Новороссия
​Око за око, зуб за зуб: как проходит обмен пленными на Украине
Общество
Две чакоанские мары прибыли из Екатеринбурга в Петербург
Следующая новость
Загрузка...

    ​Око за око, зуб за зуб: как проходит обмен пленными на Украине

    ​Око за око, зуб за зуб: как проходит обмен пленными на Украине

    Луганск, 11 января. Наиболее животрепещущая проблема в переговорах минского процесса — это обмен военнопленных по оговоренной формуле «всех на всех». Казалось бы, ничего сложного, однако и здесь стороны встречаются с массой трудностей. О проблемах в беседе с корреспондентом Федерального агентства новостей рассказал полпред ЛНР на переговорах в Минске Владислав Дейнего.

    Исходя из того, как обстоят дела, наиболее яркой фигурой на украинской стороне по части обмена военнопленными в последнее время была Надежда Савченко. Реальную позицию ее оценивать сложно, как утверждает Владислав Дейнего, ведь публичные высказывания — это одно, а то, как человек ведет диалог, — другое. Полпред акцентирует внимание на том, что в последнее время она пропала из поля зрения после очень активного периода в 2016 году, и теперь та, кто позиционирует себя борцом за Украину, пытается привлечь к себе внимание.

    «Из ПАСЕ ее убрали, из фракции Юлии Тимошенко либо она ушла, либо «ее ушли». Сложно сказать, хотя она была первым номером в списке Тимошенко. Там ее отношения складываются сложно, тем более с такими ярко выраженными амбициями. Так, попытки поднять или актуализировать вопрос обменов, к которым она прибегла в последнее время, выглядят достаточно натянуто», — считает он.

    Попытка обнародовать списки пленников, о которых заявила Савченко, тут же получила резко отрицательную оценку со стороны СБУ. Казалось бы, возможно, это очередной способ привлечь к себе внимание, но, как считает Владислав Дейнего, это, скорее, стремление сыграть на противоречиях.

    Владислав Дейнего

    «Савченко пытается показать, что она готова к сотрудничеству, как важно ей вернуть ребят из заключения домой, но нашлись паразиты, которые буквально связали ее по рукам и ногам. Будто она не виновата в том, что не может реализовать свои планы. Она же так этого хотела! А накапливание бонусов в глазах ветеранов так называемой АТО, которые находятся здесь на передовой, — это очередная попытка Надежды поднять свой рейтинг», — резюмировал он.

    Что касается принятой формулы обмена «всех на всех» — в украинской интерпретации, по мнению полпреда ЛНР на минских переговорах, это выглядит как «око за око, зуб за зуб», то есть стороны начинают торговаться о количестве людей: 2:1, 10:3 и так далее.

    «Самое главное, что всем понятно, — на той стороне удерживается людей больше, чем у нас. Причем у нас удерживаются только те, кого взяли прямо на поле боя, либо задержанные во время выполнения каких-то разведывательных действий на нашей территории, — говорит Дейнего. — По политическим мотивам и по убеждениям мы никого не задерживаем. Здесь люди имеют право на свое мнение до тех пор, пока оно остается при них, и они не занимаются подрывной деятельностью и агитацией. А на их стороне, достаточно неосторожно высказаться где-то в соцсетях или в очереди в магазине, и ты сразу же оказываешься под стражей».

    Действительно, многие из прибывших по обмену людей, были задержаны из-за политических убеждений, идущих вразрез с политикой официального Киева, и из-за открытых высказываний, чему неоднократно был свидетелем корреспондент ФАН. Таким образом, количество удерживаемых лиц в ЛНР и на Украине разнятся в десятки раз.

    «Это абсолютно бесперспективная попытка Украины — свести переговоры к торговле. Сейчас мы будем настаивать на необходимости обмена «всех на всех» хотя бы в том срезе, который сегодня подтвержден сторонами по уже переданным спискам, а это порядка 700 человек», — утверждает собеседник ФАН.

    Свою неготовность или нежелание проводить обмен пленными украинская сторона объясняет примерно так: «В отношении этого лица возбуждено уголовное дело, оно находится на этапе досудебного разбирательства/следствия/судебного следствия. Далее, находится в суде/на рассмотрении, и нужно произвести процессуальную чистку».

     Многие из прибывших по обмену людей, были задержаны из-за политических убеждений

    Однако отметим, что согласно протоколу по итогам встречи по реализации мирных предложений (1 сентября), или, как настаивал в свое время Петр Порошенко, чтобы в заголовке было написано «Мирных предложений президента Порошенко», людей должны были обменять по формуле «всех на всех» без дополнительных условий.

    «Так Киев все время выискивает какие-то предлоги, чтобы не обменивать пленных. А тех, кого они поймали на улице — им собственно и предъявить-то нечего, кроме неугодного мнения, разнящегося с позицией украинских властей. В отношении этих людей они дел не открывают, и передают их по обмену, но это не те люди, которые с оружием в руках попали в плен, — пояснил Дейнего. — А мы заинтересованы, прежде всего, в возвращении тех, кто защищал республику, потому что на ту сторону передаем реальных участников боевых действий или каких-то диверсионных групп. А с той стороны получаем зачастую случайных людей».

    Он привел яркий пример из февральского обмена 2015 года. Среди нескольких человек, освобожденных из плена, внимание полпреда ЛНР привлек один мужчина в спортивных тренировочных штанах, майке и сланцах — очень странная манера одежды как для холодных донбасских зим.

    «Мы его спрашиваем, мол, что за вид? Он говорит, как взяли меня, так и вернули, мол в огороде копал картошку, и тут начался обстрел, над головой летят снаряды. Снаряды летели далеко и высоко, поэтому он продолжил свое занятие. Потом у него зазвонил телефон, он начал говорить и не успел опомниться, как его схватили и обвинили в корректировке огня. Практически босиком человек к нам вернулся, хотя он не имеет отношения к военным событиям», — рассказал собеседник ФАН.

    ​Око за око, зуб за зуб: как проходит обмен пленными на Украине

    Не менее красочной была провокация на границе с Российской Федерацией, когда украинские военнослужащие выманили двух российских бойцов из Крыма. Они были из сержантского состава: прапорщик и сержант. Они договорились с кем-то на Украине, что им дадут документы о получении высшего образования, что, в свою очередь, будет для них «билетом» к повышению в должности и получению чина офицера. Их выманили под тем предлогом, что на пункт пропуска Чонгар принесут диплом, где пари должны рассчитаться за него и вернуться в обратно Крым. На КПП солдат захватили и сообщили всем, что взяли на украинской стороне российских военных.

    «Очень много случаев, когда человек по незнанию или недопониманию выезжает на ту сторону, и его там берут в плен, обвиняют в сотрудничестве с террористами. Один из случаев — это начальник из отдела управления образованием города Красный Луч, которая поехала навестить родственников на Украине. Ее задержали якобы за то, что женщина является сотрудником муниципальных органов на территории террористов, — вспоминает Дейнего. — Обвинили в сотрудничестве с террористами. Долгое время мы пытались вернуть ее домой».

    Примеров можно приводить массу: это и громкий случай с пожилым мужчиной по фамилии Потока, чья вина заключается лишь в том, что его сын служит в одной из республик; и дело украинского тележурналиста Руслана Коцабы, который просидел в СИЗО более года за то, что не стал сочинять басню о людях Донбасса по приезду в свою экстренную командировку.

    Так или иначе, информационная война играет немаловажную роль и на таких мероприятиях, как обмен военнопленными. Посмотрим, что принесет в республику грядущий год.

    Автор: Анастасия Вальдамирова