Закрыть
Весь мир
Израиль нанес авиаудары по шести целям в секторе Газа
Политика
Трамп, ЕС, Сирия, ИГ и Украина: что год пришедший нам готовит?
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Трамп, ЕС, Сирия, ИГ и Украина: что год пришедший нам готовит?

    16:38  10 Января 2017
    4035

    Трамп, ЕС, Сирия, ИГ и Украина: что год пришедший нам готовит?

    Эксперты Национальной разведки США, представившие на днях доклад «Глобальные тенденции: парадокс прогресса», пытаются убедить планету: ее ждут нелегкие годы. Мол, риски возникновения конфликтов между странами и внутри отдельных государств вырастут до «невиданного уровня» со времен окончания холодной войны.

    Мы не эксперты Нацразведки и заглядывать на пять лет вперед не решимся. Опять же, «своя рубашка ближе к телу». Поэтому посмотрим на те «грабли», которые поджидают Россию в 2017 году — в год Петуха. Зачем? Затем, что кто предупрежден — тот вооружен. Заранее зная, где можно упасть, самое время натаскать туда побольше соломки.

    И все-таки, ху из мистер Трамп?

    Рассмотрим, к примеру, фигуру избранного президента США Дональда Трампа и зашкаливающий «в среднем по больнице» рейтинг доверия россиян к нему. Понятно, что после Барака Обамы едва ли не всем в России хочется надеяться, что Трамп будет «своим парнем». Вынуждены напомнить — Трамп не наш. Трамп свой. В крайнем случае, американский. Действовать он будет исходя, в первую очередь, из своих интересов. Во вторую очередь — из американских. Учитывать интересы России Трамп, как всякий политик, тоже будет, но приоритетными они для него не станут никогда — не надо заниматься самообманом.

    Еще один момент, который не стоит забывать тем из граждан России, кто «уверовал» в Трампа. Это тот самый господин, который на выборах 2008 года поддерживал кандидата от Республиканской партии и ярого русофоба Джона Маккейна. Который до второй половины 2016 года не раз заявлял, что его симпатии — на стороне Киева, а не Москвы, и что Штаты должны увеличить объем военных поставок режиму Петра Порошенко.

    Трамп — бизнесмен-миллиардер, популист и демагог. Трамп для России — это не панацея от внешнеполитических проблем. Избрание его президентом США лишь открывает для России некоторое окно возможностей. Сможет ли Россия им воспользоваться — вопрос открытый. В конце концов, первый срок президентства известного чернокожего лауреата Нобелевской премии мира тоже начинался с больших надежд и «перезагрузки» российско-американских отношений…

    Что граждане России ждут от Трампа? Снятия санкций, уступок в сфере сирийской и украинской проблематики, сближения Москвы и Вашингтона, как минимум. Как максимум — признания Крыма российским и иных чудес. Фокус в том, что мировая политика во многом построена на банальном обмене. Мы знаем, что хотели бы получить от Трампа. Но что за это мы можем Трампу предложить, кроме тысяч лайков в соцсетях? Ориентируясь на его собственные заявления, можно сделать такой вывод: чуть ли не единственный «товар», который РФ может Трампу предложить, это... Китай. В смысле — наше дистанцирование от него. Готова ли Москва, провозгласившая «разворот на Восток», на такую жертву? Вряд ли. И это надо учитывать, ставя лайк под очередным высказыванием Трампа в твиттере.

    При всем при том, Трамп — бизнесмен. Он умеет договариваться. Но России придется приложить изрядные усилия, чтобы предложить Трампу нечто действительно для него ценное и при этом не поступиться собственными геополитическими интересами.

    Трамп, ЕС, Сирия, ИГ и Украина: что год пришедший нам готовит?

    Можно, конечно, удариться в конспирологию. Поверить все еще играющей по обамовским нотам американской прессе, которая утверждает, будто без участия российских хакеров победа Трампа не состоялась бы и что теперь «Дональд Кремлю обязан». Поверить в такое было бы лестно, но... не логично. Во-первых, потому что, как известно, оказанная услуга уже ничего не стоит. Во-вторых, российские хакеры, сумевшие повлиять на результаты президентских выборов в США, — это не только повод утопиться всем спецслужбам США, но и игра Кремля на грани фола, чреватая, в случае ее огласки, срывом российско-американских отношений в неконтролируемый штопор. Который может аукнуться миру и ядерным Армагеддоном.

    Верите ли вы, что высшее руководство России внезапно сошло с ума и дало санкцию на то, о чем сейчас бормочат Обама и ЦРУ? Мы — нет.

    Итак, модель построения российско-американских отношений при Дональде Трампе еще совершенно не ясна. Пожалуй, это проблема №1 для России в 2017 году.

    ЕС, Сирия и Россия

    Теперь возьмем другого глобального игрока на мировой арене — Евросоюз. Как ни странно, тут можно повесить табличку «No problem!». России в ЕС в новом году «ловить» будет особенно нечего, ибо ЕС будет занят собой, выборами в Германии и Франции, Брекзитом, проблематикой мигрантов и выстраиванием отношений с администрацией Трампа. Да и Брюсселю будет не до России. Отношения вряд ли станут ухудшаться, но уж точно не будут улучшаться.

    Следующие две серьезные внешнеполитические проблемы, с которыми нашей стране так или иначе придется разбираться в 2017 году, это, конечно, Сирия и Украина.

    Активное вмешательство России в сирийскую ситуацию полностью ее переформатировало. Москва изрядно проредила ряды «Исламского государства»1 (террористическая организация, запрещенная в РФ), стабилизировала положение режима Башара Асада и прочно «заякорилась» в Хмеймиме и Тартусе. Объявленное в связи с начавшимся 30 декабря перемирием сокращение российской группировки в Сирии, помимо прочего, означает очередную попытку Москвы максимально переложить ответственность за ведение боевых действий на Дамаск. Очередную, потому что 14 марта 2016 года Верховный Главнокомандующий ВС РФ Владимир Путин уже отдавал приказ о начале вывода «основной части» российской военной группировки с территории Сирии. Судя по последующим событиям, сделанный в середине марта вывод о том, что дальше Асад справится сам, оказался несколько преждевременным…

    Трамп, ЕС, Сирия, ИГ и Украина: что год пришедший нам готовит?

    Безусловно, к концу 2016 года была проделана большая «работа над ошибками». «Сирийский экспресс» перебросил в Тартус достаточно большое количество военной техники и боеприпасов для сирийской правительственной армии. Интенсифицировалась работа по обучению нашими военными советниками проасадовских вооруженных формирований. Но главное, было выиграно сражение, в рамках Сирии приравниваемое к Сталинградской битве, — сражение за Алеппо.

    Все это вместе, плюс смена первого лица в Белом доме, готовность сирийской оппозиции сесть за стол переговоров в Астане, очевидный отказ от былых амбициозных планов в отношении Сирии у Турции и менее очевидная, но несомненная трансформация политики Саудовской Аравии и Катара дают Москве шанс еще раз попробовать минимизировать свое участие в сирийской кампании. Если у России получится успешно «сделать шаг» из Сирии (про полный уход никто не заикается) на пике своих достижений, это принесет нашей стране много имиджевых, политических и экономических дивидендов. Получится ли это — неизвестно, но шанс на успех в начале 2017 года существенно выше, чем весной 2016-го.

    Война с ИГ1 после ИГ

    Еще один нюанс, на который как-то мало обращается внимания. Проект ИГ близок если не к коллапсу, то уж точно к кризису. Заявления Трампа не оставляет сомнений — он намерен воевать с исламистами не менее серьезно, чем это делает Москва. Практически все былые бенефициары «Исламского государства» по тем или иным причинам уже отвернулись от своих подопечных. Да, в ИГ продолжают идти неофиты. Да, атаки игиловцев-смертников не затихают. Но территория, контролируемая ИГ, неуклонно уменьшается. Само террористическое квазигосударство входит в фазу атомизации. Сколько еще оно сможет продержаться? При неизменности ныне существующих тенденций, аналитики дают ему год–полтора. А что дальше?

    Дальше уцелевшие исламисты начнут из-под руин ИГ разбегаться. Собственно, этот процесс фиксируется уже сейчас. Игиловцы перебираются из ставших совсем «горячими» Сирии и Ирака туда, где потише. Например, в Турцию. Многие оттуда двигаются дальше — в Европу. Считать, что эта «резидентура» ИГ в новых странах проживания внезапно проникнется идеями толерантности и пацифизма, значит ударяться в опасные фантазии. Смогут ли страны ЕС противостоять нарастающему потоку мигрантов-джихадистов? Или нас ждет эпоха хаотично разбросанных тут и там европейских вилайятов?..

    Трамп, ЕС, Сирия, ИГ и Украина: что год пришедший нам готовит?

    Россия, кстати, тоже оказывается в зоне риска. Отнюдь не всех граждан постсоветского пространства, подавшихся в боевики ИГ, получится «нейтрализовать» на Ближнем Востоке посредством БШУ. В какой-то момент эти люди решат вернуться домой. Для очень многих из них домом является Центральная Азия: Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан. Понятно, что стабильности данному региону массовое возвращение «туристов» из Сирии и Ирака отнюдь не прибавит.

    Читайте также: Идейные черепомерки: Роман Носиков о победе морали как варианте Конца Света

    Кроме того, тут же обострится вопрос транзита джихадистов через территорию Центральной Азии в Россию. Получить при желании паспорт, скажем, Киргизии с новым именем и фамилией особого труда не составляет и стоит достаточно дешево. В Бишкеке имеются ответственные лица, которые этим весьма успешно зарабатывают на жизнь. Заполучив паспорт, махнуть с этим документом в Россию, которая не требует от граждан Киргизии оформления виз, — вообще пара пустяков.

    Уже сейчас отечественные спецслужбы чуть ли не в еженедельном режиме докладывают о задержании членов очередной ячейки ИГ на территории РФ. Получится ли у силовых ведомств России поддерживать должный уровень безопасности внутри государства в условиях постепенного увеличения количества эмиссаров ИГ на нашей территории? Это еще один проблемный для России вопрос, о котором забывать ни в коем случае нельзя и которым с полным напряжением сил придется заниматься в 2017 году.

    «Украинский» сюжет и «грабли» внутренней политики

    Наконец, есть ведь еще и Украина — страна, постепенно теряющая свою государственность в состоянии гражданской войны. Она старается консолидировать свое население под знаменем воинственной русофобии и при этом порождает на западной границе России ситуацию хаоса и неопределенности.

    Все прежние попытки Москвы выстроить после Евромайдана какие-то отношения с Киевом закончились ничем. Минские соглашения, которые Украина с самого момента их появления открыто игнорировала, несколько снизили накал боев в Донбассе, но и только. Бесконечно самоустраняться от решения украинской проблемы Россия не может. Очевидно, что изменение политической конъюнктуры, вызванное в первую очередь появлением в Белом доме Трампа, дает Москве шанс изменить сложившийся в российско-украинских отношениях status quo.

    Что России нужно? Ей нужна федерализация Украины, уход с киевского политического Олимпа наиболее одиозных фигур, появление лояльного по отношению к России украинского правительства и прекращение войны в Донбассе. Как всегда, главная проблема в одном — что Россия может предложить взамен?

    Трамп, ЕС, Сирия, ИГ и Украина: что год пришедший нам готовит?

    Какой бы ответ на этот вопрос ни был найден, очевидно, что нас могут ожидать в 2017 году самые неожиданные повороты «украинского» сюжета. На это намекает не только недавнее признание (Дорогомиловским судом Москвы) Евромайдана государственным переворотом, но и внезапное заявление бывшего премьер-министра Украины Николая Азарова о возможном создании украинского правительства в изгнании. В любом случае, в «кармане» у России всегда остается такое крайнее средство, как признание ДНР и ЛНР.

    Читайте также: Михаил Ремизов об угрозах для России в 2017-м: Донбасс может полыхнуть

    Под занавес бегло перечислим те «грабли», которые в 2017 году придется убирать руководству нашего государства на внутрироссийском пространстве. К таковым стоит отнести продолжающееся «проседание» экономики, недостаточно высокую эффективность отдельных госкорпораций, сохраняющиеся проблемы с господдержкой среднего и малого бизнеса, а также высокие темпы расслоения населения по доходам. Иными словами, правительству придется уходить от уже ставшей привычной инерционной модели развития внутренней политики, не соответствующей современным вызовам и угрозам.

    Дополнительную актуальность изменению российской внутриполитической парадигмы должны придать грядущие в марте 2018 года президентские выборы, к которым Кремлю желательно прийти с заметными успехами на внутриполитических «фронтах», более существенными и масштабными, чем констатация факта отсутствия российского Майдана.

    Получится ли все это у Москвы? Справится ли с перечисленными проблемами Россия? Использует ли она открывшееся окно возможностей или год Петуха станет для нас годом упущенных шансов? Ответы на эти вопросы будут продемонстрированы довольно скоро. Мы с вами находимся, что называется, в первом ряду зрительного зала. Просмотр нового года начался. Поехали!..

    1 Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Андрей Союстов
    Включить уведомления в Вк
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    a
    Закрыть
    Читайте нас в Дзене