Поиск
Лента новостей
Закрыть
Россия
Юнармейцы Петербурга научились разбирать автоматы и варить кашу
Политика
России в 2017 году предстоит напряженная борьба, а не радости и фейерверки — политолог
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    России в 2017 году предстоит напряженная борьба, а не радости и фейерверки — политолог

    18:13  29 Декабря 2016
    1222

    России в 2017 году предстоит напряженная борьба, а не радости и фейерверки — политолог

    Корреспондент Федерального агентства новостей обсудил итоги уходящего года с известным российским политологом и публицистом Александром Нагорным.

    Александр Алексеевич, уходит в историю 2016 год, и его завершение отмечено тяжелыми для нас событиями такими, как убийство российского посла Андрея Карлова в Турции, а также авиакатастрофа близ Сочи. В эти дни принято подводить итоги и пытаться обозначить какие-то перспективы. Как бы вы охарактеризовали тот путь, который наша страна и весь мир прошли за этот год, какие важнейшие, на ваш взгляд, изменения произошли в России и на планете Земля: в идеологии, в политике, в экономике, в общественной жизни, — а также чего можно или следует ожидать в ближайшем будущем?

    — Главным в уходящем году был для меня растущий разрыв между теми внутренними социально-экономическими параметрами, в которых существует наша страна, и теми внешнеполитическими успехами, которых она достигла — достигла не только по свидетельству глобальных масс-медиа и представителей мировых элит, но и по факту. Я придаю такую важность этому разрыву, прежде всего потому, что такой парадокс создает объективные условия для социального конфликта, который будут дополнительно подогревать и из-за рубежа, и изнутри нашей страны, тем более — в год столетия революции 1917 года и в условиях наката «второй волны» глобального кризиса. Надо сказать, что масла в огонь подливают и наши западные партнёры, которые усиленно превращают «русского медведя» в какого-то тираннозавра, представляющего угрозу для всего человечества, преувеличивают нашу силу, наши возможности, — особенно наглядно это проявилось в связи с президентскими выборами в США.

    России в 2017 году предстоит напряженная борьба, а не радости и фейерверки — политолог

    Экс-госсекретарь США во второй администрации Билла Клинтона, небезызвестная Мадлен Олбрайт, на этот счёт недавно высказалась в полностью противоположном ключе, заявив, что «у Путина на руках плохие карты, но он достаточно грамотно их разыгрывает».

    — Олбрайт, поскольку она входит в систему Демократической партии США и тесно связана с кланом Клинтонов, просто не могла сказать о том, что «команда Обамы» пыталась разыграть против России еще худшие карты. Она фактически способствовала укреплению стратегического союза между Россией и Китаем. Она «накачала» Европу исламскими мигрантами из большого Ближнего Востока. Она обрушила мировые цены на нефть, снизив доходы не только России с Венесуэлой, но и своих арабских союзников из числа «нефтяных монархий» Ближнего Востока, не компенсировав им эти потери за счет победы в Сирии. Про Норвегию и «сланцевые» компании в США я уже не говорю. Она вызвала гнев Израиля и Саудовской Аравии, пойдя на соглашения с Ираном. Она попыталась — неудачно — устроить военный переворот в Турции, что привело Реджепа Эрдогана из лагеря врагов в лагерь квази-союзников Кремля.

    — То есть, по-вашему, всё происходящее это не заслуга Путина, а стечение обстоятельств?

    — Я такого не говорил. Ведь любыми обстоятельствами надо уметь воспользоваться и до любых обстоятельств надо, условно говоря, дожить, уметь оказаться в нужном месте в нужное время. Президент России не сдался под давлением «коллективного Запада» ни в 2014-м, ни в 2015-м, ни в 2016-м годах, страна под его руководством успешно держала «активную оборону» и внутри страны, и на международной арене. И, судя по всему, Путин трезво и объективно оценивает возможности нашей страны. 

    Обоснованы ли ожидания каких-то кардинальных перемен в американо-российских отношениях в связи со сменой президента США?

    — На мой взгляд, такие ожидания несколько завышены. Конечно, поражение Хиллари Клинтон предоставит нашей стране определенную и не слишком долгую «передышку» во времени. Конфронтация между Вашингтоном и Москвой вследствие победы республиканского кандидата не будет идти по экспоненте с быстрым выходом на грань полномасштабного военного конфликта. России будет предложен некий новый modus vivendi, в рамках которого США попытаются закрепить свои достижения последних лет на «восточноевропейском фронте» (включая Украину) и добиться уничтожения или максимального выхолащивания российско-китайского стратегического союза, который в перспективе является смертным приговором для глобальной американской гегемонии. Но России в расставленные «командой Трампа» на этом пути ловушки попадаться нельзя ни в коем случае.

    В этой связи весьма показательна недавняя статья Роберта Мерри под названием «Перестаньте дразнить русского медведя!», опубликованная в журнале National Interest, где Мерри является редактором отдела политики. Там прямо предлагается переформатирование «западной части постсоветского пространства» по конфессиональному признаку: мол, там, где большинство православного населения — пусть будет Россия, а где католики, униаты или протестанты — это уже не Россия, а Европа, это наше, западное… Понимаете, какой прецедент создается и как в этом свете выглядит работа разных протестантских, например, миссий на территории РФ? Если мы примем подобный формат — даже не соглашений, а переговоров, то завтра нам скажут, что и мусульманское население нашей страны — не Россия, и атеисты — не Россия, и буддисты — не Россия, и иудеи — не Россия, и язычники — тоже… Так сказать, по прецеденту. А ведь National Interest  — это не какой-то маргинальный листок, это, можно сказать, карманное издание Генри Киссинджера, который призван разработать для Трампа новый российский вектор в американской политике…

    Генри Киссинджер

    Неоднократно озвученная вами схема «тройной атаки» против России: с украинского, кавказского и среднеазиатского направлений, остаётся ли актуальной на 2017 год?

    — Она может быть активизирована в случае провала переговоров на американских условиях. Поэтому в интересах России — максимально продлить переговорный период. А значит, Сергею Лаврову предстоит много работы, в том числе и по линии прямых контактов с новым госсекретарем США Рексом Тиллерсоном, который представляет интересы не пищевой империи Heinz, как Джон Керри, за это прозванный «Кетчупом», а крупнейшего энергетического монстра ExxonMobil. Так что, говоря путинскими словами, мы тут помидорами уже не отделаемся… Правительство Трампа будет первым в истории США правительством миллиардеров, которые из сферы большого бизнеса перешли в сферу большой политики с целью добиться оптимального для своих интересов выхода из глобального системного кризиса. И, естественно, просто переформатировать глобальную структуру доминирования США в новых условиях.

    С какими еще опасными угрозами и вызовами, на ваш взгляд, предстоит нашей стране столкнуться в 2017 году?

    — Важно то, что этот год, год столетия двух русских революций, или даже одной революции, начавшейся в феврале 1917 года, фактически будет предвыборным годом, поскольку уже в начале следующего, 2018 года, должны состояться президентские выборы в России. Действующий президент, следуя сложившейся традиции, не комментирует возможность своего в них участия и сохранения власти на следующий шестилетний президентский срок, до 2024 года. На пресс-конференции 23 декабря 2016 года по данному поводу он сказал только то, что досрочные президентские выборы в нашей стране «возможны, но нецелесообразны». Конечно, уровень поддержки Владимира Путина российским обществом сейчас запредельно высок, и он не может снизиться настолько, чтобы любой его оппонент мог получить какие-то шансы стать «хозяином Кремля». Но, если не произойдет кардинального изменения социально-экономической ситуации в стране к лучшему, консенсус между властью и обществом может быть значительно ослаблен или даже разрушен.

    В целом можно сказать, что наступающий 2017-й год может оказаться для нас гораздо более тяжелым, чем уходящий, причем после незначительного и не слишком долгого облегчения в начале года, со второй половины всем нам придется столкнуться с нарастающим давлением и неопределенностью едва ли не по всем стратегически важным направлениям внутренней и внешней политики. Поэтому еще раз подчеркну: никакого головокружения от успехов — даже реальных, а тем более мнимых, — у нас быть не должно. Россия, наконец, должна взять на себя роль идеологического флагмана традиционно-консервативных ценностей, осуществлять наступательную политику в отношении профашистского антирусского режима в Киеве, как можно быстрее добиться урегулирования в Сирии и восстановления стратегических договоренностей с Западом, который при любых вариантах будет вести подрывную работу на нашей территории. Короче, России в 2017 году предстоит напряженная борьба, а не радости и фейерверки.

    Автор: Владимир Винников
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях