеркивая, что она более выгодна как раз последнему, а не Штатам. В связи со сказанным, для Трампа было бы выгодно примириться с Россией. Правда, тут же возникает вопрос: каков будет формат примирения? Мне кажется, что ответ на этот вопрос пока отсутствует.

— Ответ на данный вопрос отсутствует именно у Трампа или, по-вашему, его нет и у Москвы?

— Думаю, обе стороны в первую очередь банально выжидают. Давайте не будем забывать, что избранный президент США еще не обосновался в Белом доме. До 20 января там все еще «правит бал» Барак Обама. Пока он не покинет Овальный кабинет, ждать каких-то конкретных предложений от России к США и наоборот было бы странно. Тем более что позиция той американской администрации, которая сменит администрацию Обамы, для России пока недостаточно ясна. Судя по тем заявлениям, которые делают американские политики и которые прозвучали 11 января на пресс-конференции Трампа, американцы намерены вести себя по отношению к России жестко. С другой стороны, они хотели бы как-то договариваться. Но как совместить эти две стороны, американцы пока не знают. Противоречивые заявления Вашингтона вынуждают Москву занять выжидательную позицию.

— Какие противоречивые заявления вы имеете в виду?

— Например, на фоне риторики Трампа о том, что он «хотел бы поладить с Путиным», звучат американские заявления о желании поставить Украине летальное оружие. Получается, что Штаты готовы этим Россию шантажировать. Если американское летальное оружие появится на Украине, то, думаю, ни о каких договоренностях Вашингтона и Москвы рассуждать уже не придется.

Святенков о России и США: все хотят урегулирования, но на своих условиях

Насколько далеко готова зайти Россия

— Часть российского экспертного сообщества считает, что Трамп готовится заключить с нашей страной «большую сделку», в рамках которой Вашингтоном может быть ослаблен санкционный режим и сделаны уступки России на сирийском и украинском «поле» в обмен на дистанцирование РФ от Китая. Насколько, по-вашему, реальна такая сделка? Согласится ли Кремль «пожертвовать» Китаем в обмен на улучшение отношений со Штатами?

— Вопреки всем громким заявлениям, что КНР — это чуть ли не наш союзник, у России, на мой взгляд, особых отношений с Китаем нет. Поэтому я думаю, что жертвовать тут ничем не придется. Весь вопрос в другом: насколько далеко Россия будет готова зайти в деле улучшения отношений с США? То, что пока нам предлагается — «давайте вы отдадите Украине Донецк и Луганск, а мы на время забудем про Крым», совершенно Россию не мотивирует. Ведь Украина, получив контроль над территорией ДНР и ЛНР, немедленно учинит там геноцид, что совершенно неизбежно при нынешнем киевском режиме. Статус же Крыма и Севастополя останется неопределенным. То есть у Украины сохранятся как повод для провокаций, так и право требовать возврата себе крымских территорий. Такой формат «давайте мы вам все пообещаем, а вы все сдадите» Москву явно не устроит. Россия не забыла печальный опыт 90-х годов, когда наша страна в обмен на бессвязные обещания получила расширение НАТО на Восток. Сейчас мы на нечто подобное не пойдем еще и потому, что отступать нам уже просто некуда.

— Как, на ваш взгляд, ЕС будет строить свои отношения с Соединенными Штатами при Трампе? Будет ли нынешняя модель европейско-американских отношений пересмотрена Брюсселем в 2017 году?

— Не совсем понятно, что там можно пересматривать. Европа является, с военно-политической точки зрения, младшим партнером США, и я не вижу причин для изменения этого status quo. Европейцы не являются жесткой консолидированной силой, способной как-то противостоять США. Все попытки создания «Соединенных Штатов Европы» до сей поры терпели крах. Европейцы не могут самостоятельно диктовать Америке свою волю. Противостояние Соединенным Штатам, которое в свое время, при Шираке и Шредере, учинили Франция и Германия совместно с Россией, сейчас фактически сошло на нет.

— Почему вы так думаете?

— Помимо прочего, этому способствовало сильное ослабление Франции, вызванное полным переходом лидерства в ЕС к Германии. Плюс поражение референдума 2005 года, когда провалилась лоббируемая французами конституция ЕС. Это очень сильно ударило по престижу французских элит. Нынешний французский президент Франсуа Олланд совершенно не способен противостоять влиянию США. Окажется ли на это способен в случае своей победы Франсуа Фийон? В этом есть серьезные сомнения. Даже пара Фийон–Меркель — Ангела, как известно, останется у власти примерно до октября 2017 года со всеми шансами продлить свои полномочия на следующий срок — не сможет противостоять давлению Вашингтона.

Острый дефицит предложений

— Иными словами, у Европы нет шансов лишить Трампа лавров «правителя Западного мира»?

— Да, в своем современном состоянии ЕС не может претендовать на такое. Тем более что «Арабская весна», которую активно поддержали европейцы, миграционный кризис, кризис на Украине — все это создает уязвимые точки именно для ЕС, а не для Соединенных Штатов. Гражданская война на Украине у кого под боком? У ЕС! Арабская Северная Африка, дестабилизированная усилиями в том числе и европейцев, у кого под боком? Нестабильный режим Эрдогана у кого под боком? Война в Сирии у кого под боком? У ЕС!.. А не у Соединенных Штатов.

Читайте также: Майданизация планеты: от политики «без галстуков» — к политике «без масок»

Мы видим, что ЕС окаймляет настоящий пояс нестабильности. Причем его создание инициировано во многом усилиями самих европейских политиков. В этих условиях противостоять американцам ЕС не то что не сможет, но и не захочет. В том числе и потому, что американцы обеспечивают военную защиту Европы.

Святенков о России и США: все хотят урегулирования, но на своих условиях

— Многие российские аналитики с энтузиазмом ждут выборов во Франции и Германии, надеясь на приход к власти более лояльных Москве сил. Судя по вашей реплике о Фийоне, вы разделяете данный оптимизм?

— Главный вопрос: что мы можем предложить всем этим силам? Пока складывается ощущение, что у России в этом отношении нет идей. Мы хотим примириться с Западом? Хорошо. Как нам видится примирение? Как некое действие, в результате которого санкции отменяются, а цена на нефть снова взлетает до ста баксов? Вы же понимаете, что в современных условиях это просто невозможно. Россия не предлагает никакого сценария глобального урегулирования в регионе. Допустим, в Европе появляются лидеры, которые говорят: «Мы хотим мириться с Россией». Но одних лозунгов и благожелательности мало.

Читайте также: Трамп, ЕС, Сирия, ИГ и Украина: что год пришедший нам готовит?

В каком виде будет реализовываться примирение? На каких условиях? Если в формате «вы нам что-нибудь пообещаете, а мы вам в чем-нибудь уступим», то для России это неприемлемо. Это проигрыш. Если в каком-то другом формате, то… в каком?

— Получается, что 2017 год начинается в условиях острого дефицита политических предложений?

— Зато, по крайней мере понятно, с кем России придется в этом году в первую очередь договариваться. Это, конечно, администрация Трампа. Но и тут, повторюсь, мы опять упираемся в неясность формата каких-либо договоренностей.

— Многие считают, что основой для сближения позиций России и США могут стать общие действия против террористической организации, запрещенной в РФ, — «Исламского государства».

— Мы совместно воюем с ИГ? О’кей, что за это получает Россия? То, что Штаты закрывают глаза на Крым под российским флагом? Хорошо, но где гарантия, что в случае проигрыша Трампом следующих выборов новый американский президент не вспомнит про претензии к статусу Крыма? Все хотят урегулирования, но, грубо выражаясь, в «свой карман» и на своих условиях. Словом, наступивший год обещает быть очень непростым, с точки зрения политики.

— Для России?

— Для всех.

Андрей Союстов
Новости партнеров